“Идти проторенными дорожками — не наш метод”

Об издательстве Acta Diurna, востребованности научпопа, Гае Анонимусе и новом ПСС Стругацких
Изображение предоставлено издательством

От редакции

Acta Diurna — русское издательство, учреждённое в 2017 году в Москве с технической базой в Санкт-Петербурге. Основное направление деятельности — научно-популярная историческая литература и, отчасти, фантастика. Среди крупных постоянных проектов издательства можно назвать серию AntiQuitas/Древний мир и издание наиболее полного собрания сочинений А. и Б. Стругацких, включающее уникальные и ранее никогда не появлявшиеся в печати материалы.

Генеральный директор Acta Diurna — Стас Литвинов, главный редактор — Андрей Мартьянов, русский писатель, известный почти полусотней романов и книг в жанре non-fiction. 

Главный редактор журнала Fitzroy Magazine Кирилл Бенедиктов побеседовал с генеральным директором и главным редактором Acta Diurna о том, как маленькому издательству удалось не только выжить, но и преуспеть в сложные для книжного бизнеса времена.

Кирилл Бенедиктов: Начнём с поздравлений. В августе этого года издательство Acta Diurna отметила свой третий день рождения. На юбилей ещё не тянет, но уже понятно, что проект серьёзный, не однодневка, и при этом оригинальный, не вполне типичный для российского книгоиздательского рынка. Итак, поздравляю вас, коллеги, с трёхлетием — это рубеж, причем рубеж знаковый. Цитируя Бегбедера, “любовь живёт три года”, а вот любовь читателя к книгам AD, похоже, с годами только крепнет. Впрочем, давайте обо всём по порядку. Кому и как вообще пришла в голову идея создать издательство? И не в конце девяностых, когда книгоиздание было третьим по доходности бизнесом после наркоторговли и проституции (распространённая шутка тех былинных времен), а в 2017 году, на фоне всеобщих стонов и плачей о гибели книготорговли и превращении российского книжного рынка в кусочек шагреневой кожи?

Андрей Мартьянов: Начало Acta Diurna было положено февральским вечером 2017 года где-то в Альпах, когда, собравшись весьма узкой дружеской компанией, мы начали вдруг обсуждать книжный бизнес вообще и гигантские книгоиздательские холдинги в частности. Общеизвестно, что последние представляют из себя бездушные и лишённые самого минимального эстетического чувства механизмы, где всё и вся решает “продажа” — то есть менеджеры по маркетингу, чьи управленческие решения определяет условный “рынок”. Отсюда, кстати, и пресловутые бронелифчики с лупоглазыми монстрами на обложках фантастики — это, увы, доселе работает, и потому зачем выдумывать что-то новое? Ну а если нет издательства, которое нас устраивает, давайте создадим своё. Это был своего рода маленький заговор, о котором исходно знали всего три человека — мы со Станиславом и Eugene Rene, один из постоянных авторов журнала Fitzroy, который и стал основным вдохновителем проекта, за что ему отдельная благодарность. Как говаривал в своё время профессор Толкин, “если нет книги, которую вам хотелось бы прочесть — просто возьмите и напишите её сами”. Мы решили пойти по этому принципу, только не в литературной категории, а в издательской. Что же насчёт “гибели книготорговли”, наш опыт показывает, что слухи о её преждевременной смерти несколько преувеличены — в целом рынок “бумаги” пусть и медленно, но растёт.

Кирилл Бенедиктов: В 2009–2012 году я был главным редактором крупного издательского дома “Этногенез” — помните амбициозный проект Константина Рыкова? — и пережил тот перелом в книжном бизнесе, когда в связи с повсеместным распространением электронных “читалок” тиражи бумажных книг нашего издательства упали со 100 тысяч (в 2009–2010 год) до 15 тысяч (в 2012). А ведь сейчас и 15 тысяч для фантастического романа — это запредельно высокая планка. Как обстоят дела с тиражами и продажами у Acta Diurna?

Андрей Мартьянов: Первые полтора года существования Acta Diurna мы экспериментировали с форматами. Для начала мы решили переиздать шедевры фантастики 90-х годов — в ту эпоху весьма популярные, — в “подарочном” формате и низким тиражом. Затем было решено выпустить научно-популярную книгу “С точки зрения Карфагена” об уничтоженной римлянами финикийской империи и… Такого эффекта мы, скажем прямо, не ожидали. Первый том был раскуплен почти мгновенно, нам пришлось делать несколько допечаток…

Стас Литвинов: Да, цифровая эпоха вносит свои коррективы в издательский бизнес, но мы избрали следующую концепцию: книга должна быть не только интересной, но и хорошо оформленной. Настолько хорошо, что она превращается в предмет “элитного потребления”, её не стыдно поставить на полку или подарить. Дизайнерская обложка. Качественная бумага. Всяческие милые мелочи наподобие двуцветных титулов или ляссе-закладки. При этом выдерживая весьма демократические цены для потребителя. Формат сложился окончательно: ещё много лет назад известный в издательских кругах главный редактор АСТ Николай Андреевич Науменко предрекал взлёт научно-популярной литературы и оказался прав — мы окончательно избрали исторический научпоп главной линией, а фантастика и переиздания былых шедевров отошли на второй план, хотя тоже не забываются. Однако текущим безумным летом мы издали сборник фантастических рассказов “Постэпидемия” на актуальную тему невероятным тиражом в 50 000 экземпляров, и отправленная в продажу часть тиража отлично расходится — читатель хочет оставить на память о событиях весны 2020 отличный сувенир.

Фото: Ян Авриль

Кирилл Бенедиктов: Что представляет собой издательство Acta Diurna? Каков его штат?

Стас Литвинов: Официальный штат — двое. Я как генеральный директор, который занимается финансами, продажами и маркетингом, и Андрей Мартьянов в ипостаси главного редактора, на котором висит “литературная” часть — то есть от оценки текстов, до перевода их с “русского на русский язык”, если требуется художественная редактура. Зато у нас много партнёров, которые занимаются технической частью — вёрстка, корректура, редактура и прочее: это петербургское издательство “Сидорович”, возникшее на обломках разорившегося “Лениздата”, наш лучший корректор и вовсе работает в интернет-издании “Фонтанка.ру”. Мы исходно выбрали “безофисную” стратегию, вы же должны представлять, в какие безумные деньги обойдётся содержание офиса в Москве? Полный аутсорс — причём задолго до текущей пандемии, показавшей, что такой подход в определённых сферах бизнеса себя оправдывает — не во всех, разумеется. У нас есть склады в Москве и Санкт-Петербурге, но это именно что техническая часть, а не “офисная”. Два человека в команде, каждый из которых занимается своим делом — это очень удобно и прежде всего не затратно.

Кирилл Бенедиктов: А как вы определяете издательскую политику?

Стас Литвинов: Политика издательства на текущий момент определена: основное направление — научно-популярная литература, которая в настоящий момент отлично покупается и представляет для читателя немалый интерес. Продажи нон-фикшн растут во всём мире, Россия не исключение. Если придумаем что-то новое, то немедленно вам сообщим!

Фото и обработка: Алиса Курганская

Кирилл Бенедиктов: Acta Diurna, цитируя героя фильма “Покровские ворота”, “в переводе с античного” — “ежедневные события”, таблички с оповещением добрых римских граждан о том, что накануне случилось в их славном городе. Считается, что из этой традиции выросла вся современная периодика. Но ведь ваше издательство, кажется, никогда подобным не баловалось. Почему же тогда Acta Diurna?

Андрей Мартьянов: Традиция. Началось всё семь с лишним лет назад, 20 августа 2013 года, когда в ЖЖ появились “Записки легата преторианцев Гая Анонима” как раз с “ежедневными новостями”, в которых шуточно обыгрывались современные события в России и мире “с точки зрения Древнего Рима”. Сейчас этот паблик мы подзабросили, — невозможно же столько лет зубоскалить! — но иногда там появляются сообщения на острую и актуальную тематику.

Стас Литвинов: Да, и хотелось бы напомнить, что журнал “Fitzroy” тоже периодика и ежедневное интернет-издание, входящее в подразделение AD Publisher — вам ли как главному редактору журнала это не знать! Очень надеемся, что “Fitzroy” однажды появится и в бумажном формате. Безусловно, издательство Acta Diurna и журнал “Fitzroy” — это две разные, но родственные структуры.

Кирилл Бенедиктов: Начинали вы, если мне не изменяет память, с очередного собрания сочинений братьев Стругацких. Вообще нужно иметь немало мужества (ну, или куража), чтобы выходить на российский рынок с двадцать пятым вариантом ПСС братьев. В чем были ваши конкурентные преимущества, и оправдался ли расчёт?

Стас Литвинов: Это прозвучит невероятно, но полное собрание сочинений Стругацких — наш самый удачный коммерческий проект. Продаётся всё и ещё просят. Причём аудитория самая обширная — приходят заказы из США, Израиля, стран Западной Европы. Дело в том, что мы совместно с издательством “Сидорович” и клубом “Людены” собрали материал, которого у прочих издателей не было никогда и никогда впредь не будет — черновики, дневниковые записи, рисунки, частную переписку АБС. То есть все эти тридцать три тома наполнены уникальным, никогда ранее не появлявшимся в печати контентом, который для поклонников творчества Стругацких является настоящим сокровищем. Безусловно, большую роль играет техническое качество издания: мы в принципе никогда не издавали и не будем издавать книги на летописной “туалетной бумаге”, но в случае с ПСС братьев мы превзошли сами себя. Да, это дорогие книги, но они моментально расходятся. Скажу больше, благодаря “Люденам” набралось материала ещё минимум на три-четыре тома поверх заявленных тридцати трех. Из-за весенних эпидемических событий мы выбились из графика, выход томов 22-23 слегка задерживается, но в первом полугодии 2021 года мы собираемся завершить этот проект — впервые в истории литературы появится даже не полное, а полнейшее издание Стругацких. К последнему тому мы собираемся добавить флешку с оцифрованными киноматериалами, заснятыми лично Стругацкими. Да, идея была очень амбициозная, многие читатели относились к задумке скептически, но мы это сделали. Точнее, доделываем.

Фото: Алиса Курганская

Кирилл Бенедиктов: Помимо АБС, Acta Diurna вроде бы собиралась переиздавать лучшие фантастические книги конца 90-х — начала 2000-х годов — той легендарной уже эпохи, когда в отечественной фантастике ещё не было засилья попаданцев, всех этих прыщавых программистов, отточивших свое мастерство в баталиях World of Tanks и снисходительно объясняющих товарищу Сталину, как лучше разбить армады Гудериана. Да и розовые сопли ромфанта ещё не окончательно затопили книжные прилавки. Но после пары книг (Логинова и Лукина, если не ошибаюсь) проект как-то заглох. Не выстрелило? Почему?

Андрей Мартьянов: Не заглох. Во-первых, к сожалению, новое поколение авторов 90-х практически не знает — тогда книги наподобие “Многорукого бога Далайна” или “Меча и Радуги” Елены Хаецкой были у всех на слуху и выходили невероятными по нынешним временам тиражами, но сейчас их покупают в основном ностальгии ради — да, “подарочная” серия старой фантастики выходит небольшим тиражом в тысячу экземпляров, но этот тираж вполне удовлетворяет имеющийся спрос. Серия не закрывается, она будет продолжаться, например к зиме мы собираемся издать очень нашумевшую в свое время “Чёрную книгу Арды” Н. Васильевой и Н. Некрасовой, да и хотелось бы напомнить, что “Война за Асгард” Кирилла Бенедиктова, переработанная и дополненная, тоже ждёт своего часа. Проблема подарочной серии в том, что она долго раскупается — тираж в 1 000 экземпляров уходит в среднем за год и ориентируется не на молодежь, а на людей среднего возраста, которые хотят оставить на память о былых временах качественно изданную книгу, прочитанную в юности. 

Кирилл Бенедиктов: Может, я ошибусь, но предположу, что своей репутацией издательство AD обязано прежде всего научно-популярным книгам — “С точки зрения Карфагена”, “После Рима”, “Вокруг Апокалипсиса”. Кто бы мог подумать, что в наше время аудитория, безнадёжно испорченная Фоменко-Носовским, с одной стороны, и Скляровым и его последователями — с другой, будет активно покупать научпоп, написанный с вполне традиционных позиций — без “новой хронологии”, без ядерной войны в XVIII веке, без высоких технологий, предшествовавших неолиту и т.д. В чём секрет?

Андрей Мартьянов: Секрет в том, что на нас снизошла муза, причём очень вовремя. Мы внезапно вспомнили о советском научно-популярном формате, сформировавшемся ещё в сталинские времена — доступно о сложном. Написанная понятным языком историческая книга, которая будет интересна каждому — от школьника до профессора. Массовая аудитория, жаждущая самообразования — рабочие и военные, учителя и колхозники. Почему-то именно эта концепция у других издателей или игнорируется, или попросту забыта: они выпускают академическую заумь, ориентированную на узких специалистов, а мы решили, что целевая аудитория должна быть максимально широкой с основным прицелом на старшую школу и студентов. И попали в яблочко.

Стас Литвинов: В нынешние времена это прозвучит как фантастика, но второй том книги “После Рима”, повествующей об упадке и крушении Западной Римской империи и возникновении на её территориях средневековой Европы, после отмены карантина в июне 2020 года был раскуплен со стремительностью невероятной — и это вполне солидный сейчас тираж в 3 000 экземпляров. Планируется допечатка. Тогда как научпоп у других издателей издается совершенно смешными тиражами в 300–500 экземпляров, которые с огромным скрипом покупаются. А всего-то надо было хорошенько подумать над форматом и отказаться от навязчивых издательских стереотипов и косности, присущей этому бизнесу. Нам не “повезло”, просто мы умные и креативные — принципиально иной подход к издательской деятельности. 

Кирилл Бенедиктов: Кто такой таинственный автор Gaius Anonimus, под именем которого выходят все исторические книги AD? Собираетесь ли вы когда-нибудь раскрыть его инкогнито?

Стас Литвинов: Частично этим автором являемся мы оба, но именно что частично. Есть нюансы. В один прекрасный момент было решено, что если историческая серия AntiQuitas/Древний мир отлично заходит под данным псевдонимом, автор получил популярность, то зачем этой популярностью пренебрегать? Мы предложили авторам, работающим по научно-популярному направлению печататься под этим псевдонимом, наша же задача — выдерживать общую стилистику текстов. Таким образом Гай Аноним — это коллективный псевдоним. Отдельно отметим, что некоторые авторы принципиально не хотят раскрывать своего имени и охотно этой нашей выдумкой пользуются — Аноним, так Аноним.

Кирилл Бенедиктов: А с фантастикой вы всё-таки решили завязать? Или не всё так однозначно?

Андрей Мартьянов: Как я уже сказал, завязывать не будем, просто снизим обороты. Без фанатизма. Фантастика — жанр деликатный, с ним тоже можно широко экспериментировать. Бесчисленных попаданцев и ромфант с очаровательными ведьмочками мы оставим другим издательствам, а сами постараемся в очередной раз пойти нестандартным путём. Последний пример — сборник “Постэпидемия”, который мы уже презентовали в журнале “Fitzroy”. Кажется, это был первый случай в истории русской фантастики, когда авторы откликнулись на актуальное, происходящее прямо сейчас, событие. Рассказы писались буквально “в прямом эфире” — на моей памяти такого вообще никогда не было. Эксперимент? Да, эксперимент. Удачный? Безусловно. У нас в планах есть ещё серия романов, посвященных условной “прекрасной эпохе” XIX века в стиле Жюля Верна, классический стимпанк, тоже основательно подзабытый современными фантастами. Идти проторенными дорожками не наш метод.

Фото: Алиса Курганская

Кирилл Бенедиктов: Насколько я помню, проект “Постэпидемия” вызвал активное бурление… ну, не будем уточнять, чего именно — в либеральных кругах российского фэндома. Что живо напомнило мне сборники, которые несколько лет назад собирал Сергей Чекмаев, кстати, тоже представленный на страницах “Постэпидемии”. Помните — “Беспощадная толерантность”, “Либеральный апокалипсис”? Ох, как их тогда полоскала рукопожатная и прекраснолицая часть фэндома! А ведь очень многие прогнозы, сделанные фантастами в тех сборниках, уже сбылись — а остальные вот-вот сбудутся. Можно ли сказать то же самое о “Постэпидемии”?

Андрей Мартьянов: Надо различать фантастику и футурологию — это принципиально разные жанры. В отличие от футурологии, фантастика не предсказывает будущее, а рассматривает варианты будущего, в том числе с фантастическими допущениями. Если солидный футуролог сообщит публике, что завтра к нам прилетят марсиане, его поднимут на смех. А вот в фантастике такой вариант позволителен. Потому мы не рассматриваем “Постэпидемию” в качестве прогностического материала — авторы лишь представили свое видение развития событий после пандемии 2020 года. А насчёт прекрасноликой части фэндома — это было очень смешно. Комментарии на сайте “Лаборатория фантастики” от этой публики вызывали здоровый хохот: то есть как в России всё будет хорошо? Нет, это невозможно, почему вы не пишете про мрак, ужас, бездушную тиранию и GULAG и кровавую слизь в подвалах Лубянки? У нас же была ясная установка: незачем дополнительно пугать читателя, когда на карантине и так всем было нелегко. Разумеется, читателям с негативным восприятием мира это не понравилось, но они и не являются нашей целевой аудиторией.

Кирилл Бенедиктов: Андрей, вопрос персонально к тебе. Ты известный писатель, автор более пятидесяти романов, твоя новая повесть только что печаталась в нашем журнале Fitzroy Magazine. Не было у тебя мысли написать роман специально для AD? Или редактура отнимает слишком много времени (на собственном опыте могу подтвердить, что это бывает очень часто)?

Андрей Мартьянов: Редактура — это моё проклятие. Да, отнимает, да, очень часто. Проблема в том, что эти обязанности я не могу никому передоверить — хороших художественных редакторов в стране очень мало, по пальцам пересчитать, да и все они заняты в других издательствах. Повесть “Короткая дорога” для “Fitzroy” совершенно очевидно имеет большой потенциал для развития, я не исключаю, что разверну её в роман — там предостаточно не выстреливших ружей. Вопрос времени, впрочем, если каждый день писать понемногу, то рано или поздно текст перерастёт в крупную форму.

Кирилл Бенедиктов: Ещё десять лет назад в российском книжном бизнесе было два огромных холдинга, соперничавших между собой — ЭКСМО и АСТ — и несколько десятков издательств поменьше, кормившихся на вытоптанной этими гигантами поляне. Потом один динозавр сожрал другого — ну, или если выражаться более политкорректно, вступил с ним в симбиоз, и объедков… гм, ладно, ресурсов, на поляне стало ещё меньше. Как выживает маленькое издательство в леденящей тени такого монстра?

Стас Литвинов: Мы не видим себя конкурентами огромных книгоиздательских холдингов, хотя бы потому, что занимаем принципиально разные ниши в “пищевой цепочке”. Это примерно, как дельфин не может быть конкурентом слона, поскольку обитают они в разных средах. Во-первых, у нас сформирована собственная целевая аудитория, которая гарантировано покупает книги исторической серии и “подарочную” фантастику. Стратегия гигантов проста — напечатать большое количество наименований, пусть даже далеко не самых качественных, авось хоть что-то да выстрелит и продастся большим тиражом. Ныне сгинувший “Лениздат”, кстати, с такой концепцией доигрался до банкротства — тискали в исходно очень неплохую серию фантастики любой неудобочитаемый мусор. Мы же очень тщательно подходим к отбору текстов и гнать “план по валу” не собираемся. А потому — быстрые обороты, напечатал, продал, получил прибыль, пустил средства на следующие тома. Мы живём с холдингами в разных мирах. Кроме того, у нас принципиально иной подход к качеству изданий — мы не снижаем затраты, экономя на бумаге или дизайне, поскольку маленькое издательство как раз может позволить себе такие изыски, а холдинг — нет, именно из-за огромного количества наименований и конвейерного производства.

Кирилл Бенедиктов: Ну, и, разумеется, не могу не спросить о дальнейших планах. Какие книги планируется выпускать в полюбившейся читателям исторической серии? Будут ли какие-то новые эксперименты, наподобие “Постэпидемии”?

Андрей Мартьянов, Стас Литвинов: Историческая серия вовсю продолжается: непосредственно сейчас мы поставим очередной эксперимент и напечатаем в серии AntiQuitas/Древний мир не научно-популярную, а художественную книгу. Это будет “Атаульф” В. Беньковского и Е. Хаецкой, абсолютно уникальный роман, повествующий о древних германцах — события происходят в долине Дуная в 399 году от Рождества Христова. За “Атаульфом” пойдёт “Карфаген-2”, после него книга о древней Персии, зимой один из авторов обещал нам сдать большой текст про Месопотамию Бронзового века. Есть намётки по книге о древнем Китае, но это уже следующий год, равно как и проект “От Энея до Августа”, о событиях, предшествовавших появлению Рима на карте мира. Разумеется, продолжится выпуск ПСС братьев Стругацких. Словом, работа кипит, и хотя мы выбились из графика благодаря весенним эпидемическим событиям, будем навёрстывать.

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.8 34 оценок
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Вам также может понравиться