Новейшее похищение детей: последняя буква времени

GenZ вообще не суждено стать поколением в классическом смысле слова
Поколение Z
Обработка от Александра Воронина | Fitzroy Magazine

Родители привыкают всё пропускать мимо ушей
Рэй Брэдбери, “В урочный час”

Повод в очередной раз обратиться к поколенческой тематике очевиден. Но помимо него, к написанию данной статьи меня подтолкнули два обстоятельства. Точнее, два напоминания, которые мне сделали в ходе дружеского диспута.

Во-первых, недавно исполнилось 30 лет с даты первого издания книги Уильяма Штрауса и Нейла Хоува1 “Поколения”2. Тогда, в 1991 году, собственно, и появилось принятое ныне деление на величайшее и молчаливое поколения, на поколение бэби-бумеров, а также на последующие, последним из которых является “поколение “Родины””, или поколением Z. Это, конечно, не первый труд, в котором изучалась динамика поколений. Но на современный терминологический аппарат основное влияние оказала именно она.

Во-вторых, 4 года назад свет увидела моя статья “Люди Z и мир будущего”, вдохновлённая примерно теми же проблемами, которые горячо обсуждаются сегодня. В той статье я, честно сказать, решил “не заострять” и взглянуть на проблему самого молодого поколения через призму предрассудков других поколений.

С тех пор выяснилось, что дело куда серьёзнее банального футуршока, а классические представления теории поколений, сформулированные задолго до Штрауса и Хоува, дают более ясную картину происходящего, чем все последующие модные наслоения.

Иными словами, стало в целом понятно, как произошло новейшее “похищение детей”.

За каждой рациональной и иррациональной силой в человеческом обществе стоит социальный механизм, определяющий, где она должна проявиться и какие формы принять.

Карл Манхейм

Методологические уточнения

Уильям Штраус и Нейл Хоув, строго говоря, строили свою теорию исключительно для Америки, а также для той европейской истории, которая предшествовала истории США. Их ретроспективные во многом исследования охватывают период с 1433 года по наши дни. Они разбили этот временной промежуток на 7 циклов (периодов). Каждый период они разбили на четыре поколения с четырьмя повторяющимися архетипами — пророк, странник, герой и художник. Этим архетипам соответствуют четыре социальных контекста — подъём, пробуждение, спад и кризис. Первый и третий архетипы/поколения цикла доминантные, т.е. независимо мыслящие и формирующие эпоху. Второй и четвертый — рецессивные, играющие зависимую роль. Первый период был разбит на два последних архетипа, в итоге получилось 26 поколений, в точном соответствии с числом букв в английском алфавите3.

Новейший цикл, “Миллениум”, охватывает отрезок с 1943 (по годам рождения) и до наших дней. И хотя все предыдущие периоды с их “пробуждениями” и “кризисами” были исключительно англо-саксонскими, в отношении наиболее поздних поколений было объявлено, что они являются универсальными. Что понятно — к моменту выхода книги человечеству активно “продавали” глобализацию. Так что если уж миллениал, то миллениал везде — в США, Зимбабве, Японии и Индии. Причём со сходными социально-динамическими чертами и проблемами. Правильным ли было такое обобщение, я с позволения читателей обсуждать здесь не буду. Для нашего рассмотрения важно, что поколения XX–XXI веков считались сквозными, глобальными. Что во многом и определило лик глобализации.

“Миллениум” включает в себя по годам рождения:

  • Бэби-бумеров — годы рождения 1946–1964
  • Поколение Х — годы рождения 1965–1981
  • Поколение Y (миллениалы) — годы рождения 1982–1996
  • Поколение Z (GenZ, оно же поколение “Родины”4) — годы рождения 1997–2012

Для Штрауса и Хоува введённые ими временные рамки были очень важны. Однако даже ярые сторонники их учения указывали на то, что, во-первых, эти цифры весьма условны, а во-вторых, куда рельефнее теория выглядит на фоне конфликта родителей и детей. Конфликта, ярче всего проявляющегося через поколение. И тогда “люди Х” — родители GenZ. В таком случае поколение Z имеет года рождения примерно с 1992 по 2009, то есть его представителям сейчас от 12 до 29 лет. И в таком составе это идеальные клиенты Антифа и Black Lives Matter на Западе и “борцов с режимом” в России и Китае. И повсеместно это — пользователи Tik Tok.

Прежде, чем двинуться дальше, необходимо сделать ещё одно важное уточнение. Лишь в наше постмодернистское время работа Штрауса и Хоува воспринимается как фундаментальная. Классической она вовсе не является. В отличие от работ Карла Манхейма, первой из которых была статья, напечатанная в Германии в 1928 году, но получившая мировую известность в 1952-м после публикации на английском в сборнике “Эссе о социологии знания”5. Даже после выхода в свет работы Штрауса и Хоува труд Манхейма продолжали считать наиболее проработанным и последовательным.

Нейл Хоув и Уильям Штраус

Выдающийся британский социолог Джейн Пилчер, назвавшая теорию Манхейма “недооценённым наследием”6, излагала её суть так: на людей существенно влияет социально-историческая среда их молодости (в частности, заметные события, в которых они активно участвуют). На основе общего опыта возникают социальные когорты, которые, в свою очередь, влияют на события, формирующие дальнейшие поколения. Но для того, чтобы поколение состоялось, необходимо, чтобы на время взросления когорты пришлось значимое историческое событие — прорыв или кризис, — которое придаст поколению форму, “актуализует” его. В противном случае когорта подлинным поколением не становится.

Стоит отметить, что именно в труде Манхейма появилось обоснования так называемого разрыва поколений — generation gap. Это понятие эксплуатировалось более поздними исследователями. И именно с него своё изложение начали Штраус и Хоув.

Что ж, теперь мы можем двинуться дальше.

Бренды, ориентированные на Gen Z, должны выходить за рамки традиционной сегментации, конечным приоритетом всегда должно быть такое их выстраивание, которое позволяет развивать связи с молодёжной культурой, а не только организовывать её.

Грэг Уитт

Магия ложного слова “всегда”

Социально-психологические и политико-экономические проблемы, которые обнаружились сначала с так называемыми миллениалами, а затем в гораздо большей степени с поколением Z, подробно описаны в современной научной и популярной литературе и тысячи раз пересказаны в СМИ.

В развитом мире у новых поколений с научной достоверностью были обнаружены проблемы с взрослением и социальной ответственностью. Помимо прочего, молодые поколения меньше стремились к созиданию, приобретению собственности, отождествлением себя с какими-либо общественно значимыми задачами, а также всё меньшее значение придавали знанию. Тем более — опыту предыдущих поколений. Попутно заметно снижалась сексуальная активность и рос риск душевных психических заболеваний7.

Но это родителям жалко своих детей. А гуманитарная профессура и либеральные СМИ щедро лили масло в огонь. Они восхваляли миллениалов и GenZ, поощряли в них отрицание традиций и цивилизационной преемственности. Собственно говоря, отрицание цивилизации и отречение от отцов стали главными добродетелями новейшего времени. Апофеозом этого праздника непослушания стало появление Греты Тунберг. Этот “ребёнок с серьёзным лицом” скопом обвинил всех взрослых людей в том, что они жили настолько подло, что почти уже уничтожили весь мир.

В том, как популярная литература и пресса описывала проблемы миллениалов и GenZ, прослеживалась любопытная динамика. То, что поначалу маркировалось как объективная проблема, в которой неплохо было бы разобраться, затем стало “просто реальностью”, с которой надо “научиться жить”, а позже приобрело характер инвектив в адрес старших поколений. То есть сначала звучал призыв присмотреться к тревожной тенденции, а в конце — покаяться перед светлым новым поколением. Так безответственность стала мудростью, а распущенность — моралью.

Давили, само собой, не только и не столько на детей. Им как раз такой поворот не мог не понравиться ввиду особенностей неокрепших разума и психики. Воспитывать пытались их родителей. И тем, кто перевоспитанию поддавался плохо, подсунули старую, как мир, обманку — “так было всегда”.

Кто из нас не слышал отсылок к высказываниям древних об “испорченной молодежи”? Особенно в ходу цитата, приписываемая древнегреческому поэту Гесиоду о том, что, если и когда подрастающему поколению будут переданы бразды правления страной, тут-то стране и настанет конец. И ничего, мол, цивилизация не погибла…

Не стану тратить время уважаемых читателей на развенчание этого псевдо-аргумента. До меня это было не раз с блеском сделано. Отмечу лишь, что он сам по себе являет ярчайший пример безответственности обесценивания человеческого опыта — раз древние предупреждали о некой катастрофе, значит сегодня нам не стоит обращать на сходные предупреждения никакого внимания.

По классике. Покажите мне актуальность!

Как уже говорилось выше, одним из ключевых положений теории Карла Манхейма является утверждение о том, что для формирования полноценного поколения во время его взросления должно произойти некое значимое событие, в котором оно приняло участие. В интерпретации уже упомянутой Джейн Пилчер — недостаточно общности времени и совместного опыта во время взросления (так называемой поколенческой локализации). Общественное сознание и перспективы молодёжи существенно зависят от основных исторических событий данной эпохи. Именно они формируют то, что Манхейм назвал “поколением в актуальности”.

Ключевой момент тут заключается в том, что это крупное историческое событие должно не только произойти, но и вовлечь людей в их юном возрасте, таким образом, формируя их жизнь. Более поздние переживания будут осмысляться ими через этот ранний опыт. Простой хронологической одновременности недостаточно, чтобы произвести на свет новое общее поколенческое сознание, т.е. актуализовать поколение.

Конечно, возникает законный вопрос, что считать историческими событиями. К чести тех же Штрауса и Хоува, они не считают таковыми появление интернета, выпуск первого айфона, появление Snap Chat и Tik Tok или (для более ранних поколений цикла Миллениум) распространение доступного жилищного кредита и стремительное удешевление сотовой связи. Более или менее убедительно указано на контекст формирования поколения бэби-бумеров и предшествовавшего ему “молчаливого поколения”. Это Вторая мировая война, формирование двухполярного мира и Холодная война. А далее происходит нечто странное. Оказывается, главными факторами, определяющими поколение Х (родителей GenZ), являются “революция сознания” и противозачаточные средства, а поколение миллениалов — постмодернизм и культурные войны.

Карл Манхейм

Ещё больше “магические” циклы Штрауса и Хоува начинают сбоить на поколении Z, которое якобы сформировано экономическим кризисом 2007–2009 годов, угрозой терроризма и — это звучит особенно умильно — глобальным изменением климата. Более того, ни один социальный психолог в здравом уме не назовет миллениалов доминантным поколением, равно как и поколение X — рецессивным.

Если бы Штраус и Хоув (точнее, вся социологическая школа, выросшая на футурошоке стыка веков) были честны и последовательны, они бы уже в середине 2000-х поступили с двумя новейшими поколениями так же, как поступили с поколением “героев” цикла Гражданской войны8 — оставили вместо них пустые строчки, поскольку в обозначенном ими цикле Миллениум не было ни “героев”, ни “художников”. Хуже того, пустой пришлось бы оставить и следующую за ними первую строку нового цикла и сразу переходить к новому “потерянному поколению”. И то это было бы большой натяжкой.

С точки зрения учения Манхейма, само существование поколений Y и Z является нонсенсом. Последними двумя событиями, которые актуализовали поколения, были начало Холодной войны и её окончание. А значит, “иксеры” были последним подлинным поколением. Вся нынешняя экономика и система социальных отношений — плод их деятельности. Точно так же, как политика и технология — дело рук их отцов, а последняя величайшая победа над злом нацизма — дело рук их дедов.

А дальше ничего не происходило. Видимо, в этом всё и дело.

 

Глобализация и конец алфавита

Миллениалы и GenZ, может быть, и жили во время культурных войн и мирового финансового кризиса, но не переживали эти события и, тем более, не определяли их. А для поколения их родителей это были трудности, но никак не переломные моменты в жизни.

Миллениалы и тиктокеры так и не дождались своего определяющего исторического события. Но жажда его у молодежи осталась. И пока их родители отдувались после разгребания последствий постигшей двухполярный мир катастрофы, молодому поколению через таргетированные соцсети внушили, что прямо сейчас и произойдет всё самое главное. В США вместе с памятниками солдатам Гражданской войны и Отцов-Основателей рухнет “белая привилегия”, в Европу вместе с трансгендерами и мигрантами с Ближнего Востока придет “подлинное творчество”, а в России креативные и динамичные интернет-лидеры заменят скучных несменяемых коррупционеров, и тогда… Вот тогда заживём! Главное, и делать-то ничего по большому счёту не надо. Надо только согласиться с уничтожением нескольких “архаичных” сущностей — семьи, государства, Церкви и т.д.

Индустриальное строительство? Да ну! В Snap Chat сказано, что это для лохов. Прочесть Оруэлла? Не, в Tik Tok говорят, что читать книги — зашквар. Планировать своё будущее? Но так делали родители, а они, по словам Греты Тунберг, сотворили с планетой что-то не то.

Штраус и Хоув подверстали свою хронологическую шкалу под 26 поколений, видимо, неслучайно. На нынешнюю генерацию пришлась последняя, 26-я буква английского алфавита — Z. Дальше, как сказано в трудах классиков либерал-глобализма, истории нет. Нет катаклизмов и прорывов. Нет прогресса — только “устойчивое развитие”9, нет поколений — лишь “квалифицированные потребители”10.

Половина тех, кому сейчас от 12-ти до 30-ти, похищены отнюдь не “агентами будущего”. Они поглощены глобальным застоем, постепенно обрастающим характерными авторитарными и тоталитарными чертами. Станет ли этот застой доминантой нашего ближайшего будущего, всё ещё зависит от старших поколений.

Это ведь только в английском алфавите больше нет букв…

Дмитрий Дробницкий

Neil Howe. В русском языке существуют две транслитерации этой фамилии — “Хоув” и более поздняя “Хау”. С позволения читателей я буду пользоваться прочтением “Хоув”.

William Strauss, Neil Howe, Generations — The History of America’s Future, 1584-2069, William Morrow & Co., 1991.

В перечне поколений с 1433 года по наши дни одна строчка осталась незанятой. В цикле Гражданской войны отсутствует поколение “героев”. Поэтому сразу после “Позолоченного поколения” странников появляется “Прогрессивное поколение” художников. Штраус и Хоув изящно обыгрывают этот момент, ссылаясь на то, что для циклического спада попросту не хватил времени — сразу начался кризис в виде войны Севера и Юга. Так или иначе, всю хронологическую шкалу Штрауса и Хоува критиковали за то, что она слишком уж красиво ложится в 26 букв английского алфавита, так что последнее поколение обозначено литерой Z.

В англоязычном варианте — Homeland Generation. Когда была издана первая книга “Поколений”, о GenZ ещё речи не было. В дальнейших дополненных переизданиях (с 2003 г.) появился термин Homeland Generation, обозначающий поколение, растущее под присмотром Министерства внутренней безопасности США — US Department of Homeland Security. До поры до времени перевод на русский язык — поколение Родины (без кавычек) — был крайне неудачным. Всё изменилось в 2011 году, когда на экраны вышли первые эпизоды американского сериала Homeland, в русском варианте названного “Родина”. И тогда всё встало на свои места.

Mannheim, Karl. The Problem of Generations in Kecskemeti, Paul (ed.), Essays on the Sociology of Knowledge: Collected Works, Volume 5. New York: Routledge, 1952, p. 276–322.

Jane Pilcher. Mannheim’s Sociology of Generations: An Undervalued Legacy / British Journal of Surgery, vol. 45, Issue No.3, 1993.

7 См., например обзор Американской психологической ассоциации (APA) Stress in America 2021: January Stress Snapshot, APA, 2021. https://www.apa.org/news/press/releases/stress/index .

8 См. примечание 3.

9 Sustainable development (буквально — развитие, которое можно поддерживать). Достоверное авторство термина не установлено. В последние годы оно приватизировано Давосским экономическим форумом и международными организациями, на него равняющимися. В 2020 году сооснователем форума Клаусом Швабом была объявлена “Великая перезагрузка” мирового порядка. Необходима такая перезагрузка прежде всего в интересах устойчивого развития, т.е. обеспечения глобальной управляемости.

10 Изначально термин был узко специальным, относящимся к портфельным инвестициям. Однако сегодня он известен по высказыванию бывшего министра образования РФ А.А. Фурсенко, который на конференции молодёжного форума “Селигер-2007” заявил: “Недостатком советской системы образования была попытка формировать человека-творца, а сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других”.

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.9 24 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии