Американская лихорадка

Цифровые гиганты раздувают пожар мировой революции
Andrew Kelly | Reuters

В конце мая 2020 года с космодрома на мысе Канаверал успешно стартовал корабль Crew Dragon компании SpaceX. Снимок, на котором известный предприниматель Илон Маск и президент Дональд Трамп провожают взглядом взмывший в небо аппарат, обошел все новостные каналы, обозначив новую веху в развитии космонавтики.

Однако в тот момент, когда Crew Dragon пробороздил просторы космоса, на земле стремительно набирали обороты беспорядки, причиной которых стала смерть темнокожего Джорджа Флойда при задержании его белым полицейским Дереком Шовином. Вопрос о том, было ли это трагической случайностью, превышением полномочий или умышленным убийством до решения суда, остаётся открытым. Но вскоре после этого события массовые протесты, поджоги, погромы и мародёрство, поддержанные леворадикалами, охватили десятки крупных городов США и чудесным образом переметнулись в Западную Европу.

Так межрасовая война — “хелтер-скелтер”, который планировал в наркоугаре психопат Чарли Мэнсон, неожиданно стала фоном для демонстрации последних научно-технических достижений американцев. Произошла символическая перекличка времен, как напоминание о парадигмальном сдвиге полувековой давности. Именно тогда, в 60-е годы XX века, постмодерн начал вступать в свои права, сочетая в себе небывалую технологическую эйфорию, политический активизм и дикие проявления варварства.

На фоне набирающей обороты пандемии этот киберпанковский контраст стал особенно впечатляющим. Словно кто-то невидимый нажал на кнопку “ускорение”, и весь тягучий карантинный морок мгновенно превратился в жестокую маргинальную свистопляску. Тем самым подтвердив тезис о хрупкости современной цивилизации и породив очередной всплеск апокалиптических настроений.

Самообслуживание по спецзаказу

Первое, что пришло в голову при взгляде на происходящее, это мысль о “цветной революции” — технологии, не однажды испытанной США для продвижения своих интересов за рубежом. Да и сами участники событий и медиа-агитаторы прямо ссылаются на методичку Шарпа как руководство к действию по свержению режима Трампа. Тот факт, что Трамп является законно избранным президентом, очевидно, не берётся в расчёт, впрочем, как и всегда в таких случаях.

Поджог церкви, разрушение “неправильных” памятников, призыв к реформированию полиции и переименованию военных баз, а также к решительному пересмотру истории и культуры в целом — за всем этим самоизолированный мир наблюдает, не снимая масок и резиновых перчаток в ожидании второй волны пандемии, которая, по мнению ВОЗ, неизбежна.

Многие ещё в начале ковидиады и локдауна подозревали, что за абсурдностью происходящего скрывается какой-то коварный план. Версии были разные. Теперь же, после “революционных” событий в США, ответ на вопрос “кому это выгодно” приобретает определённость.

В наше время даже бурановские бабушки знают, что политтехнологии являются главным инструментом политической борьбы. В принципе, ничего таинственного в этом нет — древнее искусство управления массами лишь совершенствовалось век от века, достигнув апогея в цифровую эпоху. Но сами политтехнологии срабатывают только при наличии реальных причин для общественного недовольства. Загонять проблемы вглубь, делая вид, что их не существует — тупиковый путь, лишь усугубляющий кризис доверия к власти. Однако позволять агрессивным маргиналам-анархистам разрушать всё до основания и диктовать свои условия представляется ещё более опасным выбором.

Надо сказать, что конфликт интересов различных групп при гарантированной свободе самовыражения является абсолютно естественным для демократических режимов. И, разумеется, различными протестами и демонстрациями на Западе никого не удивишь, поскольку механизм разрешения этих конфликтов и взаимодействия власти и общества давно отработан. Но в данном случае мы наблюдаем масштабный рукотворный кризис с крайне экстремальным уклоном и непредсказуемым финалом. Кризис, в котором всё человечество задействовано в роли невольных статистов.

Kevin Mohatt | Reuters

Избирательная пандемия

Основной удар пандемии пришёлся на Китай, страны Западной Европы и США. И удивительным образом обошёл те места, где, казалось бы, должен был случиться повальный мор вследствие антисанитарных условий, низкого качества медицины и тесных социальных контактов. Все желающие могут ознакомиться со статистикой по странам и попытаться найти логику в распространении COVID-19. Откровенно говоря, найти её не просто. Складывается впечатление, что интенсивность вирусной атаки носит избирательный характер. 

Так мой знакомый-американец, живущий в Джакарте, сетовал на то, что никто из местных жителей не соблюдает карантин и соцдистанцию, продолжая жить насыщенной жизнью большого южноазиатского города. И только слухи о скором падении огромного метеорита заставили местных жителей на несколько дней остаться дома с родными в ожидании конца света. Все это время сообщение с Китаем не прекращалось, и толпы народа пересекали границу регулярно. Но при этом статистика по заболевшим и умершим в Индонезии крайне низкая по сравнению с рядом западноевропейских стран. И это лишь один из множества примеров.

Если отмотать плёнку назад и перечитать всё, что было сказано официальными лицами и медэкспертами с начала ковидального нашествия, складывается впечатление, что огромный метеорит упал-таки втихаря на Землю и занёс какую-то невероятную заразу инопланетного происхождения, вызвав капитальный сбой мировой системы и экзистенциальную панику.

Между тем все мы знаем, что сам коронавирус не является каким-то новшеством. По официальной версии ВОЗ его происхождение вполне тривиальное — помёт летучих мышей, из которого китайские алхимики делают свои снадобья и деликатесы. Как эта милая традиция связана с современной биологической лабораторией в Ухане — отдельный вопрос. Однако новшеством стала модификация вируса и скорость его распространения, а также беспрецедентное медийное сопровождение, придавшее пандемии характер глобальной катастрофы.

В итоге пандемическая волна докатилась до США и вскоре вывела их на первое место по количеству заражённых и умерших. Всплеск заболеваемости и карантинные меры оказали сильнейшее воздействие на экономику, социальную инфраструктуру и привычную жизнь американцев, обострив проблему здравоохранения и криминогенную ситуацию. При этом основные негативные последствия коснулись низкодоходных групп населения мегаполисов, а urban area — это вотчина Демпартии. Неслучайно “восстания” произошли в крупных городах США, при полном непротивлении мэров и губернаторов-демпартийцев. Так что Трамп сбился с ног, требуя навести порядок, и прибегнул в итоге к использованию Нацгвардии.

Таким образом, пандемия стала эффективным способом создания революционной ситуации непосредственно в период внутрипартийных праймериз, на которых решается, кто будет кандидатом в президенты. В сочетании с общей нервозностью и нагнетанием обстановки в соцсетях и масс медиа требовалась только искра, яркий инфоповод, чтобы произошёл социальный взрыв. И этот повод не заставил себя ждать.

Карта заражений на 29.06.2020 | coronavirus.jhu.edu

Media is a message

В текущем мировом кризисе, эпицентром которого стали США, очевидна решающая роль масс медиа и сетевого управления информационными потоками.

Так, в момент, когда джин BLM был выпущен из бутылки и официальные власти стали терять контроль над ситуацией, владелец Amazon Джефф Безос заявил об отказе сотрудничать с администрацией Трампа. Речь идёт о разрыве контракта по обеспечению полицейских системой опознавания лиц для борьбы с правонарушениями.

Ещё раньше произошёл скандал с Twitter. Руководство компании, ссылаясь на внутренние правила, отказалось публиковать твиты президента. Трамп, в свою очередь инициировал закон о противодействии цензуре в соцсетях и масс медиа.

О том, как Фейсбук контролирует реальность, и говорить не приходится — в принципе Марк Цукерберг давно уже должен умереть от икоты, судя по тому, как часто его поминают рассерженные пользователи. Однако он живёт и здравствует, а мы продолжаем регулярно сообщать социальной сети, “что у нас нового”.

Поскольку бизнес в США обладает высокой степенью свободы и законодательной защиты, то решения крупных корпораций в этой ситуации вполне законны, а спорные вопросы рассматриваются в суде и зачастую решаются не в пользу представителей госвласти.

Борьба Трампа с fake news и постоянными обвинениями в “российских связях” началась ещё в период его предвыборной кампании, завершившейся сокрушительным поражением демократов. Но надо было видеть лицо миссис Обамы на инаугурации Трампа, чтобы понять — всё самое интересное ещё впереди.

Дальнейшие события подтвердили это предположение — раскол американской элиты достиг степени неразрешимых противоречий.

При этом влияние на ситуацию владельцев ведущих цифровых гигантов (FAGMA) стало таким значительным, что их поддержка фактически означает управление общественным мнением в глобальном масштабе.

Магазин Microsoft закрыт на время демонстраций | Carlo Allegri

В этой связи ковидиада выглядит как спланированная многоэтапная операция, с использованием биологических и информационных технологий. Притом, что драматизация ситуации кажется надуманной, статистика по смертности от коронавируса грешит причинно-следственными подлогами, а заявления ВОЗ удивляют нестыковками. В конце концов, неспроста Трамп объявил о прекращении сотрудничества с этой международной организацией, по сути, действующей в качестве аватара “мирового правительства”, чьи рекомендации уже рассматриваются как обязательные к исполнению.

В то же время разговоры об искусственном происхождении вируса заставили главу Microsoft Билла Гейтса выступить с опровержением обвинений в запланированном чипировании человечества. Конечно, сомнительно, чтобы всё человечество было удостоено такой “чести” с учётом стремительного сокращения кормовой и ресурсной базы. Однако, не будем забывать, что Microsoft является лидером в разработке и производстве компьютерного оборудования, средств связи и программного обеспечения, таким образом действительно сконцентрировав в своих руках огромную власть. Неслучайно члены FAGMA стали основными донорами фонда BLM, а по сути — спонсорами Демпартии. И уж точно для такого политического инвестирования есть причины поважнее, чем смерть “сакрально-жертвенного” чёрного Джорджа и наказание “плохого белого полицейского” Дерека.

Кстати, само движение BLM возникло ещё в 2013 году в результате слияния “Нации Ислама”, “Чёрных пантер” и “Инициативы ловцов снов” (Dream Catcher Initiative), выступающей за “расширение прав исторически угнетённых общин”, и нескольких других группировок. 

В Википедии можно найти милое замечание: “BLM объединено идеей, но не имеет формальной иерархии и структуры”. Да, конечно, просто “общественники” спонтанно собираются в нужном месте в нужное время. Уже и Сиднейскую премию мира за это получили.

Но это лишь вершина айсберга, поскольку за корпорациями-спонсорами BLM, чья капиталоёмкость уже превышает экономики многих стран, стоят ещё более серьёзные глобальные акторы, которые предпочитают действовать инкогнито, используя леворадикалов и этнических экстремистов в качестве тарана для разрушения старого миропорядка.

Собрание “Черных пантер” в 1970 году | O’Halloran, Thomas J.

Марш, марш левой

Неизвестно, построят ли коммунизм в Сиэтле в ближайшем будущем, но этот город уже стал зеркалом “революции”. Возможно, что особую роль сыграла статуя Ленина, ранее завезённая сюда потехи ради из Чехословакии. В итоге масштаб “потехи” превзошел все ожидания, так что Трамп назвал Антифа террористической организацией и потребовал прекратить её деятельность.

Протестанты захватили часть городской территории, объявив её Автономной зоной Капитолийского холма. Дальше в “народной республике” быстро навели мусорный бардак, раскрасили все стены и асфальт граффити, выставили на каждом углу плакаты с требованиями и обличениями. Что ещё? Ах, да проводятся митинги и собрания. Пока добрые люди подвозят еду и напитки, а странные товарищи в комикс-костюмах следят за “новым порядком”, не допуская полицию. Время от времени случаются вооружённые стычки, и кого-то убивают.

Надо сказать, что социалистические идеи не так уж чужды американцам, как может показаться. В конце концов, Первомай и пароход “Христиания фиорд” пришли именно оттуда. И к тому моменту, когда в воображении Чернышевского Вера Павловна организовала швейную мастерскую, некоторые коммунарские проекты уже были реализованы на практике в США. Именно там, в 40-х годах XIX века, стало популярным утопическое движение, в основу которого легли идеи французского социалиста Фурье, распространённые американцем Албертом Брисбейном. Будучи убеждённым коллективистом, он не отрицал капитализм, а лишь настаивал на более равном распределении прибыли между капиталистами и рабочими, считая такую форму социального устройства истинно христианской.

В течение короткого периода добровольные трудовые коммуны “phalanx” создавались по всей стране при поддержке богатых спонсоров-реформаторов, в том числе и англичанина Роберта Оуэна, проектами которого живо интересовался будущий царь Николай I. Однако все эти “утопии”, просуществовав пару-тройку лет, неизменно разваливались по причине экономического краха и внутренних противоречий. Что не мешает современным американским левым ссылаться на этот опыт как образец для подражания.

Социал-идеалисты позапрошлого века действительно внесли большой вклад в гуманизацию трудовых отношений, ликвидацию бедности и защиту прав трудящихся, что было крайне необходимо в условиях развития индустриального капитализма. Но между ними и современными анархистами есть существенная разница — последних больше волнуют специфические вопросы защиты прав различных меньшинств, гендерные и экологические проблемы. А также общее несовершенство мира, которое, по их мнению, связано с “несправедливым общественным укладом”. В итоге, следуя теории классовой борьбы, леворадикалы приходят к простому выводу, что если “всё отнять и поделить”, то жизнь сразу наладится. В наше время “теория” особенно хорошо идёт под травяные пары в соответствующей аудитории, после чего следует практика “прямых действий” с принуждением к веганству и трансгендерству.

Более того, за последнее время такими аудиториями стали многие западные университеты, где преподавательский состав активно пропагандирует культурный марксизм, снижая образовательный уровень студентов.
При этом вопросы сексуальной ориентации, феминизма, экологического активизма и деколонизации культурного наследия западной цивилизации ставятся в центр актуальной повестки.

Выпускники Университета позируют на фоне монумента Роберту Ли | Julia Rendleman

Порой доходит до полного абсурда. Так, в Канаде (а на её пример постоянно ссылаются американские левые) университетские исследователи недавно взялись за “архиважную” тему “деколонизации науки”.
Внимание, речь идёт о физике.
“Туземные способы познания подавлялись и маргинализировались на протяжении всей академической истории, и мы, наконец, набираем обороты в продвижении туземных знаний как одинаково значимых для западной науки”, — заявила Луэллин Уайт, член Руководящего совета туземных направлений Конкордии.

Марш, марш левой! Выбросим Ньютона, Планка и Эйнштейна на свалку истории. Освободим место для неведомых туземных учёных. Очевидно, что в таком случае сама Луеллин Уайт (Louellin White) должна всю жизнь платить и каяться только за свою неполиткорректную фамилию.

Смех смехом, но практика такого рода распространяется всё шире — и под это псевдонаучное шапито выделяются огромные гранты, в то время как классические курсы отменяются в угоду новомодным “исследованиям”. Нетрудно догадаться, к чему приведет такой подход. Чем более радикальными становятся кампусы, тем большими экстремистами становятся выпускники. Вот “народовольцы” в Сиэтле кайфуют, например.

Разумеется, проблемы социального устройства, коррупции и полицейского произвола, экологического контроля и разных дискриминаций нельзя замалчивать. Но обсуждение их должно носить конструктивный характер, а не становится поводом для массового вандализма и мирового пожара.
А как далеко способны зайти воинствующие леваки, может поведать оторванная голова статуи Колумба и подшивка газеты “Правда” 20-х годов прошлого века.

Расовый вопрос and all that jazz

Иметь в государственном анамнезе такую проблему как расизм — не самое приятное наследие. Резкое разделение общества по тому или иному признаку всегда представляет огромную опасность, особенно с учетом ярко выраженной маркировки. Очевидно, что подобные мины надо разминировать вовремя и максимально аккуратно, иначе социального взрыва не избежать.

Мэнсон, хоть и был психопатом, но чётко осознавал, какие возможности для создания хаоса дают расовые противоречия. И уж точно сегодняшний “бунт” не сравнится с кровавыми протестами 60-х, в результате которых афроамериканцы добились отмены расовой сегрегации и признания гражданского равноправия.

С тех пор прошло полвека, и сейчас ситуация значительно отличается от того времени, когда Луи Армстронг дудел на трубе и не мог зайти в общественный транспорт. Однако при фактическом равенстве прав существует неравенство возможностей, как считается, обусловленное маргинальной социальной средой, в которой пребывает значительная часть афроамериканцев, склонных по этой причине к радикализму и преступной деятельности. Но тут уже возникает вопрос, является ли определённый образ жизни врождённым свойством или сознательным выбором. Ведь зачастую тезис о “системном расизме” используется для оправдания криминального поведения, а также как аргумент в политической борьбе и выбивании преференций.

И хотя нельзя категорически отрицать остаточную дискриминацию, всё же с тех пор, как Мартин Лютер Кинг озвучил свою мечту, появилось уже несколько поколений образованных афроамериканцев, а средний класс занял достаточно крепкие позиции, по сути, приняв ценности WASP-ов и стремясь сократить разницу в доходах и убрать последние преграды для социального продвижения. Более того, многие афроамериканцы являются частью политического и культурного истэблишмента, создавая собственный мощный нарратив и оказывая существенное влияние на все сферы общественной жизни. В конце концов, факт избрания чернокожего президента говорит о многом. Хотя сам мистер Обама приложил максимум усилий для продвижения в массы идеи о “системном расизме”.

Фото: World Travel & Tourism Council

На сегодняшний день афроамериканцы составляют около 13% населения США, являясь важной электоральной базой Демпартии. Поэтому неудивительно, что дочка мэра Нью-Йорка в первых рядах побежала на баррикады. Глава мировой столицы Билл де Блазио — белый с немецко-итальянскими корнями, а его жена Чирлей Маккрэй — афроамериканка, топовый PR-эксперт и писательница. Это high intellectuals, представители мировой элиты. А не деструктивный бомж, которого гоняли братья Багровы, спасая ужин из варёных раков на берегу озера Мичиган. Впрочем, в том, что эта элита в случае необходимости может легко призвать “бомжей” на “левое дело”, нет никаких сомнений.

Однако ни о каком расовом расколе между штатами говорить не приходиться. Особенно, если учесть, что в США “цветущая эмигрантская сложность” не имеет корневой национально-территориальной привязки, а варится в плавильном котле общей культуры с англоязычной WASP-основой и значительным преобладанием белого населения.

Сравнение афроамериканцев с мигрантами также неуместно, поскольку это потомки принудительно завезённых африканцев, осваивавших новую территорию вместе с европейскими колонизаторами. Неудивительно, что они считают США своей родной страной по такому же праву, что и белые, являясь неотъемлемой частью американского общества.

Кстати, по этим причинам некорректно проводить аналогию с ЮАР. Особенно, если учесть невозможность демографического превосходства афроамериканцев. Сейчас коэффициент рождаемости белых и чёрных практически сравнялся, а миграционный ресурс последних уже исчерпан. Так что создание “африканского субъекта федерации” исключено в принципе.

Но вот раскол среди белых американцев совершенно очевиден. Пароход “Христиания фиорд” вернулся в США, и “чёрный фактор” является отличным горючим материалом для ультра-левых поджигателей, а всё вместе — выгодным орудием политической борьбы демократов, готовых на всё для достижения своих целей.

Разумеется, культурный вклад белых и чёрных в становлении США несопоставим. Это просто matter of fact как следствие цивилизационного превосходства. И то, что сейчас, в пылу борьбы с расизмом, “конфедераты” пали жертвой “исторической зачистки”, не вызывает восторга у многих. Однако основной движущей силой свержения памятников стали именно белые анархисты.

Вопреки тому, что СМИ и американские элиты пытаются протолкнуть в качестве главной повестки, беспорядки не стали следствием усиления жестокости полиции по отношению к афроамериканцам. Напротив, доказательства, приведённые в статье Хизер МакДональд “The Myth of Systemic Police Racism в Wall Street Journal, говорят о значительном снижении противоправных эксцессов со стороны полиции за последние несколько лет. А вот “революционное” насилие, повергнувшее всех в ужас, стало результатом радикализации белых американских прогрессистов – единственной демографической группы населения США, которая поставила интересы других групп выше своих собственных. Более того, белые леворадикалы отдают приоритет продвижению интересов меньшинств за счёт американского общества в целом. Безусловно, этот феномен цивилизационного самоубийства заслуживает отдельного разговора.

При этом из песни слов не выкинешь. Действительно, отцы-основатели США были колонизаторами, а многие и рабовладельцами. В соответствии с реалиями своего времени, негативные практики которого сейчас неприемлемы. Но благодаря своим основателям США в итоге стали ведущей мировой державой и этим преимуществом сейчас пользуется, в том числе, и их темнокожее население. Кроме того, есть большие сомнения, что мир был бы лучше, окажись на вершине культурной пирамиды африканские вудуисты, индейские вивисекторы, австралийские каннибалы и прочие “туземные учёные”. Поэтому угроза того, что вместе с мутной водой расизма выплеснут всё великое наследие белой западной цивилизации, за счёт которой радикальные чистильщики и набрали вес, вызывает естественное сопротивление.

Протест в Миннеаполисе 26.06.2020 | Fibonacci Blue

Американская лихорадка спровоцировала у нас большое оживление, за которым скрываются собственные страхи и надежды. Как известно, низкий уровень ВВП прекрасно компенсируется всемирной отзывчивостью. Наш негативный исторический опыт также оказал существенное влияние на оценку американских событий. При этом мнения болельщиков разделились.
Одни ожидают углубления и расширения “хелтер-скелтер”, не понимая, что в эскалации насилия не заинтересованы, прежде всего, ментально белые middle class афроамериканцы, предпочитающие легальное продвижение своих интересов, а маргинальная часть протестов контролируется в режиме on-off (или, по-русски, “вкл-выкл”).

Другие резво примеряют балахоны ку-клус-клановцев, экстраполируя узкие праворадикальные взгляды на всех американских консерваторов и стимулируя собственные рабовладельческие фантазии в отсутствие реальных гражданских прав в потенциально более опасной национально-территориальной обстановке.

В итоге привычка рассматривать насыщенную и сложно структурированную политическую жизнь США через вертикально-монохромную оптику с невротическим оттенком приводит к ложным выводам о “скором кирдыке Америке”. А реакция реакционеров напоминает поставленный с ног на голову советский фильм “Цирк”.

Хотя если учесть, как подобным кризисом воспользовались бы наши геополитические соперники вне зависимости от партийной принадлежности, то эмпатия сразу уносится ветром, уступая место трезвому расчёту с искренним пожеланием — побольше сил и задора обеим сторонам конфликта.

В общем же, события, которые в нашей тихой заводи выглядят как апокалипсис, так или иначе укладываются в рамки американской предвыборной борьбы за президентское кресло, то есть, по факту, борьбы за мировое господство. Эта борьба не прекращалась ни на секунду, но сейчас вошла в экстремальную фазу и ставки настолько высоки, что тряхнуло весь мир, а сами США оказались в ситуации гражданского противостояния. Правда, в сухом остатке отечественные сторонники авторитаризма получили убойный аргумент “Вы что, хотите как в Америке?” Прямо скажем, неплохой подарок к конституционному опросу во имя вечной стабильности.

Наталья Баженова

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.8 10 оценок
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
1 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Алиса Курганская
Алиса Курганская
3 месяцев назад

Мне так понравилось слово “Ковидиада” XD

Вам также может понравиться