Котельничский палеонтологический музей

Там, где охотились диногоргоны
Тарбозавр
Тарбозавр

Как и было обещано в предыдущей статье, мы продолжим рассказ об одном из несправедливо забытых уникальных музеев России — Котельничском палеонтологическом, а также о его окрестностях, где сосредоточено одно из крупнейших открытых на планете местонахождений фауны Пермского периода возрастом 260-250 миллионов лет. Второе подобное местонахождение находится на плато Кару в Южноафриканской республике, ехать туда далеко и долго, сохранность ископаемых окаменелостей куда хуже, чем у нас, а собственного музея и вовсе нету — все интересные находки давно перевезены в Британский музей в Лондоне. 

Хотелось бы напомнить, что четверть миллиарда лет — это, на минуточку, два с половиной миллиона веков или двести пятьдесят тысяч тысячелетий.  Срок, который почти невозможно охватить человеческим разумом. Вечность. И тем не менее, фрагмент этой вечности прекрасно сохранился на берегах современной реки Вятка, там, где в дремучем прошлом бурлил могучий поток, стекавший с молодых Уральских гор. 

Поскольку Европа — да что Европа! практически весь мир! — в результате коронавирусных ограничений оказались наглухо закрыты, стало понятно, что пресловутое “развитие внутреннего туризма” по России становится не желаемой абстракцией, а вынужденной реальностью. Не вижу в этом ровным счётом ничего плохого, вовсе наоборот — территории огромны, малоизучены, а главное, в стране можно найти уйму всего интересного. В прежние времена поездка в Котельнич только ради ископаемой пермской фауны выглядела бы, как минимум, эксцентрично, да и откладывалась бы годами только потому, что “всегда успею, парейазавры там столько миллионов лет пролежали, ещё немного подождут, никуда не денутся”.  

И тут вдруг — идеальное стечение обстоятельств! Границы закрыты, у всех желающих поучаствовать в заезде (нас оказалось трое) выдалась свободная неделя, погода летом стояла отличная, машина в наличии. Внутренний туризм? Прекрасно, давайте прокатимся по Россиюшке, оценим качество дорог, сервиса, общепита — а заодно нанесём визит к древним зверюгам, жившим в эпоху, когда динозавры существовали разве что в виде эскизного проекта, валяющегося на дальней полке Небесной канцелярии.

От Москвы до Кирова почти ровно тысяча километров. Мы решили не торопиться, встать на ночь в Костроме и заодно погулять по городу, затем двигаться дальше. В интернете нас стращали “ужасными дорогами” на отрезке Кострома-Мантурово-Шарья, но в действительности мы встретили неудобный (просто неудобный, но никак не “ужасный”!) десятикилометровый участок за Судиславлем, поскольку там шло строительство дороги, а далее началась идеальная двухполосная новенькая трасса, упиравшаяся в Кировскую область в районе Поназырево. Тут я приготовился к худшему, поскольку 15 лет назад довелось проезжать машиной по вятским просторам в сторону Екатеринбурга и дороги Кировской области тогда представляли из себя весьма условные “направления”, которые даже “жуткими” назвать сложно — это были не дороги, а воплощённый ночной кошмар. Но и тут было совершено важное географическое открытие, сделавшее бы честь Фернану Магеллану: дороги в этом регионе ничуть не хуже, чем в Подмосковье. Трасса Р-176 “Вятка” направлением Чебоксары-Киров-Сыктывкар оказалась выше любых похвал — так что, если соберётесь по нашим следам, ничего не бойтесь! 

Следующим утром, после ночевки в Кирове мы собрались в райцентр Котельнич (расстояние 120 км), где и находятся искомые ящеры. Навигатор показал старое расположение музея, однако на месте выяснилось, что он переехал в другое, более просторное помещение — слово “просторное” тут звучит не слишком уместно, поскольку под экспозицию отдан всего лишь первый этаж жилого дома хрущёвской постройки. Если это “просторное”, то что же было раньше, спрашивается? Однако же ценность не в размерах, а в том, что скрывает сокровищница. 

На страницах журнала нет смысла читать продолжительную лекцию о фауне Пермского периода, достаточно сказать, что обитавшие в районе нынешнего Котельнича животные были в своём роде частью гигантского эволюционного “эксперимента”, разворачивавшегося в ту эпоху. Впрочем, термин “эксперимент” тоже не совсем корректен: эволюция развивается в соответствии с внешними условиями и изменениями окружающей среды, однако именно в Перми появилось немалое количество крайне “странных” существ, среди которых котельничские парейазавры, — больше похожие на помесь черепахи с огромной жабой, — далеко не самые выдающиеся.  Экстравагантность внешнего облика пермской фауны диктовалась множеством природных причин: другие состав и плотность атмосферы, другой температурный режим, возможно, другая гравитация на уровне поверхности Земли, другой уровень солнечного излучения и так далее по множеству позиций. Это был принципиально иной мир, о котором нельзя судить с современной точки зрения — Пермь вовсе не “черновик современности”, впоследствии смятый и уничтоженный, тогдашние существа обязаны были соответствовать условиям, в которых современный человек вряд ли выжил бы. 

Возьмём хотя бы диметродона — род хищных синапсид (сиречь родичей млекопитающих и нас с вами) живших примерно в те самые времена. Он смахивал на громадную (до четырёх метров) ящерицу, имевшую в отличие от рептилий резцы и клыки, а заодно и “парус” из натянутой на выросты спинных позвонков кожи. Почему-то наши отдалённые кузены синапсиды в те времена начали очень интересоваться тематикой теплообмена, которая по умолчанию ставила их в более выигрышное положение. Парус на спине — одна из первых попыток синапсид не ждать милостей от природы, а научиться самостоятельно регулировать температуру тела. Теоретические расчёты показывают, что 200-килограммовый хладнокровный диметродон разогревался бы без паруса с 26°C до 32°C за 205 минут, а подставив солнцу парус — за 80 минут.  Благодаря вертикальному положению паруса он мог использовать самые ранние утренние часы, пока остальные ещё не очухались, и быстренько бежать искать обед — то есть не успевших нагреться и не ставших активными беспарусных тварей. 

Но диметродон — хищник, ему положено быстро бегать и быть шустрее ленивых и медленных травоядных. Тем не менее аналогичную технологию “изобрёл” вполне мирный эстеменнозух, отрастив на голове несколько пар “рожек” замысловатой формы. Будучи размерами с упитанного борова, эстеменнозухи плескались в болотцах, питались растительной пищей и — возможно — падалью. “Рожки” же использовались как солнечная батарея. Ночью холодно, теплокровность — дело очень отдалённого будущего, а эстеменнозух отрастил себе радиатор на голове: рожки покрывала густая сеть сосудов. Едва солнце взошло, высовываешь из травы харю, ждёшь час-полтора, кровь нагревается, и беги себе кушать. Или удирай от хищника. 

Прозвучит удивительно, но в Перми появились и свои “котики” — диногоргоны, существа, которые почти совершенно не отличались от нынешних хищных кошек ни манерой поведения, ни “вооружением”. В Котельничском музее можно увидеть их окаменелости. Мысленно скрестите кошку и ящерицу — получится диногоргон, причём он опять же не рептилия, а родственник хомо сапиенс: может быть в каждом из нас есть какое-то количество генов, унаследованных от диногоргонов. Как у всякого котика, у диногоргона были лапки с когтями, чтобы далеко и точно прыгать, хвост как балансир и клыки-сабли, которыми он мог взломать любую чешую и панцирь травоядных. Кроме того, в отличие от парейазавров или эстеменнозухов, много ума не наживших, диногоргоны были сообразительные и обладали куда лучшей реакцией — как хищнику и положено. 

1 фото: эстеменнозух
2 фото: диногоргон и парейазавр
3 фото: диметродон с парусом

Очень жаль, но самые первые котики в истории стремительно вымерли вместе с абсолютным большинством (73% всех позвоночных!) видов Пермского периода после грандиозной глобальной катастрофы, расчистившей дорогу динозаврам — предположительно, 250,9 миллионов лет назад Землю поразил гигантский астероид, распавшийся при падении на три части — первый, самый большой обломок упал в Антарктиде (кратер Земли Уилкса), второй в Тихом океане, а третий на юге современного Китая. Одновременно с этим в Сибири начался массированный выброс магмы, лавовые поля заняли пространства от Урала до Якутска, жизнь на планете повисла на волоске, но… 

Но всё как-то обошлось. Правда, исчезновение животных Перми остановило бурно развивавшиеся эволюционные процессы среди синапсид, а чудом выжившие наши прямые предки оказались задвинуты на третий план начавшими небывалый подъём к глобальному доминированию динозаврами. Впрочем, мы, синапсиды, нынче живы-здоровы, а где сейчас те динозавры?..

Споров нет, Котельничский палеонтологический музей совсем небольшой и избыточным вниманием не пользуется — когда сотрудники узнали, что мы нарочно приехали сюда машиной из Петербурга и Москвы, то были весьма удивлены. Рассказали, что такого рода посетители обычно заглядывают в музей проездом, но вот чтобы парейазавры были непосредственной целью дальнего заезда — такое случается крайне редко. 

Разумеется, мы воспользовались возможностью совершить экскурсию к реке Вятке, непосредственно к местонахождению, которое находится на обрывистом берегу реки на протяжении почти 30 километров, от самого Котельнича до села Вишкиль. Отдельно отмечу, что наличие своей машины очень облегчит процесс: в нашу задачу входило всего лишь доставить экскурсовода до места и потом привезти обратно, а заодно передать в стоящую на берегу палеонтологическую экспедицию пакет с тушёнкой и макаронами — что и было сделано. Не может не радовать, что изыскания на месте продолжаются, а фонды исправно пополняются — жаль только, что площадь музея не позволяет выставить все находки.

Итак, у нас под ногами вечность — без всяких преувеличений. Мы спустились по крутому берегу к реке, подошвы окрасились красноватой глиной, спрессовавшейся здесь 260 миллионов лет назад. Как нам объяснили, тут находится несколько “костеносных горизонтов” в которых частенько можно отыскать абсолютно полные скелеты погибших в топких заводях животных — не только травоядных, но и хищников. Утащить с собой “сувенир” не получится: во-первых, это заповедник и памятник природы федерального ранга, то есть все находки на его территории принадлежат государству. Во-вторых, любая окаменелость без быстрой специальной обработки немедленно рассыплется во прах — на берегу лежит уйма отдельных косточек, размером со спичечную головку или фалангу пальца, не представляющих научной ценности, их можно взять в руки, но при попытке очистить от песка они и правда разваливаются — для крупных костей, черепов и скелетов необходима тщательная технология сохранения, особо ценные экземпляры вырезаются вместе с породой, вывозятся и уже затем полностью очищаются от грунта и консервируются в лабораторных условиях. 

Не могу не высказать своё частное соображение: Котельничское местонахождение настолько уникально и неповторимо, что вполне достойно отдельного культурно-исторического центра. Не маленького музейчика на первом этаже хрущёвки, а именно хорошо оборудованного и снабжённого интерактивной экспозицией здания или в самом Котельниче, или даже на берегу, где проводятся раскопки. Можно оборудовать туристические тропы с лестницами и обзорными площадками (спускаться вниз по обрыву не так чтобы трудно и рискованно, но довольно неудобно). Напомню, нигде более в мире столь обширного “кладбища” эпохи Пермского периода нет, а если вдруг и будет открыто — на разработку и изучение уйдут долгие годы. У нас же всё готово, всё найдено — первые открытия здесь были совершены ещё в 1934 году. Министерству науки и высшего образования следовало бы подумать о финансировании подобного проекта. 

Подведём итог. Поездка в Котельнич оказалась более чем позитивной и удачной, мы увидели исключительные редкости, какие можно найти лишь в столичных музеях, поддержали трудовым рублём отечественную науку и совершили хорошее путешествие по России. Внутренний туризм как он есть. 

Автор и редакция Fitzroy Magazine выражает искреннюю благодарность сотрудникам и научным работникам Котельничского палеонтологического музея за внимание и участие к трём странникам, выбравшим парейазавров в качестве основной цели коронавирусного лета 2020 года. Спасибо, вы оправдали наши ожидания!

Андрей Мартьянов

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

Вам также может понравиться

5 4 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии