Интервью с Бобом Денаром

“Любая революция всегда кем-то оплачена!”
Обработка: Александр Воронин

Этот человек мог свергнуть любую власть в Африке и уничтожить любого президента. Лишь одному русскому журналисту удалось побывать у него дома — в 2001 году, за шесть лет до смерти знаменитого “солдата удачи”.

…Находясь в квартире у полковника Боба Денара, трудно поверить, что это тот самый француз, который в семидесятые годы XX века считался некоронованным королём сразу нескольких стран Африки, свергал и убивал президентов по своему усмотрению. Про него ходили слухи, что он берёт почасовую оплату за революцию — $20 000 за 60 минут. Группы его наёмников устроили три переворота на Коморских островах, пытались сместить правительство Гвинеи и организовать смену власти в Бенине. Он воевал и против премьера-коммуниста Патриса Лумумбы, и против его противника — Мобуту Сесе Секо. Казалось, дома у столь могущественной личности повсюду должны лежать слитки золота, пригоршни бриллиантов, пачки долларов. Однако оказалось, что Денар живёт в парижском предместье в весьма скромном доме с облупившейся краской, с маленькой кухней (там вообще с моими габаритами не повернуться): комнатушки с облезшими обоями и потёками на потолке давно требовали ремонта. На полу и на стенах натянуты шкуры африканских животных — зебры, льва, есть коврик из кожи страуса, скрипящую лестницу покрывает шкура леопарда с жёлтыми клыками. Как объяснил Боб, Африка глубоко проникла в его кровь: он провёл там больше 30 лет. Он охотно, с удовольствием скучающего на пенсии солдата демонстрирует боевые раны — изуродованную осколком снаряда руку (досталось во время французской колониальной войны во Вьетнаме в 1946–1954 годов). А также “ямку” недалеко от темени, куда на четверть пролезут два пальца (Денар прямо берёт гостя за руку, и тянет её к своей голове): пуля, полученная при мятеже наёмников в Конго.

Спекулянты паштетом

…Холодильник логично для Франции забит вином — в основном, белым и розовым. Денар хозяйственно выкладывает на стол овечий и козий сыры, достаёт утиный паштет — “Это всё то, по чему я откровенно скучал в Африке, я и мои офицеры платили спекулянтам бешеные деньги”. На кухне приклеен листок со списком из восьми детей полковника — как кого зовут: “Я уже старый человек, память не так хороша”. Первый ребёнок родился в 1955 году в Марокко, последний — в 1995 в Южной Африке. Ещё один — в Бельгии, другой — в Марселе, третий — в Булони. Только две дочери подряд (Хамза и Кафна) увидели свет в столице Коморских островов Морони. Дочь Катя (Боб говорит, что обожает Россию и русские имена) живёт вместе с отцом, чтобы заботиться о нём — в момент интервью её не было дома, она работала в ночную смену. Вообще, Денару приписывают отцовство полусотни детей: восемь — это только те, кого он официально признал своими. Боб настоящий француз и в гурманстве, и в любви — сочетался законным браком семь раз с дамами самых разных национальностей. На Коморских островах он спокойно принял ислам, взяв имя Мустафа — как со вкусом отмечает Денар, в мусульманстве есть прекрасный бонус: можно жениться четыре раза. “Я, знаете ли, равнодушен к религии, — улыбается полковник. — На Коморах я мусульманин, во Франции — католик, а в Японии почитаю богиню Аматэрасу, никаких проблем”. В подвале дома Денара колоннами громоздятся ящики, где хранятся документы из разных государств. “Если меня посадят — я просто возьму не глядя бумаги из любого “кейса”, — Боб наливает гостю бокал белого. — И тогда со своих мест полетят и премьеры, и президенты”. Может, поэтому Денар, несмотря на кучу судебных исков и процессов, так и не сел в тюрьму.

Переворот за $200 000

…Денар всегда отрицал, что он всего лишь наёмник, которого интересовали только доллары.

— Разумеется, любая революция требует денег и кем-то всегда оплачена. Но я нечто вроде корсара — пирата на службе европейского правительства: парень с попугаем на плече, бороздящий в Средние века Карибское море и грабящий испанские суда в интересах британской или французской короны в отсутствие официальной войны с Испанией. Тут — то же самое. Переворот в Бенине заказал мне король Марокко, а через него действовали французские спецслужбы. Путч легко совершить, но его трудно спланировать: требуется от шести месяцев до года. Вот смотрите (показывает на карту на стене): для революции на Коморах в 1995 году мы купили корабль в Норвегии, для конспирации перегнали его в Голландию, приобрели оружие. Потом ждали, пока соберутся 36 человек, согласившихся участвовать в операции. Все затраты составили $200 тысяч. Мы высадились с моря ночью, дошли до дворца правительства, и ворвались в спальню президента. Пожалуйста, революция подана! В шестидесятые отряды “солдат удачи” состояли из “профи”, которые, как правило, работали на интересы своих стран, и все их действия контролировали спецслужбы. Правительствам Франции, Британии и США выгодно было делать вид, будто в джунглях воюют группы авантюристов, с коими они не имеют ничего общего. Фактически тогда в Африке шла война между СССР и Западом. Раньше в профессии “дикого гуся” присутствовала романтика, теперь наёмников интересуют только деньги.

“Русские — отличные солдаты”

…Самое забавное, что Денар в самом деле был последним романтиком войн в Африке. Он признаётся, что никогда в жизни не убивал ради удовольствия, а действовал в бою просто, как положено на войне — либо ты убьёшь, либо тебя. Он совершал революции за деньги, но при этом никогда не выстрелил в женщину или ребёнка — и это отличает его от обычного бандита. Для современных частных военных компаний, включая американскую Academi (бывшая BlackWater), мелкой ерунды вроде совести не существует — в Ираке и Афганистане действовали ледяные машины для убийства, уничтожавшие любую цель, хоть грудного младенца. Денар говорит о конце эпохи авантюризма с огорчением, как дедушка про дворовых хулиганов — “Да уж, молодёжь нынче не та”. Он добавляет — “Теперь весь мир как большой рынок. Всё зависит от спроса на услуги. Многие люди, имеющие собственные фирмы, костяк которых составляют профессиональные офицеры из Европы и Америки, выходят непосредственно на различных африканских президентов и говорят: мы можем привезти нужных людей для ваших операций, цена такая-то. Раньше этого представить было нельзя”. Денар легко идёт против течения — он хвалит Слободана Милошевича — “мужика просто назначили “козлом отпущения” за всё случившееся в Югославии”, и искренне восхищается советскими военными, превозносит качество советского оружия — “русские отличные солдаты, и это упущение вашего правительства, что оно забросило армию… поверьте, ваши профессионалы скоро будут нарасхват в Африке — потому что вы умеете воевать”. Надо же, просто как в воду глядел.

…Моя встреча с Денаром состоялась, когда тому было 72 года. Он выглядел, как классический французский дедушка на пенсии — бокал вина в руке, цветы, собственноручно посаженные на клумбах возле порога. Боб действительно жил небогато и пытался предложить (через меня) российским издательствам книги своих мемуаров, чтобы заработать хоть какие-то дополнительные средства. Суд во Франции приговорил полковника к тюремному заключению, но срок отбывать не заставил — “по состоянию здоровья”. Счета за лечение съедали все свободные деньги — как говорил мне в марте 2007 года сын Денара Филипп, “король наёмников” потерял память и перестал узнавать самых близких людей. В октябре того же года Денар умер, и за его гробом шли сотни бывших французских “солдат удачи”. Романтики в работе наёмника больше нет, осталось исключительно бабло. Такие, как демонизированный прессой Боб Денар, в нынешнем мире просто анахронизм.

Текст и фото: Георгий Зотов

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

Вам также может понравиться

4.9 43 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии