Пять юбиляров сентября

Часть 4. Балерина

Бесстрашная Жанна

105 лет назад в Киеве, в дворянской семье, родилась Ольга Лепешинская, неповторимая балерина. И… наша современница: прожила она 92 года. В 1933 году Лепешинская дебютировала в Большом театре в балете “Тщетная предосторожность” — и на 30 лет стала звездой лучшей в мире сцены. Ей удавались бравурные оптимистки, героини, в которых видели образ времени. Именно Лепешинская приблизила балет к советской реальности. Не зря Иосиф Сталин (вообще-то предпочитавший оперу) выделял её из сонма танцевальных “лебедей” и называл “нашей Стрекозой”. Говорят, он даже подарил Ольге Васильевне и её мужу — генералу армии Алексею Антонову — бокалы с монограммами, которые, по слухам, пропали безвозвратно.

Я снова и снова повторяю старенький афоризм, в котором только доля шутки: “В ХХ веке было три великих оратора: Александр Керенский, Лев Троцкий и Ольга Лепешинская”. Два политика и балерина. Маленькая бесстрашная женщина, без тени страха летевшая в руки партнёра, ловившая немецкие зажигалки на крыше московского дома, сформировавшая первую фронтовую бригаду артистов в 1941 году! Её речи, звучавшие по радио, вдохновляли бойцов на смертельный бой. Как и танцы — на кузове грузовика, под аккордеон. Вокруг гремели взрывы — а она улыбалась. И танец у неё был улыбчивый, искристый. Рекордсменка по фуэте, по неудержимому темпераменту. Для других прим того времени — Марины Семёновой и Галины Улановой — главным было чувство меры, гармонии. Чистота и лиризм образа — подчас как будто бестелесного. А Лепешинская — это праздник жизнелюбия. Они — воздушные, она — бесшабашная. Они — чаще печальные, она — радостная.

Недаром она считалась истинно советской балериной. По сцене она пролетала и Золушкой, и китаянкой Тао Хоа из “Красного мака”, и Китри из “Дон Кихота”, и Машей из “Щелкунчика”. Но коронной её партией стала Жанна из “Пламени Парижа” Бориса Асафьева. Французская революция! В сцене взятия Тюильри её Жанна, давшая пощёчину маркизу, размахивала флагом и боролась за свободу, равенство и братство. Куража ей хватало всегда. Несколько раз перед кульминационной сценой этого балета в своей ложе, за шторкой, появлялся Сталин. Задор Лепешинской помогал ему отдохнуть от напряжения холодной войны.

В Москве и в наше время есть угловой дом на Тверской (в то время — улица Горького), в котором располагается магазин “Армения”. Раньше там на башенке порхала над Москвой фигура балерины в хитоне. Все называли её Лепешинской. В 1958 году скульптуру сняли, и дом с тех пор выглядит несколько куце. В наше время появилась идея восстановить статую над Тверской. Думаю, удастся. Лепешинской всё удавалось.

Оставив сцену, она стала украшением артистической общественной жизни Москвы, а в особенности ЦДРИ, Центрального дома работников искусств.

В 1980-е Ольга Васильевна вела телепередачу о балете — и это у неё получалось празднично. Кто ещё из прим-балерин умел восхищаться соперницами всех поколений? Только Лепешинская! Красноречие и остроумие ей не изменяли до преклонных лет. Она всегда говорила артистично и афористично. С тех пор более-менее сносной программы о классическом танце у нас и не было.

Арсений Замостьянов, заместитель главного редактора журнала “Историк”
Специально для Fitzroy Magazine

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 1 голос
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии