Центральноамериканский трип. Часть I

Впечатления от Кубы
Алексей Архипов для Fitzroy Magazine

Что мы знаем о Центральной Америке? Должен сказать, что уровень осведомлённости среднего обывателя об этих странах стремится к нулю. Старшее поколение по крайней мере слышало о Сальвадоре и Никарагуа: помню, как в мои пионерские 80-е программа “Время” и школьные политинформаторы выедали нам мозг рассказами про сандинистов, контрас и героический Фронт Освобождения имени Фарабундо Марти, — более молодые же не знают и этого. Коста-Рика в последнее время успешно позиционирует себя как место банано-кокосового отдыха, так что про неё многие слышали и наверняка в курсе, что она находится где-то далеко в тропиках. Но вот про Гондурас большинство наших соотечественников знает только то, что он беспокоит, и поэтому его надо меньше чесать, а что до Гватемалы — то дай Бог, если хотя бы вспомнят, что такая страна вообще существует в природе. Собственно, именно эта неизведанность и подвигла нашу компанию из шести человек в начале 2010 года на поездку в те края. Изначально мы планировали ограничиться тремя странами, а именно Гватемалой, Гондурасом и Никарагуа с возможным заездом в Сальвадор. Правда, благодаря тому, что за две недели до нашего вылета доблестная авиакомпания “Кубана” навсегда отменила рейс Гавана-Гватемала, нам пришлось экстренно перекраивать даты перелёта и программу поездки. Но нет худа без добра — в результате у нас образовались заезд в Коста-Рику и полтора дня в Гаване, с которой я и начну своё повествование. Впечатления от Кубы, прогулка по Гаване, какие сюрпризы и неожиданности поджидают путешественников.

Деньги на Кубе

гавана_панорама_утро

Прибывающий на Кубу иностранец должен знать, что социалистическая революция и последовавшая за ней американская блокада внесли в валютную систему страны нюансы, которые нужно учитывать и лучше всего знать заранее. Какие деньги в ходу на Кубе? У кубинцев существует собственная национальная валюта с давними и славными традициями — песо. Но вам она не нужна, и за время пребывания в стране вы её можете вообще ни разу не увидеть. Песо — это деньги простого народа, ими на Кубе выплачиваются все зарплаты. А туристу простых песо иметь по идее не полагается (хотя и не возбраняется), специально для туристов есть песо конвертируемый, в обиходе называемый “куком”. В отличие от памятных старшему поколению чеков “Внешпосылторга”, куки охотно и официально берут везде — от магазинов и ресторанов до гостиниц и такси. И, помимо прочего (в отличие от тех же чеков), любой кубинец может свободно владеть и распоряжаться ими, а ещё у них есть разменная монета — конвертируемый сентаво, то есть это полноценная параллельная валюта. На куки, в отличие от “народного” песо, можно купить всё, поэтому приготовьтесь, что их из вас будут постоянно вытягивать всеми мыслимыми и немыслимыми способами. Это сюрприз первый. А вот второй. На Кубе ни в коем случае не следует менять доллары. Из-за блокады и связанных с ней валютных ограничений доллары там принимали в 2010 году примерно с пятнадцатипроцентным дисконтом по отношению к евро, фунту, йене и прочим всемирно признанным твёрдым деньгам. Не так давно на Кубе затеяли валютную реформу, но к чему она приведёт (и когда) — неизвестно. Однако дисконт доллара немного снизился и составляет около 10% в официальных обменниках (у частных менял, которых ещё надо постараться найти, курс будет повыше). Любой кубинец всегда будет стараться получить доллары от наивного туриста — но по возможности всё с тем же 10% дисконтом от банковского курса.

Разобравшись с сюрпризами (а дело шло к полуночи), мы отбились от предлагавших разные мелкие услуги жучков и отправились на “касу”. “Каса” — это бюджетный вариант проживания в Гаване. Дело в том, что многие гаванцы живут в весьма просторных квартирах (Кастро не стал повторять раннесоветскую практику уплотнений) и вполне официально сдают излишки жилплощади. В нашем случае это были две соседние двухэтажные квартиры в некогда буржуазном районе Ведадо, воспетом самим Маяковским (“белый ест ананас спелый, чёрный — гнилью мочёный…”). На нижнем этаже обитали сами хозяева, а верхние комнаты (с изрядной террасой) сдавали гостям. Там же можно было заказать и пансион, чем мы немедленно воспользовались, заглотив по среднего размера лобстеру (9 куков с человека) с рисом и салатом. Виски у нас был свой…

Проснувшись на рассвете совершенно бодрым (как-никак в Москве уже было два часа дня), я тут же отправился будить товарищей. Но они были немного утомлены перелётом и печёными ракообразными, так что у меня появилось время в одиночестве оценить с крыши террасы состояние близлежащих кварталов. Увиденная мною часть города явно не впечатляла и очевидно требовала ремонта, пусть и косметического, но зато тотального, поскольку за предыдущие пятьдесят лет ни мастерок, ни валик с краской этих районов Гаваны явно не касались… Впрочем, грибок и плесень — бич всех влажных тропиков, так что не будем слишком строги.

Отчаявшись побудить в коллегах по поездке, вяло требовавших пива (хозяйское выпили ещё вечером), хоть какую-то тягу к прекрасному, я решил совершить самостоятельный утренний променад. Уже на второй минуте прогулки ко мне привязался здоровенный добродушный негрилла средних лет, очень настойчиво интересовавшийся моими планами на ближайшее будущее и неустанно повторявший: “Донт ворри. Куба — но мафия”. (Кстати, вот чего действительно нет — того нет. Гавана абсолютно безопасна и резко контрастирует в этом плане со столицами Центральной Америки). В итоге он проводил меня до пивного ларька (полтора кука банка — ни фига себе), помог донести пиво обратно, ибо пакетов в ларьке — привет социализму — не оказалось, но зато по дороге мы с ним договорились, что он организует нам микроавтобус для экскурсии по городу. Поскольку с автобусом мой неожиданный гид не обманул, и всё оказалось готово уже через 15 минут, опухшим от сна коллегам пришлось быстренько заглатывать пиво и мчаться вниз.

Кладбище в Гаване

Первым местом, в которое нас повёз наш новоявленный Вергилий, стало городское кладбище в Гаване, за вход на которое, между прочим, с иностранного туриста сдирают пять куков. Можно, конечно, удивиться такому странному выбору маршрута, но на самом деле он совершенно логичен. Никакие наши Новодевичье и Ваганьковское и близко не стояли рядом с этим архитектурным пиршеством, занимающим примерно пять квадратных километров на городской окраине. Некрополь был создан в конце XIX века после очередной эпидемии, чтобы немного упорядочить ситуацию с покойниками.

Людей общественно значимых, да и просто богатых, хоронили поближе к главным аллеям, так что именно там можно увидеть самые замечательные произведения монументально-похоронного искусства. Причём такие, что главная кладбищенская церковь, в которой проходили и проходят все отпевания, на фоне надгробий просто теряется.

Впрочем, человеку, не особо знакомому с историей и культурой Кубы, долго на этом кладбище делать нечего. Какими бы значимыми для аборигенов ни были все эти покойные доны Хуаны де Засуй и доньи Тортильи-и-Халапеньо, иностранному туристу их имена не говорят ничего, а кладбищенская архитектура приедается довольно быстро.

Следующим пунктом нашей программы была главная площадь страны: Пласа де Революсьон — место, где в иные годы перед многотысячными митингами так любил отжигать Фидель Кастро. В день нашего посещения площадь была совершенно пустынна, лишь два портрета взирали на редких прохожих. С левой стороны — вечноузнаваемый Че, а с правой — нет, не аятолла Хомейни, как вам могло показаться. Это безвременно погибший в возрасте 27 лет Камилло Сьенфуэгос, боевой товарищ Фиделя Кастро и Че Гевары, партизанивший с ними в горах Сьерра-Маэстра.

А с другой стороны над площадью доминирует башня, на удивление напоминающая толкиеновский Изенгард — памятник Хосе Марти, видный практически из любой точки города. Сходство усугубляют гнездящиеся на её вершине какие-то малоприятные крупные чёрные птицы — то ли вороны, то ли грифы. Но задержаться на главной площади страны наши провожатые нам не дали — им было крайне интересно препроводить нас туда, ради чего вся экскурсия и затевалась, а именно в подпольный сигарный магазин.

Сигары Cohiba

С сигарами и сигарным бизнесом сразу же сталкивается любой отъезжающий на Кубу. Ещё в Шереметьево к нам подошла потёртая жизнью женщина и вручила визитку некоей Ольги, которая организует прекрасные русскоязычные туры по Гаване и, кроме того, “…покупать сигары надо только через неё, она не обманет”. В старой Гаване на улице сигары из-под полы предлагает чуть ли не каждый второй. Я уж не говорю о множестве магазинов, где этот продукт можно приобрести совершенно официально. Вопрос только в ценах.

В нашем случае всё выглядело следующим образом. Наш гид как бы случайно, между делом, поинтересовался, не нужны ли нам сигары. Мы степенно ответствовали, что вообще-то мы подобными незаконными вещами не занимаемся, ну, разве что так, на минуточку, только одним глазком взглянуть… В итоге он завёз нас в какую-то совершеннейшую трущобу, где, по его словам, жил абсолютно надёжный друг, работающий на сигарной фабрике. И действительно, потолкавшись десять минут в одной из хижин, он пригласил нас внутрь, где некий подозрительный мучачо уже выкладывал на видавший виды стол деревянные коробки с ароматными, вкусными и толстыми сигарами Cohiba. Как говаривали в фильме Snatch, “Нет, нет, сеньоры, не беспокойтесь — это не краденое. Просто за него не заплатили”. Поэтому и цена на Cohiba вышла специальной — всего 100 евро за большую коробку с 25 сигарами. Борьба между жадностью и честностью была недолгой и закончилась полным поражением последней — сигар взяли по максимуму. Правда, я некоторое время подозревал, что по цене нас несколько надули, но, когда впоследствии увидел в дьюти-фри точно такую же коробку точно таких же сигар, выставленную на продажу за 450 куков (примерно 400 евро), душа моя успокоилась.

Система, судя по всему, налажена и процветает, и вовлечены в неё и наш подозрительный мучачо, и уличные жучки, и экскурсовод Ольга, с которой мы в итоге так и не познакомились.

Всех их, по их официальной версии, снабжают несуны с государственных сигарных фабрик, для которых этот скромный доход служит приятной прибавкой к невеликой социалистической зарплате. Впрочем, я в эту версию не очень верю. Гораздо логичнее предположить наличие подпольного цеха, поскольку сам по себе процесс сигарного производства не относится к разряду высокотехнологичных. Цех получает табачные листья от того же поставщика, что и фабрики, точно так же, как и сигарные коробки, ну а акцизные марки либо действительно тырятся, либо подделываются. В любом случае, по возвращении в Москву купленные нами на Кубе сигары Cohiba не отличили от официальных даже распальцованные ценители, а если животное выглядит, как кошка, мяукает, как кошка, и лазает по деревьям, как кошка, — то это и есть кошка. Поэтому сделка оказалась выгодной во всех отношениях. Вот только фотографировать в том месте нам настоятельно отсоветовали, видимо, беспокоясь за возможную нелицензионную рекламу. А жаль.

Прогулка по Гаване

Кафедральный собор в Гаване

Потратившись на борьбу со здоровьем, мы направились к гаванскому Капитолию. Это здание было открыто в 1920-х годах как место заседаний тогдашнего кубинского парламента, и его архитектурный облик живо напоминает о степени независимости от США, которой наслаждалась страна в те годы. После 1959 года парламент как учреждение представительной власти стал на Кубе не шибко актуален, и здание стало Залом Конгрессов.

Место это сейчас весьма бойкое, площадь забита (по гаванским меркам) туристами — пешими и на автобусах — а также всевозможными такси, но и тут, на одной из главных площадей столицы, состояние некоторых зданий вызывает удивление.

У этой вот полуразрушенной зелёной галереи я, между прочим, столкнулся с эндемичным видом тропического попрошайничества. Когда я стоял под колоннами и фотографировал проносящиеся мимо стремительные бьюики и олдсмобили времён президентства Эйзенхауэра, меня окликнула довольно молодая, но уже вполне толстозадая негритянка с дочкой лет шести. После обычных ола-экскьюзми-вереаюфром она сразу перешла к делу, мол, не могу ли я им немного помочь и не куплю ли я для её дочки немного молочка? А девочка сразу цап меня за руку и смотрит снизу вверх эдак доверчиво. Предложенные мною два кука дочь Гвинеи отвергла, мотивировав тем, что нужны не деньги, а молочко, пойдём-пойдём — это совсем рядом. И правда, тут же за углом случился магазин, где за конвертируемые песо продавали всякое разное продовольствие довольно убогого ассортимента. Негритянка сразу же ухватила три пакета сухого молока, кои были мною безропотно оплачены, и означенная семейка мгновенно удалилась, напоследок одарив меня “спасибом” во все 64 зуба, каковое спасибо обошлось мне где-то в 15 куков. Вы, конечно, можете сказать, что я слюнтяй и лошара, но посмотрел бы я на вас на моём месте. Это вам не навязчивые и наглые московские цыгане, которых любой из вас в аналогичной ситуации без раздумий пошлёт в их родной Мадхья-Прадеш, тут было отточенное театральное действо с ювелирной дозировкой эмоций. Впрочем, если купленное молоко не играло роль неразменного пятака, а и вправду пошло на прокорм подрастающего поколения, то я совершенно не в претензии. Хотя я в это не верю: наверняка купленный мною товар уже через 15 минут оказался на своей законной полке, а хищная семейка отправилась на следующий круг в поисках ещё одного дурака.

От Капитолия мы отправились в Старую Гавану — колониальную часть города. Как назло, стоило нам выйти на площадь перед кафедральным собором — и хлынул дождь, так что осмотр Старой Гаваны вышел несколько беглым и, в общем и целом, свёлся к посещению двух самых известных баров Гаваны — “Ла Бодегита” и “Эль Флоридита”, что я считаю абсолютно правильным, потому что кафедральных соборов в Латинской Америке пруд пруди, а вот культовых баров очень мало. Первое — совсем крохотное и знаменито тем, что именно здесь изобрели коктейль мохито.

Алексей Архипов для Fitzroy Magazine

Коктейль мохито подают там и по сей день. Стоит это удовольствие 4 кука, но я, признаться, не отношусь к большим его почитателям, поэтому не оценил. На этой же улочке расположен целый ряд мелких магазинов, продающих стандартный для любой столицы мира псевдонациональный туристический набор.

Классический дайкири по-кубински

“Эль Флоридита” расположена примерно в километре от “Бодегиты” и прославлена уже двумя вещами: придуманным местным барменом коктейлем дайкири (точнее, одной из его вариаций) и тем, что это была любимая забегаловка Хемингуэя (Хемингуэй вообще, по-моему, сейчас второй по продаваемости брэнд в Гаване — после Че, конечно).

О дайкири следует сказать пару слов отдельно. Я его до “Флоридиты” не пил никогда, а попробовав, свидетельствую, что это действительный тропический шедевр. Вот рецепт классического дайкири по-гавански. 2 части рому смешивают с 1 частью сока лайма и добавляют сахар: затем (главное!) в смесь добавляется лёд и крошится в блендере так мелко, как это только возможно — буквально до размера хорошего сахара-песка. Полученный состав разливают в конические бокалы для мартини и пьют через соломинку — желательно, не очень медленно, пока лёд не растаял. После жаркой и влажной гаванской улицы ощущение такое, как будто тебе в утробу опустили изрядный кусок ароматного пьянящего льда. Это после первой. После второй тебе начинает казаться, что ты большой флегматичный холоднокровный игуанодон и весь мир становится замедленным и умиротворённым. Ну, а после третьей ты уже уверен, что если к твоему животу приложить, скажем, стакан воды, то через пять минут он превратится в ледышку. Дальнейшие эксперименты сдерживает цена удовольствия — шесть куков за бокал, да и подхватить ангину в тропиках тоже удовольствие небольшое. Хотя вышеупомянутый Хемингуэй, говорят, в лучшие свои годы выкушивал до восемнадцати бокалов зараз — ну, так на то он и Нобелевский лауреат. Кстати, после “Флоридиты” я неоднократно пытался пробовать дайкири в самых разных городах и странах — но нет, не то, не то… Дайкири на Кубе — особенный.

Бар La Bodegita

Расслабиться на полную катушку нам не дали, ибо пора было прощаться с автобусом и гидом, который был полностью удовлетворён чаевыми от сигарных жуликов и напоследок в качестве бонуса завёз нас на городской мыс — полюбоваться старой крепостью, которая во времена Испанской Империи была главным фортификационным сооружением Западного полушария: ведь именно здесь формировались знаменитые “золотые конвои”. Больше за световой день в Гаване посмотреть ничего не удалось, тем более что рейс на Гватемалу через Сан-Хосе у нас был очень ранний, и нужно было вставать в полпятого утра.

Остаток вечера прошёл совершенно светским образом, на террасе — за остатками виски, местным ромом, свежекупленными сигарами и беседой. В разгар ужина к нам присоединилась хозяйка касы, которую очень растрогало то, что мы русские, и, выпив стопку рому, она поведала нам всю свою жизнь. Оказывается, в юности она работала каким-то вспомогательным персоналом в штабе нашей базы ВМФ, у неё был русский любовник (а то и не один), и что она их всех до сих пор любит и очень скучает. А сейчас она одна воспитывает 19-летнюю дочь, которая учится на втором курсе медицинской академии и занимается декатлоном. Дохода от “касы” хватает, но еле-еле, потому что львиную долю отбирают вездесущие фининспекторы. Вот никогда не думал, что испанский язык такой понятный! Впрочем, это было скорее побочным действием рома.

Продолжение следует

Текст и фото: Алексей Архипов

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 1 оценка
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Вам также может понравиться