Центральноамериканский трип. Часть III

Гватемала: в гостях у майя
Ян Авриль | Fitzroy Magazine

На третий день поездки мы наконец-то обрели свой собственный транспорт. Ещё в Москве было решено, что самым лучшим и спокойным методом передвижения по разделённому кучей границ перешейку будет аренда микроавтобуса с местным водителем. Принимая во внимание довольно невысокий уровень оплаты труда в этих краях, а также то, что сумма аренды делилась на шестерых, это на круг выходило очень недорого. К тому же сразу снимало ряд потенциальных проблем вроде того же общения с дорожной полицией, поскольку испанским языком никто из нас не владел, а ожидать от тамошних служителей порядка знания какого-либо наречия, помимо родного, тем более не приходилось. На удивление, задача оказалась весьма нетривиальной, поскольку большинство агентств, с которыми я заранее списался, хотя и с готовностью предоставляли такой вид сервиса, но при этом наотрез отказывались выпускать принадлежащую им часть Гватемалы с гражданином в сопредельные государства.  Вопрос удалось решить буквально за три дня до отлёта. Всё удовольствие в итоге обошлось в 23 доллара с носа в день — это без учёта стоимости бензина, но включая все страховки, а также проживание и питание водителя.

Нашим дорожным товарищем на ближайшие две с половиной недели оказался молодой бритоголовый мучачо по имени Хорхе, внешностью более всего напоминавший боевика из какой-нибудь знаменитой банды вроде “Мара Сальватруча”, но по характеру весьма добродушный, дружелюбный и флегматичный. Тем не менее у него как у водителя туристического транспорта всё же была пара незначительных недостатков. Во-первых, он не владел ни одним словом за пределами родного испанского. То есть совсем ни одним. Учитывая то, что во всей группе желание к постижению языка Сервантеса проявил один я, причём в моём распоряжении был богатый набор учебников в виде карманного разговорника, ресторанных меню и дорожных указателей — общение с Хорхе было местами затруднено. Впрочем, после аналогичных вьетнамских и камбоджийских водил я вообще не видел проблем с коммуникациями — как-никак братья-индоевропейцы всегда найдут общие слова для взаимопонимания. Тем более, что в нашем распоряжении был комплект дорожных карт, и я был абсолютно уверен, что они совершенно восполнят пробелы в языке, поскольку уж в чём — в чём, а в дорожных картах водитель разбираться должен. Увы, я жестоко ошибался. Дело в том, что вторым недостатком Хорхе был абсолютный географический кретинизм, что сполна проявилось только в Сальвадоре, но некоторые подозрения у меня начали закрадываться уже в Гватемале. Впрочем, об этом будет подробно рассказано в своё время.

В первый день нашего знакомства Хорхе пришлось рулить недолго, но интенсивно. Наш маршрут, хотя и занимал всего километров 150, зато полностью проходил по горным серпантинам, сначала от Антигуа до индейского рынка в Чичикастенанго, а потом оттуда до расслабленного города Панахачель на не менее расслабленном озере Атитлан. И я чувствую, что пришла пора начать рассказывать вам об индейцах.

Российский обыватель, который в описываемое время с немалым трепетом ждал конца света, который был якобы предсказан в 2012 году древними учёными народа майя, как правило, полагает, что народ майя канул в Лету вместе со своими пирамидами, жрецами, премудрыми астрономами и человеческими жертвоприношениями. Это, в общем, такая же глупость, как и так и не состоявшийся в 2012 году конец света. Великие города майя на мексиканском Юкатане и на севере Гватемалы были в своё время заброшены по чисто экономическим и экологическим причинам. На этот счёт, кстати, рекомендую переведённую у нас монографию Даймонда Джаредда “Коллапс”; там именно эта история очень подробно описана. А сами майя ещё до прихода испанцев по большей части отступили на юг, в вулканические долины. Дело в том, что в этих местах очень плодородные почвы, который позволяют выращивать обильный урожай трижды в год. Конечно, всегда есть риск получить по заднице куском вулканической бомбы, но это всё же лучше верной смерти от голода. Так что именно вулканические земли — самые населённые места в Гватемале, да и вообще в Центральной Америке.

Если судить не по паспорту, а по роже, то население Гватемалы состоит из индейцев процентов на 95. Видимо, мало кто из конкистадоров прельстился красою местных жён и дев, не говоря уж о перспективах навеки поселиться. Хотя надо сказать, что среди местных, особенно городских, встречаются лица европейского вида и даже блондинки, но они, скорее всего, потомицы более поздних европейских поселенцев (например, в конце XIX века в страну приехало изрядно германцев, и теперь они занимают серьёзные позиции в кофейной и пивной индустрии, а также в туризме) и общую картину не сильно меняют. А картина в целом такова, что я на тот момент зачислил Гватемалу в тройку стран с самыми непривлекательными женщинами из посещённых мной (остальные две — это Шри-Ланка и Турция). С тех пор, правда, с пьедестала почёта Гватемалу вытеснила Боливия, но не суть.

Конечно, не все из этих 95% сохранили от предков что-либо, помимо внешности. Но, тем не менее, в быту на индейских языках, точнее, на майянских диалектах, говорит больше половины населения Гватемалы, а в горных деревнях народ до сих пор носит национальную одежду. Особенно тогда, когда надо идти на рынок, который шумит в этой деревне каждую среду и субботу.

1_Road_to_market

Для нас самих дорога в Чичикастенанго была тоже не сахарной. Два с половиной часа ранним утром по серпантину, да ещё после выпитого накануне дюшеса, притомили некоторых участников экспедиции, но поездка усилий, несомненно, стоила. Я вообще люблю ходить по рынкам и фотографировать их — тут легче всего застать людей в их естественной обстановке. Чичи — базар наполовину туристический, наполовину настоящий, например, при желании здесь можно прикупить живую свинку или индюшку на расплод или на ужин семье.

Рынок не располагается на какой-либо специальной площади, а хаотически расползается по городку во все стороны от местной церкви, являющейся его неформальным центром. На её пороге, на лестнице, покупатели часто присаживаются отдохнуть, посплетничать или просто съесть что-нибудь малоаппетитное.

2_Stairs

Жители местные, так же, как и многие народы, застрявшие на полпути из первобытного коммунизма в современное общество потребления, верят в то, что бесплатная фотография забирает у фотографируемого частичку души, поэтому при виде наведённого на них объектива отворачиваются и прячутся. Пришлось прибегнуть к помощи телеобъектива. Без него, например, трудно было бы сфотографировать эту вот индианку со своими индюком и индюшонком во время непринуждённой беседы.

3_Indian_Turkey

Продавцам же деваться некуда, да и к тому же туристы — не только часть их повседневной жизни, но и кормильцы, поэтому к фотографированию они относятся гораздо более спокойно, хотя и пытаются высказать своё негативное отношение к нарушению их приватности путём состраивания враждебного выражения лица.

4_Unfriendly

Надо сказать, что у индейцев майя (как и почти везде в мире) женщины гораздо более консервативны в одежде по сравнению с мужчинами. Мужчины в основном носят безликие общечеловеческие футболки и джинсы, женщины же полностью одеты в национальный наряд. Он состоит из юбки с запахом и с рисунком в вертикальную полоску, надевающейся через голову кофты, расшитой ромбиками, и квадратного куска материи, который замужние дамы завязывают на груди в узел и таскают в нём разнообразные грузы, чаще всего детей, но иногда и покупки.

Расцветка одежды при этом не абы какая. Узоры и полосы несут примерно такую же смысловую нагрузку, как и тартановая клетка у шотландских маклаудов — по расцветке всегда можно определить, кто из какого племени и деревни прибыл.

5_Maya_tartan

Но общие правила, тем не менее, существуют. Независимо от племенного происхождения, так или иначе преобладают красные и вишнёвые тона для кофт и синие и сиреневые — для блузок. Детей начинают наряжать в национальное сызмальства. И то — домотканое дешевле покупного.

6_baby

Несмотря на явную консервативность сельских майя, подростковый выпендрёж неискореним даже у них: у местных младых дев юбка будет пусть на 5 сантиметров, но покороче, чем у женщин постарше.

7_Maya_young_girl

Те продавцы, которые сидят у своих собственных, унаследованных от бабушек и прабабушек лавок, обычно довольно смирные, за руки потенциальных покупателей не хватают и товар не навязывают; гораздо хуже в этом плане тётки, которые ходят со стопками мануфактуры на головах и предлагают её всем подряд. Одна такая случайно привлекла моё внимание буквально на секунду, и с этого момента я погиб: она битый час ходила за мной, стенала, кудахтала и предлагала купить квадратный кусок ткани полтора на полтора метра для ношения детей и покупок. Сколько я ни убеждал её, что мне в моём европейском мегаполисе эта штука не нужна, ни как слинг, ни как скатерть, ни как даже половая тряпка — она не отставала, постепенно сбила цену втрое и постоянно повторяла одно и то же: “синьооор, плииииз, баааай, итс май лаааанч” и так далее по кругу. Так и ходила за мной, пока мы не уехали. Вот такой вот я жестокосердный.

8_Vendor

Торгуют на рынке не только мануфактурой, но и съестным, причём эта категория негоциантов тоже предпочитает прятаться от фотокамеры. Народный обычай есть народный обычай.

Вообще базар на редкость сумбурен и хаотичен — в нём совершенно легко заблудиться; что с одним из наших бравых путешественников и произошло, когда он торговался за какую-то бирюльку для своей малолетней дочки. А поскольку он не купил себе местную симку, то ему пришлось вызывать спасательную команду в лице меня (ну а кого же ещё — я в таких случаях всегда страдаю) по московскому мобильному телефону за 150 рублей минута. В итоге всё закончилось благополучно, хотя я в процессе поисков заблудился сам и хаотически рыскал по торговым рядам, крепко держа спасённого за пряжку ремня; так что когда после всех блужданий и скитаний я вновь увидел знакомую паперть с бомжами (наш главный ориентир) — на сердце как-то полегчало.

9_Resting_maya

Если вас интересует, что на этом рынке можно купить полезного, отвечу — ничего. Не будет же ваша жена или подруга носить индейскую юбку в полоску и складывать покупки в заспинный узел. Хотя из бижутерии и украшений можно выбрать забавные вещицы. Купил себе брючный ремень (он мне действительно был нужен), так он, падла, мгновенно растянулся так, что уже через два дня пришлось сверлить в нём дополнительные дырки шилом, выпрошенным у запасливого Хорхе. Единственное, что мне понравилось — на выходе стояла тётка и фарцевала балаклавами, так одна шапочка у неё была совершенно ахтунговских расцветок радужного флага. Ну тут уж я, конечно, не удержался и купил. Ну и друг мой из нашей команды удачно прибарахлился. У него свой бизнес по оптовой торговле птицей, и за год до поездки в Гватемалу он увидел на рынке в Камбодже деревянную игрушку, состоящую из двух сидящих на дощечке петушков, которые эту дощечку клюют, если подёргать за специальную планку. Тогда он не купил это диво, а тут увидел точно такое же — вплоть до размеров и мельчайших подробностей петушиной расцветки. Недаром говорят, что все крупные цивилизации развиваются по сходным путям.

После рынка нам предстоял не очень длинный переезд на озеро Атитлан — красивейшее место Гватемалы и излюбленное прибежище североамериканских пожилых хиппи и просто торчков. Местные ландшафты, действительно, весьма располагают к расслаблению и самосозерцанию с косяком в одной руке и каким-нибудь тропическим напитком — в другой. Катишься ты, значит, по гватемальским серпантинам под внимательными взглядами путешествующих в кузове впереди идущего пикапа чумазых детей…

10_Girl_in_car

…и тут после очередного поворота взорам открывается соответствующая панорамка, и ты сразу понимаешь, что ехал не зря.

11_Atitlan_panorama

Основная часть прибывающих в этот район туристов останавливается в городке Панахачель, отправились туда и мы, ибо это место самое близкое к Панамериканскому шоссе, а в другие приозёрные поселения можно добраться и по воде. Гостиницу, причём с бассейном, удалось найти без проблем — за двухместный номер с морским видом и с террасой спросили 45 долларов, что по местным меркам довольно умеренно. С едой в Панахачеле тоже было всё хорошо. В ресторане напротив (с видом на предзакатное озеро и вулканы, конечно) за цельнозажаренную местную рыбу с нас спросили долларов, если мне не изменяет память, по восемь. Под местный ром она пошла замечательно. Выйдя после ужина малость прогуляться, мы сразу поняли, что попали в весьма специфическое место — буквально каждый первый встреченный нами местный сначала предлагал нам марихуану, а уж потом здоровался. Но поскольку мы прибыли сюда вовсе не за этим, мы ограничились тем, что довольно быстро договорились насчёт аренды моторной лодки на весь следующий день и отправились спать.

(Продолжение следует)

Фото и текст: Алексей Архипов

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

Добавить комментарий

Закрыть меню
Личный кабинет

К сожалению, регистрация новых пользователей временно не осуществляется.