Принц Филипп — ветеран Второй мировой войны

Лейтенант и линкоры: от Адена до Японии
Принц Филлип
Обработка от Александра Воронина | Fitzroy Magazine

Едва ли будет ошибочным утверждение, что скончавшийся 9 апреля 2021 года Филипп герцог Эдинбургский оставался единственным представителем не только царствующих домов Европы, но и политической и околополитической элиты в целом, не только помнившим Вторую мировую войну, но и непосредственно участвовавшим в боевых действиях с прямым соприкосновением с неприятелем. Особо придирчивые читатели, вероятно, назовут и королеву Елизавету II, однако военная служба Елизаветы — в те времена ещё принцессы — ограничилась строго Auxiliary Territorial Service, сиречь “Женским вспомогательным территориальным корпусом” и продолжалась всего пять месяцев, с февраля по июль 1945 года. Британские острова она не покидала хотя бы потому, что никто не рискнул бы жизнью и безопасностью официальной наследницы трона, особенно премьер Уинстон Черчилль, по-старорежимному трепетно относившийся к институту монархии.

У принца Филиппа подобных проблем и близко не было, невзирая на эталонное “феодальное” происхождение c уймой королей-королев и императоров среди прямых предков. К началу Второй мировой Филипп Баттенберг, урождённый принц Греческий и Датский, мог весьма призрачно претендовать на престол Греции — он оставался не то пятым, не то седьмым в очереди, с высоты XXI века уже и не разберешь. Семья как таковая распалась — мать, Алиса Баттенберг, повредилась рассудком и была против воли отправлена в психиатрическую лечебницу. Отец, принц Андрей, после изгнания из Греции пустился во все тяжкие, сёстры вышли замуж за немецких аристократов, материальное состояние семьи было плачевным. Единственной карьерной возможностью для неслыханно знатного, но нищего как последний угольщик, молодого человека оставалась военная служба вообще и карьера на флоте в частности — в 1939 году Филипп поступил в Britannia Royal Naval College — Королевский военно-морской колледж, более известный под общеупотребительным названием Дартмут. Учреждение почтенное, Дартмут заканчивали короли Георг V и Георг VI, да и родной дядя Филиппа, будущий вице-король Индии Луис Маунтбеттен, вполне мог замолвить словечко перед руководством Дартмута за любимого племянника…

В январе 1940 года Филипп выпускается из Дартмута в звании мичмана. Война уже вовсю идет.

Что в советской, что нынешней российской историографии действиям Royal Navy во Второй мировой войне особого внимания не уделялось — Россия держава прежде всего сухопутная, да и будем откровенны, сражение в Датском проливе между “Бисмарком” с “Принцем Ойгеном” с немецкой стороны и “Худом” с “Принцем Уэльским” с английской, в сравнении со Сталинградской битвой выглядит бледненько.

У нас помнят в основном британские арктические конвои в Архангельск и Мурманск, но о прочих операциях Королевского флота представление самое смутное. Спору нет, дальнейшая судьба мира в те времена решалась на суше, но тем не менее Royal Navy действовал практически на всех морских театрах, от Тихого и Индийского океанов до Атлантики и Средиземноморья.

Давайте же взглянем, как проходила боевая служба мичмана Филиппа Баттенберга.

Своё первое назначение он получает на линкор HMS Ramillies — супердредноут класса “Revenge” времён Первой мировой войны, спущенный на воду в июне 1916 года. С началом Второй мировой HMS Ramillies базировался в египетской Александрии в качестве учебного корабля, затем в ноябре 1939 года направлен в Аден для участия в поисках немецкого тяжёлого крейсера “Адмирал Граф Шпее”, который по версии (ошибочной) английской разведки должен был рейдерствовать на трассах снабжения в Индийском океане. “Граф Шпее” был затоплен командой 17 декабря этого же года в эстуарии реки Ла-Плата, на другом конце света.

Затем линкор отправили в Австралию и Новую Зеландию, охранять конвой, перевозивший в Египет части 2-го Экспедиционного корпуса Новой Зеландии. В условиях войны этот дальний поход выглядел лёгкой прогулкой, поскольку немецких кораблей в Индийском и Тихом океанах не было, а Япония ещё не вступила в конфликт.

С мая по октябрь 1940 года Филипп продолжает практическую стажировку на тяжёлых крейсерах HMS Kent в Средиземном море и HMS Shropshire в Индийском океане.

HMS Ramillies, HMS Kent. HMS Shropshire

Новое назначение, на этот раз на линкор HMS Valiant класса “Queen Elizabeth” спущенный на воду в ноябре 1914 года и в 1916 году участвовавший в Ютландском сражении. Поздней осенью Филиппа отправляют в Британию, в Портсмут, на курсы подготовки для получения первого офицерского звания Midshipman, соответствующего российскому младшему лейтенанту. В феврале 1941 он получает офицерский патент с четырьмя высшими баллами из пяти экзаменов, затем возвращается на HMS Valiant в Средиземное море.

27-29 марта Филипп принимает участие в крупном военно-морском сражении у мыса Матапан, возле берегов Пелопонесса, когда британский Средиземноморский флот нанёс поражение итальянской эскадре, потопив три тяжёлых крейсера, два эсминца и серьёзно повредив новейший (введён в строй в 1940 году) итальянский линкор “Витторио Венето”. Справедливо считается, что победа при Матапане обеспечила союзникам дальнейшие успехи в Африке, поскольку ВМФ Италии после потери дивизии тяжёлых крейсеров не могли далее вести активные действия в Средиземном море.

По результатам этого боя Филипп был отмечен “упоминанием в депеше” (Mentioned in dispatches, MiD — форма поощрения в Royal Navy, когда имя отличившегося вносится в рапорт, отправляемый верховному командованию). Младший лейтенант Баттенберг, командуя службой боевых прожекторов, обнаружил два из пяти потопленных затем кораблей противника. Принцу была вручена первая боевая награда — Военный крест Греции.

Битва у мыса Матапан, 29 марта 1941 года
Художник Чарльз Дэвид Кобб. Строй линкоров HMS Warspite, HMS Barham и HMS Valiant. Подсветка противника во время ночного боя.

В июне 1942 Филипп получает повышение до лейтенанта и переводится с HMS Valiant, ремонтирующегося после подрыва на установленной итальянскими аквалангистами мине, на эсминец HMS Wallace постройки 1918 года — корабль не самый новый, но радикально модернизированный в 1938–1939 годах в рамках программы переоборудования устаревших флотских эсминцев в эскортные. Было усилено зенитное вооружение, убраны торпедные аппараты, вместо них HMS Wallace получил мощное противолодочное снаряжение — гидролокатор и тридцать глубинных бомб. Корабль был “рабочей лошадкой” флота, обеспечивавшей сопровождение конвоев в восточной Атлантике и у берегов метрополии.

Бесспорно, не так престижно, как линкор, но зато огромная практика для Филиппа Баттенберга, тогда являвшегося первым помощником капитана — новую нашивку он получил уже в октябре 1942 года. В общей сложности HMS Wallace участвовал в охранении более чем двухсот караванов транспортов.

Эсминец участвует в высадке союзников на Сицилию, прикрывая транспорты с десантом и обеспечивая противовоздушную оборону.

Слева: Эсминец HMS Wallace в боевом эскорте конвоя.
Справа: Боевой расчет ПВО эсминца HMS Wallace после отражения атаки вражеских самолетов. Январь 1941 г.

В воспоминаниях одного из старшин HMS Wallace, Гарри Харгривза есть фрагмент, посвящённый действиям первого лейтенанта Филиппа Баттенберга во время ночной атаки немецкого бомбардировщика на британский корабль в июле 1943 года (Wallace участвовал в операции “Хаски” у берегов Сицилии). Приведём его целиком:

“...Было очевидно, что мы были основной целью и немцы не остановятся, пока не нанесут смертельный удар. Не оставалось никаких сомнений, при следующем заходе самолёта у нас было мало шансов выжить. Он ушёл на разворот, и у нас оставалось около 20 минут, чтобы что-то придумать. За это время мы не смогли бы уйти далеко.

Первый лейтенант [Филипп] вступил в торопливую беседу с капитаном, и очень быстро на палубе собрали деревянный плот. Через пять минут плот спустили за борт — на каждом конце был закреплён дымовой поплавок (smoke float). При ударе о воду вздымающиеся клубы дыма вперемежку с взблесками пламени создавали убедительную имитацию пылающих обломков. Капитан скомандовал “Полный вперёд”, мы быстро отошли от плота, а потом он приказал заглушить двигатели. Мы тихо дрейфовали в темноте и проклинали звёзды, или, по крайней мере, я проклинал. Прошло довольно много времени, пока мы не услышали приближающийся звук авиационных двигателей.

Рёв самолёта становился всё громче, пока мне не показалось, что он находится прямо над моей головой. Затем послышался визг бомб, однако на некотором расстоянии. Уловка сработала, самолёт начал бомбить плот. Я полагаю, у лётчика сложилось впечатление, что он поразил наш корабль в предыдущей атаке и теперь пытается добить. Мы лежали и ждали, когда он улетит, что он и сделал. Филипп спас нам жизнь в ту ночь. Я полагаю, что там могло быть несколько выживших, но, конечно, корабль был бы потоплен. Он всегда был очень смелым и находчивым и очень быстро соображал”.

Так или иначе, 187 членов экипажа HMS Wallace остались живы.

Наконец, в 1944 году Филиппа переводят первым помощником на новейший эсминец HMS Whelp (в составе Королевского флота с января 1944 года), который почти сразу (после короткого похода на Шпицберген для пополнения гарнизона архипелага) был отправлен в Индийский океан. Корабль входил в эскорт авианосцев HMS Indomitable и HMS Victorious, нёс патрульную службу на Тихоокеанском ТВД, участвовал в высадке на Окинаве и ликвидации японских авиабаз на островах Сакишима. Наконец, вместе с флотом союзников HMS Whelp участвует в церемонии подписания капитуляции Японией 2 сентября 1945 года.

HMS Whelp

В январе 1946 года Филипп Баттенберг на борту HMS Whelp возвращается в Британию. Война для него закончилась. 20 ноября 1947 года он женился на Елизавете Виндзорской, наследнице короны. Женился по любви — их роман начался в 1939 году, когда Филипп был ещё кадетом Дартмута.

Свадьба Филиппа и Елизаветы Виндзорской

Сетевые остряки шутят, будто принц Филипп был самым опытным специалистом планеты по перерезанию ленточек — говорят, после женитьбы он участвовал не менее чем в двадцати тысячах официальных церемоний.

Но прежде чем перерезать ленточки, он успел побывать под артиллерийским огнём итальянского флота, под бомбами немецких пикировщиков, отстреливал самолёты камикадзе на Тихом океане и ежедневно рисковал жизнью, сопровождая атлантические конвои. Почти всю Вторую мировую провёл на боевом корабле — не в уютном кабинете Адмиралтейства, не на штабной должности, и не в аристократическом салоне. Ушёл воевать в январе 1940 года, вернулся домой в январе 1946. От звонка до звонка, без малейших скидок на происхождение и титулы, без мгновенных скачков “из рядового в генералы” — начал мичманом, закончил лейтенантом.

Да и на свадебной фотографии у Филиппа на рукаве всего две лейтенантские нашивки. Не горд был, с честью носил то, что заслужил. Старая школа.

Андрей Мартьянов

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.8 9 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии