Мы живём в мире Хаксли, или Как сказку сделать былью

Выбор между опасной свободой и комфортным концлагерем
киберпанк
shutterstock

Конспиролог из меня так себе, хотя обвинения в комплотизме и советы надеть шапочку из фольги я слышу последнее время всё чаще. Мы тут все, вроде бы, здравомыслящие люди и не верим, что Земля плоская и покоится на спинах слонов, в свою очередь стоящих на великой черепахе, плывущей сквозь пространство и время, точно так же, как всерьёз не воспринимаем “Протоколы сионских мудрецов”; как не вполне доверяем и тому, что в 1947 году над Розуэллом разбилась летающая тарелка и злобная американская военщина разобрала несчастных пришельцев на запчасти; как сомневаемся, что вышки телефонной связи 5G могут повлиять на наше здоровье, хотя интернет уже давно повлиял на психическое состояние многих — ведь, как говорил Умберто Эко, “социальные сети дали голос легионам идиотов, которые раньше вещали лишь в барах после бокала вина и никому не вредили, зато теперь имеют то же право голоса, что и Нобелевский лауреат”.

Человек здравомыслящий всегда в первую очередь задаётся вопросом: is fecit cui prodest? И всё происходящее в мире кажется дурацкой и злой шуткой. Начиная от заявления ВОЗ о “пандемии” (спешу напомнить, что слово это греческое и означает “весь народ” — то есть больны все, к чему мы, собственно, в итоге, по желанию этой славной организации якобы и пришли, но в марте 2020 года это звучало насмешкой: семь заразившихся во Франции, двое — в Москве и т.д.) и до так до сих пор и не определённого эпидемиологического порога, который для всех коронавирусов, как острых респираторных заболеваний, всегда составлял 20%. Ну, по крайней мере, во всех медицинских учебниках обозначена именно эта цифра, и глупо было бы им не верить.

По крайней мере, до прошлого года, когда всё неожиданным образом переменилось, и “нужды общества” стали главнее “нужд человека”, разом нарушив и Конституции многих стран, и важные для каждого верующего положения Тридентского собора о преобладании индивидуума над обществом, и незыблемую с 1948 года Декларацию Прав Человека, принятую Лигой Наций сразу после Второй мировой и гласившую, что “все люди рождаются равными и свободными, наделёнными разумом и совестью, и должны поступать в отношении друг друга в духе братства”, но которую под “пандемийный” шумок во Франции отмотали к послереволюционной версии 1789 года, заменив последнюю часть фразы на “социальные различия могут быть основаны только на общей полезности”. И мне даже лестно, что Декларацию прав человека первыми приняли французы, но уж если возвращать всё на свои места, то нужно вновь ввести в обращение и мой любимый, 14-й, пункт этой самой Декларации, согласно которому “все граждане лично или через представителя могут удостовериться в необходимости общественного взноса (налога), свободно соглашаться на него, контролировать и определять пропорцию, размер, базу, возмещение и продолжительность оного”. А то иначе как-то однобоко выходит — социальная сегрегация уже существует, а налоги мы всё равно платим, несмотря ни на что.

И вы могли бы возразить, что человек — животное социальное и должно подчиняться правилам общества, но хочу напомнить, что даже наше второе, после Пушкина, по значимости “всё”, Лев Николаич Толстой, утверждал, что без принятия индивидуума как отдельной единицы “мы бы тем самым уничтожили самое понятие о человеке, которое мы рассматриваем”. Да и идеалист Бердяев, чья философия основана была, разумеется, на трудах древнегреческих философов, но которого от нас отделяют не тысячелетия, как от Платона, и не столетия, как от Шопенгаэура, а всего лишь десятилетия — утверждал, что “личность не есть часть общества, а общество есть часть личности”.

Но однажды утром мы вдруг проснулись в стандартизированном Мировом Государстве, о котором писал Олдос Хаксли, где “Общность, Одинаковость и Стабильность” стали превыше “Свободы, Равенства и Братства”. А основополагающим концептом оказалось “Каждый принадлежит остальным”.
То есть, началось всё, конечно, с инклюзивности — инклюзивного образования, инклюзивного найма, инклюзивного мира, где все должны быть одинаковыми вне зависимости от их физических и ментальных возможностей. Усреднённый мир — давняя мечта утопистов: что Томаса Мора, что Макиавелли, что Кампанеллы. Почувствуйте разницу между “равным” и “одинаковым” и полюбопытствуйте, кто первым начал принимать на работу в (тогда ещё свою) компанию Майкрософт людей с ментальными отклонениями за ту же зарплату, что и выдающихся выпускников Кембриджа, скажем.

И если вы полагаете, что все в мире “инклюзивные” люди как один похожи на героев “Человека дождя” или “Восхода Меркурия”, то сильно заблуждаетесь. Посмотрите хотя бы на безумную девочку Грету Тунберг, которая, по утверждению её матери, “видит углекислый газ невооружённым взглядом” и ратует за спасение планеты от парниковых газов посредством уничтожения сельскохозяйственных животных и машин, ни малейшего внимания не уделяя ни пластику, ни атомным электростанциям.

Как заблуждаетесь и по поводу того, что “гендерное равенство” в его теперешнем состоянии подразумевает лишь равенство мужчин и женщин. “Гендеров” на сегодняшний день — спасибо другому радетелю за одинаковость — больше семидесяти, и их количество неуклонно растёт. По сути, мы оказались в мире, где психические отклонения принимаются одинаково с нормальностью, но где собственно нормальность вытесняется усиленно навязываемой эмпатией. Всего-то с десяток лет понадобилось, чтобы человечество изо всех сил начало заботиться о неведомых старушках, на которых ему до этого было глубоко плевать. При этом всех несогласных стали подвергать обструкции и исключать из “общности одинаковых и стабильных людей”.

Киберпанк

shutterstock

В какой-то момент включился ещё один принцип Мирового Государства Хаксли: “История — это чушь”. Сегрегация, шовинизм и уничтожение неугодных, так пугавшие человечество после окончания Второй Мировой, вновь вернулись на свое место, но теперь уже в куда более глобальном масштабе. Труды философов Средневековья и Древнего Мира были заменены псевдофилософией Юваля Харари и Нассима Талеба, которые, вроде бы, и за либерализм, но за либерализм выборочный, сепаратистский, левацкий, с кнутом, а не пряником — за так называемое “принуждение к миру”, а не к его многообразию, уверенных, что войны на земле закончатся, если никто не будет выделяться из серой массы ни умом, ни сообразительностью, ни, упаси боже, амбициями.

Дивный новый мир, задуманный теми, кто всё-таки читал и Хаксли, и Оруэлла, и даже Замятина, а не только Харари и Талеба, начал воплощаться в жизнь благодаря “неведомой болезни”. Ну, как неведомой… Институт Джонса Хопкинса ещё в 2017-м выложил в свободный доступ данные и про неё, ещё даже не появившуюся, и про вакцины от неё, и про варианты (штаммы) от Альфы до Омеги, и про то, что будет после — аж до 2028 года. Так что, возвращаясь к вопросу конспирологии и cui prodest? — достаточно лишь взглянуть на список спонсоров этого богоугодного учреждения.

Намедни я беседовала с неангажированным, вроде бы, французским врачом, которому задала резонный вопрос: “Откуда такое желание срочно всем сделать вакцину, которая в данный момент даже не прошла всех стадий испытаний, сейчас находится в 3-й фазе, а впереди ещё фаза исследований и одобрения?” Я не стала спрашивать, как так случилось, что вакцины на основе мРНК или пептидов никогда прежде не были одобрены и ни одни из их клинических испытаний никогда не завершались успехом — я, человек въедливый, ещё в январе узнала из ежегодного обращения одного всем известного Фонда, который неожиданно переключился с компьютерных программ на облагодетельствование мира прививками, что для “ускорения процесса исследований, которые в иные годы занимали десятилетия”, всего-то и понадобилось, что несколько миллионов твёрдоконвертируемых зелёных американских президентов. Вопрос мой был прост:

Что за паника, если эта болезнь и смертность от неё несоизмерима со смертностью от сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний. Ведь цифры находятся в свободном доступе — от инфарктов и инсультов в мире ежегодно умирают 18 млн человек, от рака — 11,2 млн, от голода — более 7 млн, а от одного сезонного гриппа скончались в 2019-м (ещё до того, как он неожиданно куда-то пропал) 2,56 млн? Так почему страшной пандемией объявили болезнь, от которой, по данным ВОЗ, даже при натягивании всех сов на все глобусы мира, к 31 декабря 2020 года отбыли, большей частью из-за неправильного лечения, на тот свет 1,88 млн человек (да, на сегодняшний день, за 19 месяцев, уже 4 млн, но статистика считает годами)?

На что мне ответили довольно просто: “Панику подняли СМИ”.
Но как же так — удивилась я — моего старого приятеля из Le Figaro, пытавшегося писать о закрытых отделениях гематологии и онкологии, о внутрибольничных инфекциях и многочисленных судебных исках, поданных теми, чьи покойные родственники были записаны в ковидники без возможности с ними нормально попрощаться, вызвал главред и попросил “умерить пыл”, дабы ненароком не остаться за дверями этого солидного и старого издания.

Врач подумал, махом опустошил бокал вина и сказал: “Не прошедшие все фазы исследования вакцины пустили в массовое использование, как EUA, средство экстренного использования, чтобы успокоить людей, истерику среди которых создали именно СМИ”.

И вот мы подошли к третьей основе Мирового Государства Хаксли:
Сомы грамм — и нету драм. Лучше полграмма, чем ругань и драма”.
Сома у Хаксли — неизвестное, предположительно наркотическое вещество, которое должен регулярно принимать каждый гражданин Мирового Государства. Оно даёт возможность не переживать из-за будущего. А будущее в новом дивном мире — предельно просто: ты живёшь хорошо и без забот, но очень недолго. Лет до сорока, потому что когнитивные функции начинают слабеть, и ты становишься не нужен идеальному обществу. Как не нужны и “дикари”, отказавшиеся от глобального мироустройства и живущие в Заоградье без доступа к цивилизации и медицине.

Киберпанк. Автор: frm46

Автор: frm46

Как уже стало понятно из опыта почти полностью привитых Израиля и Великобритании, вакцины не спасают от новой болезни, а подчас и убивают быстрее неё — достаточно лишь почитать отчеты EMA, Европейского агентства медикаментов, — зато успокаивают не интересующиеся ничем умы, для которых умы заинтересованные за последние несколько лет превратили Здоровье и ЗОЖ в новый религиозный культ, отметая всё остальное — “ненужное и наносное”. Ненужным и наносным оказалось многое, включая образование.

Надо сказать, что в идеальном мире Хаксли нет литературы и искусства, потому что “многие знания — многие печали”, нет музыки, кроме синтетической, нет спорта, кроме электронного, и нет кино, кроме “синоощущалок”, фильмов с примитивным сюжетом, не напрягающих мозг человека будущего. Нет-нет, я ни на что не намекаю, но вспомните хоть один действительно знаковый фильм или музыкальное явление за последние несколько лет. Мне вот остаётся лишь развести руками.

И даже проблем с синтетической едой, описанной Хаксли, в сегодняшнем мире больше нет — её выращивают в пробирке уже даже не из сои, что так удовлетворяло бы мечты всех веганов, но из… человеческих клеток, что, согласно заявлениям компаний Good Meat, Beyond Beef и Ouraboros — лидеров в разработке “мяса из пробирки”, не является каннибализмом, а лишь инновацией на пути решения проблемы мирового голода. Угадайте, кто поборник и главный спонсор этого “продукта” прекрасного будущего, заявивший, что “конечно, 80 самых беднейших стран на Земле не будут иметь доступа к синтетическому мясу, но я уверен, что все богатые, и даже среднего достатка, страны должны перейти на 100% его использование. А к вкусовой разнице, в итоге, можно и привыкнуть…”?

А теперь о главном: divide et impera, “разделяй и властвуй” — фразе, приписываемой то Юлию Цезарю, то даже Людовику XI.

Не секрет, что за время искусственно созданной истерии богатые стали заоблачно богаче, бедные — катастрофически беднее, а средний класс был стёрт с лица Земли, как бы он ещё ни старался ухватиться за остатки своей привычной жизни. И тут на сцену выходит — нет, не его величество Случай — а то, что психиатры уже долгие годы называют “стокгольмским синдромом”: часть людей приняло правила игры нового мироустройства по разным причинам — от страха ли, от убеждённости ли, что богатый не может быть неправ, от усталости ли. И хотя многие утверждают, что сработало банальное желание человека подчиняться сильному, я бы сказала, что психологическое давление, так подробно описанное Фрейдом и состоящее из строгих запретов и маленьких поблажек, чередующихся бесконечное количество раз, породило у большей части человечества “идентификацию с агрессором” — бессознательный переход на сторону того, кто тебя мучает и угрожает твоей безопасности, проецируя его роль на самого себя. Отсюда и запредельно невозможное на протяжении семи десятилетий, прошедших с окончания Великой Войны “привейтесь, идиоты” и “вас надо в лагеря отправить и насильно вакцинировать”, и, собственно, решения правительств многих стран об обязательной вакцинации и введении так называемых “паспортов здоровья”, сегрегирующих людей по медицинскому показаниям, уничтожающих сам принцип тысячелетиями хранимой, как святой Грааль, врачебной тайны и провоцирующих так подробно описанное Замятиным и Оруэллом, но, казалось, уже забытое, доносительство и стукачество ради собственного эфемерного “удобства”, которое закончится ровно в тот момент, когда вы перестанете быть нужны Новому Дивному миру.

Вспомните хотя бы, что впервые доклад о перенаселённости планеты и её небесконечных ресурсах, “Пределы роста”, Limits to Growth, был озвучен на заседании Римского Клуба ещё в 1972 году, и эту идею подхватил и тот самый, так любимый поколениями молодых леваков, Харари, и не менее левый, но сильно пожилой, Жак Аттали, и даже гениальный Курт Воннегут, однажды заявивший: “Я — за Золотой миллиард, даже если я в него не попаду”.

Так что же я? Я, пожалуй, как тот Дикарь у Хаксли, скажу: “Мне не нужно удобств. Я хочу Бога, хочу свободу, и добро, и грех”. И, возможно, поступлю ровно, как он…

Юлия Нейо

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.5 10 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
2 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии