19695216223.1677ed0.5e7ee8b24e274332bc9d1fc593dd00ec

Нежёлтая подводная лодка с кокаином на борту

Субмарина — не роскошь, а средство доставки наркотиков

Недавно бравые испанские специалисты из Департамента по контролю за оборотом наркотиков привели в экстаз всю общественность Старого Света, объявив о перехвате многотонной кокаиновой посылки от южноамериканских наркопроизводителей европейским наркопотребителям. Повышенный интерес к факту у народонаселения континента вызвал не объём доставки (3 тысячи килограммов чистейшего кокса за раз) и не впечатляющая стоимость “гостинца” (чернорыночная цена — 100 миллионов евро), а средство транспортировки. Наркотики были доставлены к берегам испанской автономии Галисия субмариной.

Это первый случай, когда подводную лодку с наркотиками задержали в Европе, но, как выясняется, такой способ доставки порошка из Южной Америки в Испанию исправно работает уже больше десятка лет. Из источников, близких к Национальной полиции страны, в прессу просочились сведения о существовании, по меньшей мере, одного наркокурьера (находящегося уже длительное время под программой защиты свидетелей), который утверждает, что первая подлодка с наркотиками пересекла Атлантику ещё в 2006. 

Порошковая торпеда

У колумбийской наркомафии, контролирующей наибольшее количество плантаций коки в мире, всегда под боком был наиболее платежеспособный потребитель — США. Однако доставлять в Штаты “дурь” никогда не считалось простой задачей: автодороги и аэропорты жёстко контролировались американскими силовиками. Водный путь в таких условиях представлялся более результативным — на него ещё в середине прошлого века мафия и делала ставку. Перевозчики закупали самые современные надувные лодки, ставили на них максимально мощные моторы (как правило, два, но иногда больше) и… состязались в “гонках на выживание” с судами береговой охраны США. К концу 80-х годов в споре южноамериканских частных лиц и североамериканского государства победило второе: президент Рональд Рейган объявил делом чести Америки не противостояние с наркомафией, а достижение победы над ней. Рейган не поскупился на финансирование разработок и строительства быстроходных катеров для охотников за перевозчиками “белой смерти”. Наркоторговцы проиграли состязание в скорости, но даже не думали признавать своё поражение в войне в целом: они просто решили сменить среду деятельности, уйдя с поверхности воды в её глубину.

До использования субмарин кокаиновые картели дошли не сразу: поначалу инженерная мысль конструкторов транспортных средств сосредоточилась на  необитаемых и неуправляемых аппаратах, прозванных торпедами за внешние очертания, полностью повторяющие морской боеприпас. Торпеды были разной грузоподъёмности, чаще всего на них транспортировали от 1,5 до 3 тонн продукта. Начинённый кокаином снаряд не имел двигателей — его буксировала скромная рыбацкая шхуна. 

В операциях по доставке торпеды до места обычно задействовались три судна. Первым двигался корабль-разведчик, в задачу которого входил контроль обстановки и оповещение транспортировщика об опасности в случае появления судов береговой охраны. Получив сигнал тревоги, буксир в буквальном смысле прятал концы в воду, отцепляя торпеду, которая степенно шла ко дну. Когда стражи морских границ заканчивали проверку “рыбаков” и, ничего не найдя, отправлялись восвояси, в дело вступал третий корабль-член наркоэкспедиции. Он подавал команду на всплытие радиобую, прикреплённому к торпеде, подходил, ориентируясь на сигнал, к месту её погружения и вновь брал “сигару” на буксир. Путешествие продолжалось до места приёмки груза. Освобождённую от содержимого торпеду обратно не волокли — она обходилась перевозчикам в небольшие по сравнению со стоимостью содержимого деньги, так что тащить её обратно в Колумбию не было смысла.

Первую такую “сигару” обнаружили у берегов Флориды в 1988 году. Обычно наркокурьеры соблюдали правила конспирации и после разгрузки транспорта утягивали его на километры от берега, чтобы затопить в стороне от коммерческих и туристических маршрутов. Но кто-то, по всей видимости, однажды поленился это сделать и бросил торпеду чуть ли не на флоридском пляже. Катавшийся на доске по волнам сёрфер Иван Келлерманн практически споткнулся об этот “артефакт”. После чего погранцы и ныряльщики активно взялись за поиски подобных штуковин и начали находить торпеды из-под наркотиков на разных глубинах на приличном удалении от берега. В течение нескольких месяцев “улов” составил несколько десятков торпед, а в сети полиции попало больше сотни курьеров, которые, естественно, утверждали, что никакого отношения к транспортировке “дури” не имеют и вообще не знают, о чём речь. Но незнание, как известно, не освобождает.

Первые наркосубмарины, или подводный йети

Тогда же начала блуждать версия, что наркомафия использует управляемые подводные лодки для перевозки наркотиков. Долгое время некоторые юмористы в шутку называли наркосубмарины “снежным человеком”, дескать, “все об этом говорят, но никто никогда не видел”. Только в 2000 году ВМС Колумбии захватили первый образец такого транспортного средства: военные взяли его прямо на стапелях затерянной в джунглях самодеятельной верфи. 

В действии и с поличным (несколькими тоннами кокаина) первую наркоподлодку взяли в 2006 в исключительной экономической зоне Коста Рики, на расстоянии 166 км от её белоснежных пляжей. Но тогда и речи не было о трансатлантическом переходе. А тот подводный аппарат, что недавно добрался до Галисии, явно современнее и в технологическом смысле весьма продвинутый и вполне автономный (GPS, радар, эхолот, пеленгатор и прочие интересные вещицы) — инженеры, заглянувшие внутрь, пришли к выводу, что такая субмарина самостоятельно способна преодолеть до 8 тысяч километров. В конце же первого десятилетия 2000-х обойтись без кораблей сопровождения не получалось — лодке требовалось пополнять топливо, а экипажу — запасы воды и продовольствия. 

Наиболее полной информацией о криминальных субмаринах владеет служба морской безопасности США Joint Interagency Task Force South, расположенная на военно-морской базе в Ки-Уэсте (Флорида). Сотрудники этой службы ежедневно отслеживают всё надводное и подводное движение возле американских берегов, а также захватывают и акваторию близ Кубы, и часто в поле их зрения попадают “странные” подлодки, больше напоминающие неуклюжие корыта, нежели секретный транспорт.

Наркосубмарины делались из различного материала — от стали до стекловолокна (более сложные модели). Совсем уж кустарные образцы имели даже деревянные детали — для одноразовых посудин не имела значения ни долговечность корпуса, ни его эстетика, ни комфорт членов экипажа. Главной задачей было доплыть и довезти. Впрочем, даже кустарные модели требовали участия специалистов — гражданских инженеров и военных-подводников. От применения металла в конструкции отказались довольно быстро: он обладает слишком высокой волноотражающей способностью, и потому посудина заметна на радарах пограничников.

Современные подводные лодки для перевозки наркотиков

Современные наркоподлодки, хотя и не опускаются глубоко в пучину (большого давления пластиковые стенки не выдержат), но маскируются весьма эффективно: очертаниями и размерами они похожи на китов, а цвет корпуса у них таков, что на фоне воды не выделяется. 

Сотрудники Joint Interagency Task Force South смогли установить, что без дозаправки подобные аппараты могут пройти до 3 тысяч километров. Поэтому в случае плавания через Атлантику с ними должны время от времени контактировать дозаправщики. 

Постройка такого аппарата с нуля под ключ обходится в полтора миллиона долларов. Стоит ли заморачиваться возвратом транспорта, когда он перевёз товара на сотню миллионов? Проще затопить его.

Ещё в начале этого десятилетия Джей Бергман (Jay Bergman), региональный директор Управления по борьбе с наркотиками (DEA), заявлял, что поскольку подобные подводные наркокурьеры перестают быть единичной экзотикой и становятся массовым — причём, почти неуязвимым — явлением, спецслужбам различных стран надо объединять усилия, чтобы пресекать пути доставки наркотических грузов. 

Испанские эксперименты

Ноябрьское происшествие, когда в Испании поймали подводную лодку с 3 тоннами кокаина на борту, что называется, на горячем, стало первым инцидентом такого рода в Европе. Однако “не ловили” совсем не тождественно “не строили”. Испанские СМИ осторожно пишут, что ещё пятнадцать лет назад пиренейские Кулибины что-то такое конструировали, только при испытаниях самоделки, как правило, терпели неудачу. Но это были в основном журналистские версии — доказательной базы у правоохранителей не было. 

Но вот в 2011 году состоялся примечательный судебный процесс: полиции, наконец, удалось схватиться за ниточку, ведущую к “техническому” департаменту местной наркомафии, связанной с колумбийскими наркокартелями. В Гондомаре — одном из городков той же галисийской Понтеведры — была накрыта подпольная судоверфь, предназначенная для сбора подлодок. Следы к ней привели по чистой случайности. Капитан Гражданской гвардии Андалусии, проезжавший по дороге, заметил грузовик-трейлер со странным агрегатом в кузове — по силуэту похожим на небольшую подлодку, заботливо прикрытую чехлом, но с торчащим из-под него гребным винтом.

Андалусия, с её пляжами Коста-дель-Соль — испанский берег бескрайних финансовых возможностей олигархов всех мастей. Мало ли что тут перевозится! Хоть самолет, хоть флотилия батискафов — да что угодно, любой каприз за ваши деньги! Но субмарина в кузове была взята на контроль. И не зря. Следствие добралось до северных окраин Испании и нашло доказательства существования настоящих мастерских наркомафии, деятельность которых началась ещё в 2006 году (это дата, которую удалось доказать, а вообще эксперты считают, что скорее всего, раньше). На севере шла сборка посудин, а “порт приписки” находился в Андалусии, откуда удобнее всего пользоваться “африканской наркотропой” — всего-то Средиземное море пересечь. 

Однако наркомафия нацеливалась и на более сложный маршрут — через Атлантику в Южную Америку. Для этого в заливах Галисии, напоминающих скандинавские фьорды, проводились пробные “запуски” подлодок и батискафов, которые, правда, часто заканчивались полным фиаско. Например, в августе 2006 года возле островов Сиес был обнаружен брошенный батискаф. Его ранним утром засекли агенты Гражданской гвардии — из батискафа валил дым, моторы были заведены, но сам подводный аппарат был брошен экипажем незадолго до появления полиции. Весьма небольшой — всего 10 м в длину и 2 м 30 см в ширину, с вентиляционной трубкой, выведенной наружу. Он минимально был приспособлен для комфортабельных путешествий, но максимально — для перевозки наркоты: по оценке полиции, мог вмещать до 6 тонн кокаина, плюс баллоны с топливом — общим объёмом 4 650 литров. В то августовское утро батискаф под прикрытием лёгкого парусника должен был прибыть в конкретную точку координат в открытом море, где его поджидали колумбийские партнёры для передачи груза. Однако что-то пошло не так, и стыковка не состоялась.

Колумбийцы, финансирующие строительство этих подводных аппаратов, были крайне недовольны и, по сведениям полиции, сумевшей “разговорить” некоторых задержанных мафиози, поставили испанцев на счётчик — во всяком случае, потребовали вернуть кредиты.

Видимо, постоянный риск разоблачения и сложность работы верфей в Европе заставила международную наркосеть искать базы в менее щепетильных странах.  

В 2011 году было предъявлено обвинение семерым “сотрудникам” трансатлантической наркосети (некоторым — заочно, поскольку они так и не были пойманы). Максимальный срок — 13 лет, минимальный — 10. На скамье подсудимых оказались, в том числе, конструктор субмарины и владелец сарая, переделавший его под кустарную судоверфь, пилот лодки, а также механик. Примечательно, что во время сборки подлодки подельники приобрели парусник — именно он мог быть прикрытием для субмарин с малым погружением, надводным лоцманом и противорадарной “обманкой”. 

Испания — одно из трёх самых главных морских окон, через которые в Европу поступают наркотики. Причём преступные кланы, занимающиеся поставкой “дури” на континент, чётко соблюдают специализацию и раздел территории. Галисийские принимают товар (в первую очередь, кокаин) из Нового Света, андалузские — марихуану и гашиш из Африки (в основном из Марокко, отделённого от Испании 14-километровым Гибралтарским проливом). В Средиземноморье пока в ходу только быстроходные катера. А почему так — это уже совсем другая история. 

Владимир Добрынин

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Вход

Вступить в клуб