Путч импотентов: как ГКЧП похоронил СССР

К 30-летию неудавшегося государственного переворота
ГКЧП
Обработка от Александра Воронина | Fitzroy Magazine

Вы представляете, а я-то “Лебединое озеро” вообще не увидел. Уехал утром в город, в то время ж ни мобильных телефонов, ни Интернета не было. Возвращаюсь — мама бледная, пьёт шампанское в качестве валерьянки. Садись, говорит, сейчас пресс-конференцию по телику будут показывать, Горбачёв заболел. “Умом тронулся? — участливо спрашиваю я. — Так это ж вроде давно”. Мама на меня шикнула, и тут шоу начинается. Вице-президент СССР Янаев грустно заявляет: Михаилу Сергеевичу пора на покой, от бремени власти организм изнашивается. А он уж с группой товарищей порулит как-нибудь. “У него руки дрожат, — подмечает соседка тётя Клава, которую мама позвала в качестве психологической поддержки. — Это не к добру. Пьяный, наверное, или с похмелья”. Государственный переворот 19 августа 1991 года выглядел жалко и опереточно, возглавляли его в большинстве своём неуверенные в себе, серые трусливые чиновники: финал этого спектакля не мог быть другим. Я знаю многих людей, сожалевших тогда о распаде СССР. Зато вот не знал почти никого, кто желал бы счастья и удачи аляповатой хунте ГКЧП.

Обнять и плакать

Самое-то смешное — попытку путча возглавили друзья Горбачёва, коих он подбирал себе по принципу, сформулированному в повести Стругацких: “нам умные не надобны, надобны верные”. В кадрах (как и во всём остальном) Михаил Сергеевич силён не был, поэтому ожидал, что в благодарность за назначение министры станут в рот ему смотреть. Я не знаю, правдивы ли слухи насчёт Янаева, будто тот уже к обеду бывал настолько хорош, что не мог решать государственные дела… но помню интервью Геннадия Ивановича в девяностых: он похвалялся, как за встречи с западными журналистами деньги берёт, обдирает капиталистов. И это бывший вице-президент СССР, на минуточку. Говорят, Янаев якобы сказал председателю КГБ Крючкову: “Если хоть один человек по нашей вине умрёт, я сам жить не буду”. Но умерли трое — и ничего, жил себе спокойно. Председатель Верховного Совета СССР Лукьянов, будучи заключён в “Матросскую тишину”, умолял Горбачёва о встрече — произошла ошибка, он его верный друг. Министр обороны Язов, человек, дравшийся на фронтах Великой Отечественной, получивший два ранения, униженно просил прощения у Михал Сергеича — “Старый я дурак, позволил проходимцам втянуть себя в авантюру”. Руководитель КГБ Крючков на следующий день после ареста назвал действия ГКЧП “переворотом”, а своё участие в нём — “преступным”. Да уж, реально — обнять и плакать.

Пиночет среди кроликов

Cojones del toro, как выражаются испанцы, в ГКЧП (и вокруг него) оказались у меньшинства. Главком сухопутных войск СССР генерал Варенников, тоже ветеран войны (официально он в “комитет” не входил) извиняться и каяться не стал — заявил, что хотел спасти Советский Союз, и правильно сделал, примкнув к мятежу. Варенников был единственным человеком, отказавшимся принять амнистию февраля 1994 года, выпустившую на свободу членов ГКЧП. Для освобождения следовало признать вину, но генерал счёл себя невиновным — и добился в августе того же года своего оправдания Верховным судом РФ. Однако даже суровый Варенников не изъявил желания проливать кровь. Чего там — ни военные, ни офицеры госбезопасности не посмели арестовать Горбачёва (суть абсолютно любого переворота, когда президента помещают в тюрьму), а лишь изолировали генсека и отрезали от связи в Крыму на даче. Ельцина они тоже задержать не смогли, хотя и ожидали проблем со стороны демократов. Учитывая, что после ареста большинство участников “комитета” валили всё друг на друга, вырисовывается печальный факт — дерьмо нельзя превратить в свинец. Бездарный президент СССР сплотил вокруг себя точно таких же министров, не способных ни на что без “высочайшего руководства”. Пиночет среди кроликов не отыщется в принципе.

“Подохну, но власть не отдам”

Я не считаю этих людей героями. Возможно, ими двигала благая цель спасти Советский Союз — но именно они государство в итоге и угробили. Сейчас модно говорить — Горбачёв развалил СССР. Вы правда в это верите? Вот в одиночку взял и развалил? 23 августа 1991 года деятельность КПСС приостановили, имущество конфисковали, партийные здания опечатали. И что? Вы помните хоть одного секретаря обкома, вышедшего на порог с автоматом “Калашникова” по типу Альенде, и поклявшегося — “Подохну, но власть не отдам”? Великая и могучая компартия с тихим журчанием слилась, словно в унитаз — и горстки желающих защищать её не нашлось. Ткнули пальчиком — система повалилась. Люди утомились стоять в очередях за мылом, сахаром и зубной пастой, им стало уже по барабану, что случится дальше. Огромных митингов в защиту КПСС и СССР не было: народ наш, зевая, отвернулся в сторону, пока умирала огромная страна. Да, и я тоже. Сотни тысяч демонстрантов на улицах Москвы и Ленинграда разнесли ГКЧП за три дня, пока там новые руководители Советского Союза фигнёй страдали. Как сказал один мой знакомый — “Боже мой, эти ребята настолько увязли в комсомольских методичках, что даже ничтожный государственный переворот организовать — и то нормально не сумели”.

“Разденусь, а там как пойдёт”

Вариантов у ГКЧП в случае его безжалостности могло получиться два. Первый — это китайский: протестующие закатываются под асфальт танками, погибают тысячи людей, государство устояло. Запад легко простил побоище на Тяньаньмэнь коммунистам Китая, поскольку ему плевать на жертв, а вот на миллиардные прибыли от торговли — нет. Но КНР к моменту выступления на Тяньаньмэнь уже являлся страной побогаче, а у нас разрешили лишь жалкие кооперативы в качестве пародии на свободный бизнес. Горбачёв всегда боялся отпустить вожжи. Ден Сяопин произнёс “быть богатым почётно”, народ китайский бросился зарабатывать бабло, и людям стало, в общем-то, всё равно, что там делают политики, благодаря чему компартия Китая по-прежнему у власти. Второй вариант — югославский, где подавление сепаратистов в республиках привело к полномасштабной гражданской войне, настоящему голоду, дичайшей инфляции, санкциям и воздушным бомбардировкам Запада, гибели 200 тысяч человек — 1% всего населения. То есть, в нашем случае погибло бы 2 миллиона 800 тысяч. Пришлось бы усмирять Прибалтику, Азербайджан, Грузию, Молдавию — возможно, и Украину с Арменией. В ГКЧП оказались не готовы к обоим раскладам. Они действовали по принципу девушки, в первый раз идущей в постель с мужчиной: “Разденусь, а там как пойдёт”.

Поминки по стране

После амнистии участники ГКЧП красочно изображали из себя борцов за СССР. Они забыли, как каялись в слезах и соплях, предавали соратников, просили прощения. В сотнях интервью “мученики августа” упивались ролью государственников, страдальцев, благодетелей Отечества, уникальных храбрецов. Возможно, спустя 30 лет они таковыми некоторым и видятся, но позволю себе крамолу — сие лишь сусальная мишура, спасителями Союза эти люди не являются. Можно ли было тогда сохранить страну? Наверное, да. Но так уж получилось, что день 19 августа 1991 года оказался путчем трусов и глупцов против недалёкого и самолюбивого президента. Решительных людей, готовых отвечать за свои действия, среди камарильи не отыскалось. Военные ждали приказов от политиков, а политики тянули кота за тестикулы. Армия не желала, чтобы её заляпали кровью и сделали крайней, и я её прекрасно понимаю. Жалею ли я, что у них не получилось? Нет. Эти люди не удержали бы власть, они не тянули и на средней руки тропическую хунту.

А вот страну нашу мне жаль. Давайте сегодня её помянем. Как обычно, не чокаясь.

Георгий Зотов

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

Вам также может понравиться

4.9 15 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии