19695216223.1677ed0.5e7ee8b24e274332bc9d1fc593dd00ec

Эво Моралес как номинант на Оскара

К страдальцам у всех народов отношение сочувственное

Если бы в мире политиков вручались, как в кино, Оскары “самым-самым” президентам, экс-глава Боливии Эво Моралес стал бы лауреатом сразу в трёх номинациях. Как самый нелогичный, непоследовательный и противоречивый политик. Именно эти три качества позволили ему добиться невероятных успехов в реализации концепции “как максимально быстро потерять власть по собственной инициативе”.

Соцопросы и зондаж общественного мнения, регулярно проводившиеся по мере приближения 20 октября, даты президентских выборов, не обещали действующему руководителю страны лёгкой жизни, однако и провальных перспектив не сулили тоже. Анкетирование твёрдо показывало, что за Моралесом стоит доля электората, вполне достаточная, чтобы произвести Эво в президенты ещё на один, четвёртый по счёту, срок.

Подсчёт голосов, начавшийся после закрытия избирательных участков, только подтверждал мысль, что социологи, представляя свои данные главе государства, вовсе не выдавали желаемое за действительное, а объективно и без прикрас формировали отчётность. Ближе к концу процесса обработки бюллетеней стало ясно, что действующий руководитель Боливии не получает абсолютного большинства, но тем не менее становится президентом уже после первого тура по “запасному варианту”. Боливийское избирательное законодательство предусматривает, что для занятия высшего поста в государстве не обязательно набрать 50 % + 1 голос, достаточно иметь больше 40 %, но при этом опережать “серебряного призёра” выборов на 10 % и более.

К моменту, когда были обработаны данные 83 % бюллетеней, на “табло” значилось 47,08 % : 36,51 % в пользу Моралеса. “И в этот самый момент что-то пошло не так”, — отметила южноамериканская, а вслед за ней — североамериканская и европейская пресса. В Высший избирательный трибунал страны валом повалили поправки к уже посчитанным данным. Не вникавшие особо в суть проблемы, но настроенные всколыхнуть мир хоть какой-нибудь сенсацией, журналисты стран Организации Американских Государств застрочили пулемётными очередями: “разрыв сокращается”, объясняя, что кто-то кому-то приписал голоса. Но кто и кому именно — не разобравшись, поскольку допуска к счётчикам не имели. Объявление итоговых цифр выборов отложили на неопределённое время “до выяснения”.

После чего СМИ запестрели оборотами “нация разделилась на два лагеря”, “народ взорвался”, “Боливия вышла на улицу против мошенничества и произвола” и прочими лингвистическими красивостями, которые на самом деле никоим образом не соответствовали действительности. Потому что народ не взрывался, большая его часть преспокойно продолжала заниматься своими привычными делами, будучи уверена, что “гражданский долг исполнен, народный президент вновь избран народом, а с некоторыми шероховатостями наверху разберутся”. На улицы вышли заранее подготовленные оппозицией группы людей (да, многочисленные), чтобы даже не вершить революцию, а только попробовать. Причём не посредством кричалок на митингах и не подачей петиций в соответствующие органы. Боевые группы ориентированы были на акты вандализма и хулиганские выходки — беспорядки в соседней Республике Чили подсказывали, что такая форма политической борьбы куда эффектнее, а значит, и эффективнее, чем призывы “ребята, давайте жить дружно” в стиле кота Леопольда с трибуны.

Моралес к такому повороту событий был не готов, рассчитывая на законопослушность своих граждан. Эво вообще по складу своего характера больше терпила, чем боец, готов принимать мучения за себя и свой народ, демонстрируя при этом следование толстовскому принципу непротивления злу насилием.

Именно этим объясняется его слабый контакт с военными и полицией. Власть всегда должна опираться на силу, иначе зачем тогда соответствующие структуры существуют? Вместо того, чтобы проявить жёсткость, “сделав стране немножко больно, чтобы ей потом было хорошо”, Моралес предпочёл выставить себя мучеником: к страдальцам у всех народов отношение сочувственное. Старый президент объявил себя новым президентом по итогам выборов, но при этом повёл себя не как волевой лидер, а встал в позу обиженной примы сельского самодеятельного театра: “я откажусь от исполнения роли, и пусть они за мной побегают с уговорами”.

Даже 34-страничный отчёт панамской компании Ethical Hacking Consultores, привлечённой для проверки компьютерной системы боливийских выборов, в котором было отмечено, что “в короткое время с неопределяемого IP адреса где-то в регионе Санта-Крус поступило около 35 000 исправлений в уже подсчитанных бюллетенях”, не подтолкнул Моралеса к проявлению нужного в сложившейся ситуации авторитаризма.

В отчёте панамцев указывалось, что “поправки были произведены в пользу кандидата Карлоса Месы”, того самого, что отставал на 10 % и в течение нескольких минут благодаря “компьютерным чудесам” сократил разрыв до 7 %.

Обвинить оппозицию в нечистой игре и объявить себя победителем окончательно и бесповоротно было бы логичным шагом со стороны президента. Но он выполнил только половину этой программы: объявил себя вновь избранным главой государства, а оппозицию не прижал и следовать законам государства не заставил. Она же, почувствовав свою безнаказанность, ринулась в бой, не ограничивая себя в выборе оружия. Сначала выдав на-гора ультиматум, в котором президенту отпускалось 48 часов на принятие решения о добровольном уходе в отставку, а затем по истечении этого времени перейдя уже в озлобленную атаку.

В боливийских городах Ла-Пас и Эль-Альто в конце минувшей недели сторонники Карлоса Месы устроили беспорядки с битьём витрин и поджогами автомобилей.

В муниципальном центре Винто провинции Монтеро толпа оппозиционеров подожгла здание мэрии, а главу администрации Патрисию Агре вытащили из кабинета босую на улицу, покромсали ножницами причёску и “расписали” краской из баллончика.

В Ла-Пасе и Эль-Альто вечером четверга вспыхнули волнения студентов, которых удалось успокоить только с применением слезоточивого газа. СМИ сообщили о трёх погибших и около 200 пострадавших в ходе уличных боёв государственного значения, но и это не заставило президента проявить чуточку авторитаризма. Может, потому, что размах выступлений в Боливии ни до чилийских, ни тем более до венесуэльских аналогов не дотягивали? Максимум проявленной жёсткости со стороны руководителя страны состоял в озвученных им словах об угрозе государственного переворота.

Очередной ошибкой Эво Моралеса стало согласие “на аудит прошедших выборов независимой комиссией ОАГ”. Если Боливия — суверенное государство, то почему судьбу президентства в нём должна решать иностранная организация, у которой, кстати говоря, сам Моралес — кость в горле из-за его поддержки Николаса Мадуро и недавних контрактов, подписанных с Россией? Своим решением президент страны подал пример нарушения её суверенитета, задав нормы поведения противнику. Почувствовав запах крови, оппозиция бросилась добивать отказавшегося от самозащиты соперника.

Армия, видя, что старая (законная) власть в ней не нуждается, решила, что пригодится новой. Генералы предложили президенту уйти в отставку. В тот самый момент, когда он уже объявил о своём согласии провести новые выборы. “Дружеский совет” высшего офицерства Моралес назвал “государственным переворотом”. Да, прозвучало красиво — руководитель государства вновь предстал жертвой, но народ это на выступления не сподвигло. Пожалеть — да, готовы, но пойти биться за президента, который не хочет держать власть в своих руках?

И потом, разве это действительно государственный переворот?

При перевороте с заявлением об установлении новой власти выступают те, кто её захватил. “Къ гражданамъ России. Временное правительство низложено…” Огласи что-нибудь подобное Карлос Меса или кто-то из генералов — да, было бы похоже. Но Моралес отказался от власти сам, пусть “по совету”, но самостоятельно объявив об отставке. Даже на жертву не тянет.

Моралес совершил такое количество оплошностей, нелогичных, непоследовательных и противоречивых действий, что у наблюдателя со стороны закрадывается сомнение: а хотел ли он вообще оставаться президентом Боливии?

Владимир Добрынин

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Вход

Вступить в клуб