Интервью с Андреем Богдановым

О масонстве, вере в Бога и политтехнологиях
Андрей Богданов

ОТ РЕДАКЦИИ

Андрей Богданов — один из самых известных политтехнологов в России, организовавший и руководивший множеством громких предвыборных кампаний. В 2008 году он сам был кандидатом в президенты России. Богданов является одним из учредителей и руководителей таких партий, как “Правое дело”, “Демократическая партия России” и множества других.

Однако в последние годы Богданов более известен широкой публике как “глава всех масонов в России”, а именно — как Великий мастер Великой ложи России, 33-го градуса посвящения и пр. и пр. и пр.

Наш корреспондент Станислав Литвинов взял интервью у этого интересного человека, и редакция с удовольствием предлагает его вашему вниманию.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Андрей Владимирович, позвольте для начала поблагодарить Вас за согласие дать нам интервью!

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Напротив, это я благодарю Ваше издание за внимание к моей персоне.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Давайте начну вот с какого вопроса, который лично меня интересует очень сильно, как, уверен, и наших читателей. Как Вы пришли к масонству? Ну вот Вы же 1970 года рождения, на момент вступления в масонскую ложу — пусть и очень талантливый, но, можно сказать, обычный советско-постсоветский юноша из офицерской семьи. Никаких масонов в Вашем детстве не было не только в реальности, но даже в литературе и публицистике. А когда в конце 80-х и начале 90-х о них заговорили, то исключительно в негативном ключе — поедание христианских младенцев, дикие оргии и развал государств.
Что Вас, человека со всей очевидностью не глупого — привлекло во всём этом, как Вы вообще к этому пришли? Вы ведь стали не мормоном, не кришнаитом, не членом Аль-Каиды (организация, запрещённая в РФ — ред.) и т. д., хотя все эти организации и течения применительно к России возникли одновременно и отсутствовали в Вашем детстве, но возникли одновременно с масонством, не менее экзотическом для русского советского человека, чем мормонство. А ведь Вы стали именно масоном. Почему?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Ну, я не в 90-х годах вступил в масонскую ложу, а в 2001 году, то есть уже не ребёнком и не юношей, а будучи взрослым тридцатилетним мужчиной. В сентябре, по-моему. Стал учеником. А весной 2002 я уже стал мастером. Но честно скажу, был не особо активным, так как в то время активно катались по стране по работе, и в Москве если суммарно за весь год был в течение месяца, то это было хорошо. И не всегда удавалось попасть на работу Ложи, поэтому если в год я попадал 1–2 раза — это было хорошо. А активно масонством начал заниматься где-то с 2005 года, как в Москве осел.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Ну, хорошо, а изначально как Вы вообще к этому пришли? Ну то есть — это было юношеское любопытство, хотя Вы были относительно взрослым (30 лет по нашему времени — ещё не “взрослость”), или что-то ещё?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Получилось так, что мои близкие друзья были масонами. Я знал, что они масоны. Мне давали литературу, что могли — рассказывали. Ну и личный пример: когда твои друзья, которых ты давно знаешь, которым доверяешь и по моральным принципам они тебе всячески подходят — очень много значит. Ты понимаешь, что эти люди в грязь не вляпаются.
Начал интересоваться, прочёл много о масонстве. Понял, что раньше во многих вещах, так же, как большинство “профанов”, ошибался. В нашем обществе существуют какие-то мифы, порой просто даже странные, а не просто глупые, которые активно поддерживаются СМИ, и из-за которых не совсем правильное понимание о масонстве есть у каждого простого гражданина России, и в том числе изначально было у меня. Но при изучении вопроса — это прошло.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Да-да, в основном читатели нашего журнала профаны по отношению к масонству. В том числе и поэтому я просил Вас об интервью — это ведь интересно! Вот как можно было бы описать простыми словами, что такое масонство? Условно говоря — что это в упрощённом понимании: тайный заговорщический кружок, либо свингер-клуб, либо сообщество людей, которые вместе сидят и медитируют. Тут первична всё же молитва, которую можно назвать совместной медитацией, либо для масонов первичны ритуалы самые разные, включая поедание на обед христианских младенцев и…

(Андрей Богданов засмеялся — С.Л.)

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
…Кстати о младенцах! Станислав, у Вас есть дети?

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Пока нет.

АНДРЕЙ БОГДАНОВ:
Жаль, тогда я останусь без обеда. Но Вы хотите чай или кофе?

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Кофе, пожалуйста.

(приносят поднос чаем и кофе)

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Итак, продолжим. Вы спрашивали о… а, медитация, клуб и так далее. Попытаюсь объяснить.
Нет, я бы не стал сравнивать с медитацией. Если совсем просто описывать — то это закрытый философский мужской клуб, морально-философский, где для того, чтобы вас допустили, вы должны выполнять определённые критерии в моральном плане , философском, просто в жизненном. В том числе финансовом. Понятно, если у вас нет стабильной работы и заработка, вы не можете платить ежегодные посвятительские взносы, которые, впрочем, совершенно небольшие. Все думают — миллионы там, нет.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Я так понимаю, если огрубить, получается, что это та же самая церковная десятина — то есть 10% от дохода?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Да вовсе нет. Это фиксированный ежегодный взнос — для всех 7 000 рублей, а посвятительский — для первого градуса — 15 000 рублей. Не такие уж заоблачные деньги. К примеру, в Европе средний годовой взнос в районе 400 евро. В Америке другое, там в районе 10–20 долларов, есть ложи, где около 5 долларов ежегодно. Это зависит от штата, от количества масонов в Великой ложе.
Для начала поясню: Великая ложа — это такая управленческая надстройка, а внутри Великой ложи работают обычные ложи, мы их называем “Достопочтенные ложи”, то есть это обычные ложи, как “первичка”…

Андрей Богданов и Станислав Литвинов в процессе интервью

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
…простите, перебью. А можно это условно сравнить с устройством церкви? Ну, есть Папа Римский, ему подчинены, помимо коллегии кардиналов, ещё епископства и архиепископства, — ну и далее по нисходящей до отдельных приходов и храмов. Или есть Патриарх Московский и всея Руси, ниже митрополиты, потом архиеписковства и епископства и так далее. Суть масонской управленческой пирамиды такая же? Вы вот, условно, — как Константинопольский Патриарх, а ниже главы других лож — что-то типа митрополитов Константинопольского патриархата в США и так далее?..

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Я с религией не сравнивал бы, я бы сравнил с общественной организацией. И Вас попросил бы не сравнивать, поскольку масонам в рамках масонского дискурса вообще запрещено говорить о межрелигиозных вопросах и спорах.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Нет, я не к этому вёл, я просто сравнивал управленческую схему — для наглядного восприятия нашими читателями. Хорошо, пусть не церковь, но тогда можно — для общего понимания — сравнить вашу структуру управления, например с КПСС? Ну вот Вы, допустим — Генеральный секретарь ЦК, потом Политбюро ЦК, далее сам ЦК, а ниже крайкомы и обкомы — и так ниже, ниже и ниже, даже не до райкомов, а до партячеек в цирке?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
И с партией я бы не сравнивал. Я просто поясню: в масонстве запрещено обсуждать религию и политику. Когда работает ложа. Это табу. При том, что никогда не примут в Великую ложу, если ты не веришь в Бога. Соответственно, мне не хотелось бы сравнивать структуру с церковью или политическим устройством. Поэтому, если просто взять общественную организацию, то есть, допустим, правление организации, — у нас это Совет Великих офицеров. Называется организации Великая ложа России. Есть действующий руководящий орган — Совет Великих офицеров. Есть высших орган — съезд, у нас это Ассамблея Великой ложи. Есть первичные организации…

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ:
…Извините, опять перебью: а почему с партией при этом сравнивать нельзя? Ведь Вы же описываете структуру КПСС. Ну, что — прямо так противно упомянуть коммунистическую партию? И это при том, что можно вспомнить слова Виктора Черномырдина — “какую партию в стране ни создаём — получается КПСС”. У вас ведь ничем не отличающееся от них устройство.

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Просто, чтобы политического оттенка не было, поэтому я и прошу не сравнивать. Ну нет никакой связи с политикой. Если у Вас лично, или у Ваших читателей только такие ассоциации, то я не могу Вам запретить ассоциировать с чем угодно, но лично мне это кажется неуместным.
Итак, продолжу. Первичные организации — это Достопочтенные ложи, где происходит приём новых членов. Стучится человек — профан — мужчина, старше 21 года, гражданин РФ, не судимый. У него должно быть обязательно два мастера-масона, которые его рекомендуют. Он проходит опрос под повязкой, когда вам завязывают глаза…

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Это там и тогда, когда колют всякими шпагами, заставляют сдать в дар ложе золотые портсигары (мы об этом все читали в “Войне и мире”), а потом заставляют заниматься сексом со свиньями для инициации — как показывают в английских фильмах?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Нет. Хотя мне нравится Ваше внимание к нашим вопросам и Ваша увлекательная фантазия, которой можно было бы попытаться воспользоваться, пожалуй. Если в сексе со свиньями я не вижу вообще ничего привлекательного и даже не понимаю — из какого фильма Вы это взяли, я ничего такого не помню, — то идея с золотыми портсигарами на самом деле очень интересна (я и у Толстого ничего такого не помню). Жалко, что ими сейчас почти никто не пользуется, а то бы…

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ:
…а то бы можно было их изымать в качестве первовзноса ложе или самому Великому Магистру…

АНДРЕЙ БОГДАНОВ:
Великому мастеру, а не магистру, если позволите. А неплохо было бы, правда? Но я продолжу серьёзнее, если Вам это интересно.
Приостанавливают работу ложи, вступающего заводят, сажают на стул, и все члены первичной этой организации задают ему любые вопросы, чтобы узнать, психологически понять и морально. Понять идейно-философские мысли. Начиная от родился-женился-учился и заканчивая “А что Вы сделали в Вашей жизни плохого? За что Вам сегодня стыдно?”. Я думаю — не каждый человек в своей жизни отвечает сам себе на всё это искренне и точно.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
То есть как таковых оргий при вступлении или, не важно, ритуальных вещей, — нет?! Кроме того, что это, по сути, собеседование при приёме на работу.

АНДРЕЙ БОГДАНОВ:
Именно. Это собеседование. После собеседования вас удаляют, после этого ложа тайно голосует. Если три члена ложи против, — вас не примут. Вне зависимости от количества членов ложи! А это количество может быть от семи человек минимум до нескольких тысяч.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Ладно, не хотите рассказывать об оргиях и кровавых ритуалах при принятии в ложу — не надо, тем более, что этого полно и без масонов. Позвольте я порасспрашиваю Вас — что там происходит потом. После принятия в масоны. Чем вы там вообще занимаетесь? Верить в Бога — это, конечно, хорошо…

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
…в Единого Бога!

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Кстати, да. Хоть Он у вас и всего-лишь “архитектор”, а не хотя бы вице-мэр Москвы по строительству, но хотя бы Един. То есть буддизм вам не подходит? Я что-то раньше об этом не задумывался.

АНДРЕЙ БОГДАНОВ:
Почему нет? Буддизм подходит. У нас есть буддисты.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ:
Но как? Там ведь куча богов в их религии. Или они у вас, условно говоря, приравнены к ангелам — и типа никакие и не боги?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ:
Да.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Как трогательно и компромиссно. “Кто здесь бог — решаю я”. Если на меня никто не обидится за упоминание царя Соломона, с учётом того, что масоны в основном ходят в своих рассуждениях и ритуалах вокруг Соломонова храма, — то я бы это назвал “соломоновым решением”. Ладно, продолжу. Но в основном, конечно, в ваших рядах представители трёх авраамических религий?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Ну, разумеется, 99% наших братьев — это христиане, мусульмане и иудеи. Христиане всех направлений — в нашей ложе есть и православные (в том числе священники), и католики, и протестанты. Из мусульман — и шииты, и сунниты. Так же, как и иудеи всех направлений их религии.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Ладно — буддисты, но вот, например, индуисты и зороастрийцы — тоже подходят для масонства?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Зороастрийцы и индуисты тоже подходят, я был в Индии, там есть масонские ложи и я…

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Погодите, дайте мне спокойно это обдумать (Андрей Владимирович при этом подливает мне кофе из кофейника, — С.Л.)… сейчас… То есть у вас и индуисты считаются единобожниками? Тогда мне просто интересно — а кто не считается?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ:
Язычники.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ:
Великолепно! То есть поклонники Перуна, Ярило, Одина, Зевса, Юпитера и Афродиты. Иными словами — те, кого нет и не будет уже больше никогда, поскольку поклонение молнии невозможно ни для одного здорового человека после изобретения электричества, а всех остальных, включая индийских поклонников Шивы, Рамы, Лакшми — вы считаете единобожниками?! Иными словами — “и кто тут единобожник — тоже решаю я”. Это соломоново решение, которому позавидовал бы сам Соломон!

АНДРЕЙ БОГДАНОВ:
Соломон не позавидует. Но, если абстрагироваться от Вашего саркастического тона, — я отвечу: да. Индуизм и всё Вами перечисленное — не язычество.

Герцог Кентский Эдвард — Великий Мастер Объединённой Великой Ложи Англии, двоюродный брат королевы Елизаветы II, и Андрей Богданов

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ:
Возвращаясь к вопросу о том, что это “просто философский мужской клуб”, а не религиозный кружок или секта. Слышать такое странно, даже не только помня о том, что так или иначе все ваши разговоры сводятся в итоге к Единому Богу, но и поскольку у вас есть какая-то весьма существенная, значительная ритуальная часть в вашей деятельности, а вовсе не только философские дискуссии. О самих ваших ритуалах Вы можете не рассказывать. Этого не нужно хотя бы потому, что это и так давным-давно для всех желающих в мельчайших деталях описано и легко может быть найдено любым желающим как в интернете, так и просто в печатных книгах. Ритуальных тайн у масонов нет. Хотя можете считать, что это тайна. Но как ритуальность вашей деятельности сочетается с тем, что вы “всего лишь мужской философский клуб”?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ:
Ритуал в нашей жизни есть везде. В армии у нас есть ритуал? В каких-то детских организациях, пионерских, скаутских есть? Есть. Даже застолье в семье по ритуалу проходит — первый тост за кого, второй, третий (за родителей) и так далее. И мы имеем право в том числе просто вести философскую работу, соблюдая при этом определённые ритуалы. Замечу, вопреки Вашему ехидничанию, — вполне добрые, безобидные и не неприятные. Что не делает нас религиозной организацией, как пионерская организация не была религиозной благодаря своим ритуалам. Вот Вы, когда были пионером…

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ:
…я родился, — когда пионерская организация умерла. Мне сейчас тридцать лет. Вот прямо, можно сказать, — в тот же день, что родился — она и умерла. Возможно, в меня перешла её энергия, но я в ней не был. Но в общем, я понял о чём Вы, продолжайте, пожалуйста.
Точнее, уточню кое-что, если можно. Ладно — ритуалы, тут я Вас как интервьюер не “поймал”. Хотя милый каждому детскому сердцу “ритуал” пения у костра — всё-таки не что-то такое же основательно ритуальное, как на взрослом мужчине фартуки с молотками и циркулями, белые перчатки, мушкетёрские манжеты (тут меня А.Б. поправляет, говоря, что это “нарукавники” — С.Л.), шляпы с перьями. Это всё-таки не равномерный “ритуал”. 
Допустим, оставим ритуалы в стороне.
Но есть ведь и другие признаки именно что религиозной секты. Пусть вы просто философствуете, но ведь вы философствуете в определённых рамках, не имея права за эти рамки выйти!

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Ну в армии присягу принимаешь. Целуешь знамя. К какой школе это относится?

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
А вот это как раз ритуальность, а я уже сейчас про “философичность”. В армии ты не имеешь права агитировать, допустим, за американскую армию — на это точно не имеешь права.

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
А я что, — за американскую армию агитирую?

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Андрей Владимирович, Вы — точно нет. Я говорил не про Вас лично. Но Вы сердитесь, — значит не правы — в соответствии с известной латинской цитатой. Значит — я Вас поймал как журналист, либо близок к этому. Нет, Вы не агитируете за американскую армию, будучи в армии российской. Но я хотел понять — насколько можно сравнивать масонские ложи с религиозными сектами, где, как известно, есть весьма существенные ограничения в суждениях и так далее. Об этом и были мои вопросы. Какие у масонов ограничения? Где рамки философской дискуссии? И что больше занимает времени — ритуал или дискуссия?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Спасибо! Я попытаюсь ответить, хотя Вы задаёте несколько вопросов сразу, пусть и не сложных, но просто много одновременно. Есть разные ложи разных обрядов, ритуалов. Есть ложи по древнему шотландскому обряду. В этих ложах существует обязательство, что ученик перед прохождением подмастерья должен защитить зодческую работу. Назовите её “дипломной”, если хотите. При переходе на ступень от подмастерьев к мастеру — тоже. Как некий реферат, чаще всего мастер даёт тему ученику, а тот её изучает, развивает и готовит текст. Ученик в ложе говорить не имеет права, за него говорит мастер, но процесс происходит именно так.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
А куда эти работы идут — в тайную масонскую библиотеку?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ:
Некоторые даже публикуются в нашем журнале. Хотя есть работы по обсуждению ритуала, что значит то или иное действо в ритуале — такое, конечно, не публикуется.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ:
Забавно, с учётом того, что всё это давно описано в литературе и публицистике и известно любому беспристрастному исследователю намного больше, нежели любому масону любого градуса. Ну да ладно, все борются со скукой по-своему, можете скрывать смысл своих ритуалов. Хотел бы о другом поговорить.
У меня такой вопрос, я его сначала поясню на исторических примерах. Очевидно, что масонских лож, либо направлений масонства, так скажем, — очень много. И часто они между собой конкурируют. Исторические примеры я могу привести как христианин. Ну вот от нас, православных, сначала откололись католики, а от тех потом протестанты и англикане. Но и внутри православной церкви есть старообрядцы, да и Константинопольский и Московский патриархаты на данный момент не едины. Я не сравниваю масонство с церквями, помня о Вашей просьбе, но аналогия ведь очевидна.

В этой связи хотел бы Вам напомнить кое о чём. Вот Вы сейчас выступаете от имени всего масонства, а ведь есть десятки “конкурирующих фирм”. В России вообще масонство, и в литературе по крайней мере, да и не только, — ассоциируется с масонскими ложами Франции. Вся литература XIX века наполнена терминами “фармазоны” — иначе “ФРАНКмасоны”, то есть масоны из Франции.

А другие масонские ложи, которые более популярны, например, во Франции и Бельгии, исповедуют совсем иные вещи по самым разным “философским аспектам”, как Вы выражаетесь, — нежели британские ложи, к направлению которых Вы относитесь. И они тоже имеют у нас в стране представительства.
И это совсем не единственный пример!!! В начале ХХ века, задолго до Гитлера и т. д., все германские ложи объявили о том, что есть только “немецкое масонство”, а все остальные по сравнению с ними — просто стада осликов, которое мимо проходили. Немцы ссылались на Розенкрейца и тому подобных, в данном случае я не собираюсь обсуждать детали. Я просто говорю о том, что, по аналогии с православными/ католиками/ англиканами/ протестантами — вот сколько “центров масонской силы”, которые претендуют на первооснову. А ведь американское масонство дало ещё тысячу вариаций. Более того — в России уже возникла целая разветвлённая сеть “масонских клубов” с названием “Матица” (имеется в виду просто слово “Матрица”), и не секрет, что там состоят и их финансируют многие миллиардеры и прочие “высокопоставленные олигархи”, а также всякие чиновники из некоторых министерств и госкорпораций и т. д.

Вопрос мой на самом деле прост. Андрей Владимирович, вот я тут с Вами про масонство рассуждаю, а конкурирующие с вами фирмы, которые тоже имеют представительства в России, — считают, что они важнее и вас (это не Вас лично касается, а всего направления британского и прочего англо-саксонского масонства) — ни в грош не ставят. Как нам, “профанам”, во всём вашем масонстве ничего не понимающим, быть? Из нашей русской литературы “фармазоны” — это вообще не вы. В Америке — не те. А Вы кто вообще? Не мошенник ли и самозванец? Кому верить, если даже масонам нельзя верить?!

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Масонство как таковое возникло в Англии 24 июля 1717 года и официально зарегистрировалось, стало существовать как объединение Достопочтенных лож. Я могу сейчас пересказать всевозможные исторические подробности, но реально это долго, и читатели Вашего журнала могут найти эти подробности в любой энциклопедии или в интернете. И первое название Великой ложи Англии тоже оттуда.
Сейчас псевдомасонских организаций, который заявляют “мы — масоны”, достаточно много.
Но основные принципы, которые были заложены в “Конституцию Андерсена”, по которой работает всё регулярное масонство, где указано, что не обсуждаются политика и религия, не принимаются женщины, регулярная ложа создаётся другой регулярной ложей из четырёх обычных лож, есть рукоположение и так далее, — никто не отменял. Все эти, перечисленные Вами ложи — этому не соответствуют. Значит не интересны мне как “ортодоксу” и “праведнику”.
У нас рукоположение из Англии. Во Франции есть, повторяю, “неофициальное” французское масонство — это “Великий Восток Франции”, которые сказали так: “политику мы будем обсуждать, религию мы будем обсуждать, будем атеистов принимать”, а сейчас у них стоит вопрос и так — что будут принимать женщин. Это же по ту сторону добра и зла. С нашей точки зрения — это не масоны, а кружок реконструкторов, фактически. Жулики или не жулики, не буду ругаться, но это малосерьёзно.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
О, Господи, я должен был это услышать. И не только про них… Ладно, продолжим. То есть для вас это протестанты? Это очень условное сравнение, просто оно доходчивое, хоть и “церковное”. Это просто механизм сравнения.

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Прошу, ну, правда. Не нужно “церковных” сравнений! Нет. Я всегда сравниваю вот с чем: в 90-е годы была куча рынков, где все отоваривались. И вот была фирма “Адидас”. А была китайско-турецкая фирма “Абибас”. Они тоже говорили “а что тут такого” и тоже могли тарахтеть на тему “и чем мы хуже?”. Но мы-то с Вами понимаем — и в чём разница, и кто украл название, и зачем, и почему. Я бы сравнил все остальные масонские ложи с “Абибасом”.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Логично, но они ведь также могут сравнить наоборот и вас?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Нет. В начале кто был создан? Это же не секрет. А фантазирование про “мы ведём себя с III века до новой эры” — требует доказательств. Хотя бы элементарных. Там их нет, да и вообще это антинаучный бред.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Ну они ведь тоже могут говорить, что созданы от тамплиеров каких-нибудь или ещё какой-нибудь такой конторы.

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Пусть предоставят патент раньше 1717 года и потом говорят.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
А кем был выдан патент? Они ведь сидели в каком-то там кафе, там учредились, кажется, какой-то “Старый гусь”?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ:
“Гусь и противень”.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Тем более. Так кто дал “патент”, как Вы выражаетесь?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Слушайте, это не “патент”, это задокументировано вплоть до газет тех лет или приблизительно тех лет. Всё остальное — это просто домыслы. Должен же серьёзный человек хоть на что-то опираться, кроме фантазий. Но в любом случае, “абибасов” я хочу спросить — ну хоть на что вообще они опираются? Ни на что.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Ладно. Но тут есть вот ещё какой вопрос. Ну, “масоны” и по Вашей версии, и по официальной энциклопедической — возникли как “философские кружки”, как Вы выражаетесь, из цеховиков “вольных каменщиков”. То есть буквально строительных артелей, “кооперативов”, где были каменщики, архитекторы и т. д. Предположим — на стройке больше делать нечего, нежели говорить о таких материях. Ну, допустим. Хотя посмотрев советский фильм Вашей молодости про “Приключения Шурика” и вспомнив с той стройки фразы о космических кораблях, бороздящих Большой театр, — поневоле задумаешься — а не выдал ли кинорежиссёр Леонид Гайдай ВСЕ ваши масонско-строительные тайны, и может там только этим и занимаются.
Ну так вот. Ну вот каменщики. Но ведь уже не менее 200 лет существуют такие же “закрытые мужские философские клубы”, например, огородников. Для вас, “вольных каменщиков”, Бог — это “архитектор вселенной”. А для них — “сеятель вселенной”. Если брать не научную точку зрения, и, тем более, не религиозную, а, как Вы выражаетесь, — “философскую” — так чем же они не масоны? С философской точки зрения ведь Бог может и правда скорее сеятель, а не архитектор? Разве они не масоны?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Вот они как раз — просто волнистые попугайчики, с моей точки зрения. Они просто скопировали нашу философскую мысль и ведут себя как попугайчики — повторяя. Изображая из себя “масонов”. Хотя Вы, Станислав, задали глубокий вопрос, но который лучше обсуждать или не в рамках интервью, или в рамках иного интервью, ещё более длинного по времени. Но с моей философской точки зрения — конечно, Бог скорее не просто “сеятель”, ибо это язычество, а “архитектор”.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Хорошо. Допустим, масонство — не религиозная организация. Но Вы ведь сами говорите о “рукоположении”! Если это не религиозная организация, совершенно не понятно, от кого переходит рукоположение. В церкви это от апостолов. Ну вот на апостолов сошёл Святой Дух — а они потом это передавали “вниз” в виде рукоположения. А вас вообще всех кто рукоположил, что Вы в этом даже конкурирующим фирмам отказываете, называя их “абибасами”. Повар из таверны “Гусь и сковородка”?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
С таким умом, как у Вас — и в масоны бы! Зрите в корень.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Нет уж, лучше Вы к нам.

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Как бы то ни было — вопрос не вполне корректен, ибо не вполне корректен термин “рукоположение” в данном случае — в аспекте сравниваемой Вами апостольской церковной традиции.
Хотя термин именно такой.
Мы опираемся на тогда принятую Конституцию, из принципов которой ни одного не меняем. Уже упомянутые мною “политика и религия не обсуждаются”, женщины не принимаются и т. д. И идём по линии “одна ложа признала другую”, либо, во многих случаях, — “отозвала признание”. В этом и есть вариация определения “рукоположения”. Может, отчасти это можно сравнить со светским обществом: “В этих домах АА принимают, а NN не принимают”.

Дар Андрея Богданова Герцогу Кентскому

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ:
Это философски и исторически мне ничего не объясняет, только стилистически.
С масонами не только спорить сложно, но и просто вести разговоры на научные темы, особенно философские. Там всегда будет софистика от вас, упражнение на логику, где после двадцатого примера начинает просто болеть голова. А логики никакой.
Но история же попроще, давайте тогда про историю, а не про логику; позвольте несколько вопросов на историческую тему. Ну вот к вопросу о том, что масоны постоянно делали революции, свергали царей и королей и т. д. Вопроса тут два: 1. А зачем? 2. Не стыдно?!

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Ужас какой!.. Каких царей свергали, кто, когда, зачем? Можно я Вам в ответ задам этот же вопрос?!

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Ну, Великая Французская революция конца XVIII века, русская Февральская революция 1917-го, декабристы как ныне модная тема, наконец?! Ведь масоны не только поедатели детей, но и свергатели царей!

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Ну, тут просто обсуждать нечего вообще — в такой постановке вопроса. В Великую Французскую революцию масонов было куда как больше со стороны королевского двора и прочих аристократов, нежели со стороны революционеров. Просто в разы. И их всех и казнили. Во время декабристского восстания — тем более. Мало того, что масонство в России было запрещено ещё в 1822 году, а не может быть по нашей Конституции ни одной не разрешённой законом ложи (это с нашей точки зрения — преступление перед масонской Конституцией). Но из тех, кто до 1822 года был в масонских ложах — 20% были декабристами, а 80% их гонителями, в том числе на 100% судебные тройки в процессе (возникшие тогда, а не при Сталине), которые приняли вердикт о повешении пяти декабристов, например, — все состояли из масонов. Это же касается 1905 и 1917 года, конечно. Тут обсуждать нечего.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Боже, то есть масоны принимали решение о казни декабристов — русских демократов и патриотов?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ:
Не патриотов.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Ладно. Вот Вы предположили в самом начале разговора, что я хочу Вас разболтать и выведать масонские тайны на счёт того — какие государственные заговоры масоны устраивают, как народы стравливают и колодцы отравляют. А меня на самом деле это вообще не интересует, как, уверен, и наших читателей — просто потому, что у всех уже давно сложилось мнение относительно масонов — так это или не так, поэтому слушать любого масона на эту тему просто не интересно — всё равно никто не ему поверит.

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Ну, спасибо!

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Да нет, я-то верю. Разве можно Вам не верить? Я просто говорю — как обычно психология работает в этом вопросе. Но я не об этом хотел спросить, повторяю. Вот “развести” Вас на раскрытие тайн о масонских антигосударственных заговорах я не хочу. Но на что и правда хочу “развести” — так это на признание факта, что все эти ваши масонские клубы — это вовсе не безобидные сборища алкоголиков (Андрей Богданов смеётся — С.Л.), а самая настоящая тоталитарная секта. Где вход рубль, а выход — два, если вообще выйти можно живым. Я прав?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Я просто не понимаю — о чём Вы и откуда такие выводы?

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Ну вот Пушкин решил выйти из масонов — и масоны его за это убили, например. Не стыдно?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ:
К моменту смерти Пушкина в России уже 15 лет как были запрещены масонские ложи и масонов не было никаких. При том сам Пушкин никогда из масонской ложи не выходил — когда она ещё работала. Я понимаю — что Ваша задача меня в том числе позлить, чтоб я в чём-то проболтался, но я, во-первых, не очень понимаю — о чём Вы хотите, чтоб я проболтался; во-вторых, ну зачем совсем уж глупости говорить? Это вот Вам — не стыдно?! Для меня лично — Пушкин — это вообще святое и “наше всё”. И, кстати, одна из наших Достопочтенных лож называется “Пушкин”.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Ну, хорошо, значит всё это только слухи и злые языки. Допустим. Но как в таком случае Вы сами объясните — почему о масонах только такое все и говорят? Чем-то же это объясняется?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Тут мне представляется всё довольно простым образом: просто зависть. Зависть людей, которые сами не масоны. Например, Вы знаете, что первые антимасонские памфлеты и антимасонские тексты в России инициировала Екатерина Вторая?
А в чём причина? Ну, в нашем масонстве не могут состоять женщины. А она была царица. Почти все её “коллеги” — европейские монархи — возглавляли в своих странах своё масонство. Все её советники при русском дворе — были масонами. Поставьте себя на её место! Мужики, всё окружение, ходят постоянно куда-то заседать, что-то там умное обсуждают, видимо хорошо проводят время, а её не берут и туда вообще не пускают. Разумеется — это разозлит и вызовет критическую реакцию, внутренний протест. Ну и вот. Думаю, и в других случаях так же.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Кстати, про женщин. У Вашей ложи “британское направление”. Вот англиканская церковь, пусть и не масонская организация, но почти всё руководство которой состоит в масонских ложах. А Вы ведь знаете, что англикане теперь даже в епископы допускают женщин. И как масонам с этим живётся? Будут и у вас изменения?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Мы не церковь и нас это не касается. Я не обсуждаю церковь. Ну, признали — и признали.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Вы считаете это не противоречивыми вещами?! Человек же может быть и масоном, и членом Англиканской церкви, что часто так и есть.

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Человек может быть в церкви и в кружке любителей вышивания. Какая проблема? Или в Российском Историческом обществе, или в Российском Философском обществе.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Ну, не всё так просто, мне кажется. Ведь как-то вашим английским “братьям” с этим приходится жить, а это для вас “материнская” ложа. И их решения перейдут в итоге и на вас, думаю. Мне вот просто интересно — как решаются эти проблемы в Англии сейчас, где тенденции понятны. Ну вот такой вопрос для примера задам. Ладно, женщин принимать в масоны нельзя. А если, допустим, кто-то из масонов сделал операцию и поменял пол — что будете делать? За что у вас из масонов выгоняют?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Очень интересный вопрос задали. Точнее — два вопроса.
Начну с первого. Недавно британские власти (Министерство юстиции) заставили британские ложи изменить Устав. Теперь — если приняли мужчину и он сделал операцию по смене пола, они по этому поводу не имеют права его выгнать. Если бы они устав не изменили, они могли просто всю собственность потерять по британскому законодательству.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
И что теперь, он для масонов продолжает считаться мужчиной?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Да.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ (смеётся)
Ещё одно “соломоново решение”!

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Называйте как хотите, но это факт. Продолжу отвечать. О какой “тоталитарной секте” Вы можете говорить? Если признак любой тоталитарной секты — закрытость от внешнего мира, внешних факторов воздействия. Секта людей окукливает, чтобы они за пределы неё никуда не выходили. Масонство, наоборот, направляет людей вовне — чтобы люди развивались в тех направлениях, в которых они сильны.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ:
Ладно, вопрос со сменой пола вы решили соломоновым решением, а может даже геринговским по типу “кто здесь мужчина — решаю я”. Как и с богами в индуизме. А что там у вас ещё запрещено? Насколько я помню — гомосексуализм, например?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Этот вопрос до сих пор дискутируется. Сейчас внутри американского масонства идёт большой спор. Что делать с гомосексуализмом. Мнение Юга и Севера до сих пор разнится. Есть южные штаты — Теннесси и Джорджия. Там есть два “брата”, которые любят друг друга в “этом смысле”. До поры до времени “свечку никто не держал”, как говорится. Но вдруг они официально пошли и расписались. На следующий день ложа Джорджии их выгоняет на основании своей Конституции 1863 года. Через день у штата Джорджия отзывают признание Великие ложи Нью Йорка, Вашингтона, Калифорнии, Франции, Швейцарии и много кто ещё. А поддержала их только ложа Теннеси. И до сих пор не решён этот вопрос, к заключению не пришли.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
А есть ложа, которая может выступить мировым судьёй? Английская?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Нет такой. И английская не может. Англия может только отозвать признание у какой-то ложи, и тогда многие последуют их примеру, но только из-за их формального, а не юридического авторитета. Но это просто влияние, да и то не полное. Вот пример. Есть Великий Восток Италии, эту ложу признают почти все, но не признает Объединённая Великая Ложа Англии из-за скандала вокруг ложи P-2. В 80-е годы была такая ложа, она входила в Великий восток Италии и вокруг неё был шум о коррупции, и Великая Объединённая Ложа Англии отозвала признание у Великого Востока Италии и создала на этой территории Великую регулярную ложу Италии. Сейчас там две регулярные ложи, но одна признана регулярной Объединённой Великой Ложей Англии и еще 10% регулярных лож, а 90% мира признают Великий Восток Италии.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
И как вы с этим живёте?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Мы тоже Великий Восток Италии признаём.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Естественно, для русских масонов коррупция — не преступление. Подумаешь, P-2, “Спрут” и т. д.

(Андрей Богданов смеется)

Андрей Богданов в Королевском Альберт-Холле

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ:
Ладно, погодите. Тоталитарная секта — это не только невозможность выйти. Это жёсткое навязывание каких-то принципов. Ну вот, как я уже говорил, у вас в вашей “ритуальной работе” есть молитвы. Вы говорите, что “можно быть и в церкви, и в масонах, и в кружке любителей вышивки”. Но как человек православный может совмещать молитвенный экстаз двух направлений? Не может же быть человек и христианином, и мусульманином одновременно, например. Это не столько даже бред, сколько просто не получится, если человек не шизофреник. А вы, читая свои молитвы — по сути не даёте православному молиться по-православному. Разве это не давление, точнее — не подавление?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Наш ритуал не является молитвой. Хотя внутри ритуала, особенно когда создаётся ложа, есть четыре строчки молитвы к Всевышнему, но мы ничего в этом не видим плохого. Более того, масоны всячески своих членов подталкивают быть истинными христианами, мусульманами, ходить в церковь и причащаться. А не то, что “не ходите в церковь, а ходите к нам”. Более того, у нас часто бывает, собираются братья и идут вместе в церковь. Сейчас я знаю, у нас две ложи — христиане — поехали в Оптину пустынь на три дня, жить и молиться. Но не как масоны, а как христиане. Масоны подталкивают к более искренней вере в Бога.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Но в своей концепции?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Христиане понимают Бога как христиане, мусульмане как мусульмане.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
А вы Бога понимаете как “архитектора”?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
А мы говорим, что все объединено Архитектором и Бог един. Разве это противоречиво? Многие ритуалы построены на Ветхом Завете, на строительстве храма.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
А Ветхий Завет построен на Эхнатоне, на египетском ритуале?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
У нас есть ложи на египетском ритуале, есть на шотландском ритуале.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Ну это всё у вас как-то связано с египетским ритуалом, или я что-то путаю? Свою историю вы разве не ведёте от Древнего Египта?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Это всё в строительной теме.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Понятно, спасибо. Теперь подойду к части вопросов, точнее вернусь к ним, которые должны раскрыть в масонах сущность английских шпионов. Если возвращаться к вопросу посвящения, или рукоположения. Например, в Японской православной церкви не может быть патриарха, потому что Японская православная церковь не имеет пресловутого “томоса”, там есть только митрополит, который по многим вопросам подчинён Московскому патриарху. Как у вас с этим? Вы выполняете команды из Лондона и стоите по стойке смирно перед каждым британским фармазончиком? Я правильно понимаю? От них ведь идёт “рукоположение” и тому подобное?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Нет, не правильно. Причём вообще. Все Великие ложи всех стран независимы и самостоятельны в своих решениях, подчиняются только международному законодательству, решениям ООН. Кстати, как и церковь, раз уж Вы приводили церковные примеры. Скажем, РПЦ МП признаёт Абхазию канонической территорией Грузинской церкви — и условно по этому же принципу и мы не создаём в Крыму масонских лож нашей юрисдикции и признаём там лишь ложи, подчинённые Киеву.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Ну что, у вас нет какого-то хитрого масонского руководящего органа, заседающего в каком-нибудь Лондоне, Вашингтоне или Тель-Авиве, который шлёт всем руководящие указания, что делать и когда свергать правительство?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Ничего такого вообще нет. В принципе. Иногда проходит конференция Великих мастеров всех стран, где собираются все желающие. Председателя выбирает принимающая сторона. Это выглядит как тусовка, на которой можно познакомиться с Великими мастерами других стран. Но на этой конференции нет никаких резолюций, никаких голосований, только голосование, где проводить следующую конференцию. Никаких решений не принимается.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Ну чем-то глава английской ложи, по совместительству герцог Кентский, старше Вас?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ:
Нет, только по возрасту. Но он Великий мастер уже 56 лет, и в мировом масонстве многое знает, с точки зрения почтения и уважения он выше меня на голову. Именно в плане уважения. Но оно касается не политики.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
А может мировое масонство что-то придумать подлое и заставить Россию, пусть не страну, а хотя бы Вашу ложу, — это принять? Как они это делают?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Никак. В Конституции Андерсена написано, что масон является опорой своего государства и власти. Изначально любой масон поддерживает власть своей страны.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Прям беда какая-то с вами, ни в чём не признаётесь… Ладно, вернусь к вопросам, что задавал выше. Если у вас не тоталитарная секта, то как можно из масонов выйти? Прям спокойно, и за это не убьют — как Пушкина? И второй вопрос — а за что из масонов могут исключить?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ:
Выход абсолютно свободный. Про Пушкина я Вам уже говорил, прекратите так шутить. Если человек не посещает встречи ложи, он просто перестаёт быть масоном. Но когда он хочет вернуться — снова идёт голосование, только уже не при более чем трёх против, а большинством голосов его возвращают. Человек предупреждает, что по работе не может посещать работу ложи, или из-за негативного отношения общества к масонству, если он избирается судьёй или депутатом. Тогда он перестаёт быть масоном.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Обычно это помогает, а не мешает. Ну, я имею ввиду другие страны.

АНДРЕЙ БОГДАНОВ (пожимает плечами):
А что касается причин и поводов для исключения, то это нарушение законодательства страны, уголовные преступления.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Интересно. А где проходит эта граница? Вот Вы выходите на улицу курить, как я вижу, хотя у Вас тут громадные помещения в офисе, наверное где-то 700 квадратных метров, и Вы большой начальник с собственным кабинетом. Это вопрос вежливости, как я понял — по отношению к Вашей секретарше и т. д. — и делает Вам честь. Но курение у подъезда — это нарушение нашего законодательства. Это повод Вас исключить из масонов?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Ну, понятно, речь о серьёзных нарушения и серьёзных уголовных преступлениях. Условно говоря — нарушение правил ПДД в виде пересечения сплошной полосы или превышения скорости мы не рассматриваем как такой повод. Хотя за вождение в пьяном виде можем и исключить.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Так где эта грань? Что “считается”?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Уголовные преступления.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Даже не знаю — что сказать… Не знаю… Ну, вот нарушение выборного законодательства — налоговые декларации, сбор подписей и всякое такое — считается? Или это мелочи, сродни нарушению правил парковки?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ:
Считается при наличии судебного решения.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ (улыбается):
Ладно, вот я и подошёл к вопросам, которые хотел Вам задать относительно Вашей политической деятельности. Я помню, что Вы не можете говорить о политике, но ведь Вы скорее политтехнолог, нежели политик, так что это вопросы скорее не политические, а технические.
Скажите, вот Вы известнейший и выдающийся мастер предвыборных политтехнологий. А в области “чёрного пиара”, пожалуй, и самый опытный, самый известный человек в стране. А как соотносится “чёрный пиар” с “высокими моральными и нравственными принципами”, которые декларирует масонство?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Позвольте, а что такое в Вашем понимании “чёрный пиар”? Это же условное название. Где в нём нарушение законодательства? Что Вы вообще понимаете под этим термином?

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Например, это именно Вы ещё в начале 90-х придумали “двойников” на выборах. Допустим — выдвигается в депутаты в одномандатном округе условный Геннадий Зюганов, а Вы регистрируете там же другого человека с фамилией Зюганов, избиратели путаются и часть голосов, до 3%, Геннадий Зюганов теряет. Это нравственно?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Это не просто абсолютно законно, но, с моей точки зрения, — как ничто способствует именно честности выборов и их глубинной логике, их смыслу. Если избиратели не могут различить двух однофамильцев и голосуют инерционно за условного Зюганова, поскольку у них в голове жужжит навязанная рекламой, плакатами и речёвками по радио и ТВ фамилия, — то грош цена такому голосу избирателя и такому Зюганову (условному). Уж такое испытание — хотя бы вдумчивое вникание избирателем в личность человека, за которого он голосует, — должен пройти любой правильный депутат.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ: 
Хм… Пожалуй, не думал об этом раньше. Ладно, а вот ещё вопрос — про Ваше участие в президентских выборах в 2008-м. Вся политическая Москва смеётся над забавным случаем. Говорят, что когда победивший тогда Дмитрий Медведев позвонил Вам по окончании выборов поздравить с их завершением, — Вы просто сказали “Спасибо!” и не поздравили его с победой. Это правда?

АНДРЕЙ БОГДАНОВ: 
Впервые слышу о таком. Да, он позвонил, мы минут десять поговорили вежливыми официальными фразами в духе “будем и дальше сотрудничать в построении гражданского общества”, и всё. Не помню про поздравления, впервые слышу, повторяю.

Предварительные результаты президентских выборов 2008 года

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ:
Ну, об этом многие рассказывают. А расскажите, пожалуйста, о каких-нибудь забавных случаях из этой Вашей сферы деятельности. Ну, которые запомнились Вам.

АНДРЕЙ БОГДАНОВ (минуты три повспоминав):
В феврале всегда проходит конференция Великих мастеров в Северной Америке. И как раз в 2008 мы ездили в Вашингтон. Выборы президента у нас 12 марта, а 26 февраля я в Америке — на этой конференции. Захожу в магазин — обычный их супермаркет для среднего класса. Мне нужно было купить для конференции смокинг и другие вещи, которые я не взял с собой. Ну и, заодно, чемодан на колёсиках и т. д. Иду по магазину, везу за собой чемодан, навстречу люди идут и я краем уха слышу “Смотри, смотри, президент закупился”. На русском.
И в этот же день опять же — ловлю такси. Сажусь, обычное жёлтое такси, мой приятель вызвал, едем. Таксист слышит, что на русском разговаривают, поворачивается и замирает. “Да мне же никто не поверит!”. Тоже по-русски. “Что я президента вёз!”. “Я не президент, я кандидат в президенты!” — отвечаю. Он говорит, что для него это одно и то же.
Тут меня больше удивило то, что это всё в Америке. А казалось бы — что им наша Россия…
Прилетаю в Россию, еду в Казань в ходе избирательной кампании. Сразу с аэропорта поехал в храм Казанской Божьей Матери. С батюшкой нас познакомили давно, ну вот с него визит и начал. Поговорили о своём, а потом сам батюшка говорит — “В мечеть поедете новую? Её вот только построили”. А я, кстати, наполовину татарин, хоть и православный. “Поеду с удовольствием”,  отвечаю.
Ну, батюшка говорит: “Я тогда с Вами поеду, мулла мой кореш, друг”. На его машине приехали в мечеть, заходим, он перекрестился. Мулла встречает, они обнимаются. “Вот, я Вам президента привёз”. “Я говорю — я кандидат”, — и перекрестился. “Кстати, я тоже татарин наполовину”, — говорю. Мулла спрашивает: “А почему ты христианин?”. “Ну, отец русский, христианин”. “Ну, ладно, тебе можно, пойдём”.
Не знаю, к чему вся эта история и чему она учит. Ничему. Вот Вы спросили, а я вспомнил.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ:
Спасибо большое! И за эти истории, и вообще за интервью. Напоследок хотелось бы Вас попросить сказать что-нибудь такое масонское нашим читателям — в виде пожелания.

АНДРЕЙ БОГДАНОВ:
Да тут всё просто. Делайте другим то, чего хотели бы — чтоб другие делали вам.
Я желаю успехов вашему изданию, очень интересному, где, кстати, потрясающий состав авторов, на зависть всем, пожалуй — лучший на данный момент.

СТАНИСЛАВ ЛИТВИНОВ:
Спасибо Вам большое!

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

3.9 9 оценок
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
1 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
trackback
ivan zlax
4 месяцев назад

[…] #^https://fitzroymag.com/mir/intervju-s-andreem-bogdanovym/#charter #contradiction #freemason #female #fun #interview #masonry #property #revision #sex #tradition #transgender #uk […]

Вам также может понравиться