Охота на узников Собибора

Как поляки уничтожали выживших заключённых нацистского лагеря смерти
Кадр из фильма "Собибор"
Кадр из фильма "Собибор"

33-летний Леон Фельдхендлер был вне себя от счастья — прорыв удался: он и ещё сотни людей оказались на свободе, спаслись от верной смерти. Эсэсовцы с автоматами и овчарками остались далеко позади. Организатор восстания в лагере смерти СС Собибор Александр Печерский сразу предупредил — надо готовиться к гибели, многих убьют прежде, чем беглецы достигнут леса. Так, в общем-то, и получилось… бывает, даже когда предусмотришь всё-всё-всё, из-за ерунды срывается хорошо продуманный план. Повстанцы оттащили тело убитого вахтмана в сторону, и надо же: на труп наткнулся другой охранник, поднявший тревогу. Из-за этого не удалось захватить оружейный склад. Ладно, что поделаешь. Главное — он и другие живы, у них получится уцелеть до конца войны… если, конечно, не найдут немцы.

Заместитель Печерского, участник восстания 14 октября 1943 года в Собиборе польский еврей Фельдхендлер ошибся. Нет, немцы действительно его не нашли. Он был застрелен за месяц до Победы — своими же соотечественниками в Польше.

леон фельдхендлер

Леон Фельдхендлер

“Я принадлежу СССР”

В тот октябрьский день из Собибора, убив 12 охранников, смогли вырваться 300 человек заключённых — евреев, которых эсэсовцы со дня на день собирались задушить в газовых камерах. Однако до 9 мая 1945 года дожили немногие — лишь 58 узников, включая и лидера повстанцев — советского офицера Александра Печерского. Сразу после побега Печерский собрал всех в лесу, и сказал — “Моя работа сделана. Вы — польские евреи на своей земле. Но я принадлежу Советскому Союзу, считаю себя его воином. Нам надо разбиться на мелкие группы — так больше возможности выжить”. Сын раввина Леон Фельдхендлер (один из тех, кто вместе с Печерским планировал восстание) спрятался на небольшой ферме близ Люблина, и прожил там до июля 1944 года, пока не пришла Красная Армия — бывший заключённый обнимал советских солдат со слезами на глазах. После освобождения он открыл свой маленький бизнес — мастерскую, где ремонтировали ювелирные изделия, в сотрудничестве с несколькими уцелевшими узниками концлагеря Собибор: Янкелем и Гершемом Бланк, Тойви Блаттом, Шломо Подхлебником и Шломо Шмайснером. В феврале 1945 года Леон женился на 21-летней девушке, знакомой ему до оккупации. Он был спокоен — Германия разбита, война идёт к концу: опасности для евреев больше нет.

Смерть стоит за дверью

2 апреля 1945 года в дверь люблинской квартиры Фельдхендлера постучали. Сказав — “А, это они!” — он пошёл открывать. Раздались выстрелы: пробив хлипкую дверь, в Леона попало сразу несколько пуль. Истекая кровью, бывший узник Собибора вместе с женой сумели выбраться из окна и добраться до госпиталя, где раненому была сделана срочная операция. Несмотря на это, через 4 дня (6 апреля 1945 года) Леон скончался на больничной койке. Исполнителей покушения схватили — ими оказались участники антикоммунистического подполья: боевики Чеслав Росинский, Ромуальд Шидельский, Францишек Буяльский и Евгений Ярошинский. Они даже не собирались отпираться, и заявили, что пришли “убивать евреев, сотрудничающих с госбезопасностью”. Уже 12 апреля, согласно законам военного времени, всех убийц расстреляли по приговору суда. После 1991 года новыми польскими властями стали предприниматься попытки объяснить, что партизаны-антикоммунисты тут якобы не виноваты: дескать, Фельдхендлер держал дома золото, и его попросту попытались ограбить. Это заявление не выдерживает никакой критики — почему же тогда нападавшие не дождались, пока жертва откроет входную дверь? Ведь как иначе они могли бы попасть в квартиру, где якобы были спрятаны драгоценности?

Собибор

Собибор

Жизнь с пулей в челюсти

Но это далеко не единственный случай, когда узник Собибора, выживший после прорыва из нацистского концлагеря, был убит жителями Польши. Друг и соратник Леона, 16-летний Тойви Блатт вместе с двумя товарищами по бараку (Шмулем Вайцманом и Фредреком Костманом) нашли убежище в деревне Пшилесье: их спрятал Мартин, отец одноклассницы Блатта. Всех троих замаскировали в яме, вырытой под сараем для скота (вниз сквозь доски стекали испражнения животных). В благодарность за спасение евреи отдали Мартину горстку золота, что успели прихватить в сортировочной камере Собибора (там эсэсовцы выламывали у жертв золотые зубы). Этим они себя и погубили — хозяин сарая посчитал, что у беглецов имеется при себе больше золота. Им стали намекать: благодетелю следует отсыпать ещё. Евреи ответили — у нас нет. 23 апреля 1944 года Мартин вместе с работником-подручным пришёл к яме со старой винтовкой: сделав пять выстрелов, он убил Вайцмана и Костмана, Тойви же пуля попала в лицо. Залитый кровью, подросток притворился мёртвым. Когда убийцы ушли, Блатт убежал в соседнюю деревню — там раненого мальчика пожалели и дали ему шанс отлежаться на сеновале. Придя в себя, Блатт добрался в лесу до партизанского отряда, вступив туда в качестве связного. Пулю у него из челюсти так и не вырезали — “подарок” от алчного поляка остался на всю жизнь.

“Хочу куртку еврея”

Об этой шокирующей правде молчали множество лет. Измученные нацистами заключённые Собибора, чудом вырвавшиеся на свободу и искренне верившие, что самого страшного они уже избежали, были убиты и ограблены польскими крестьянами или партизанами “Армии Крайовой”. Сам Тойви Блатт позднее вспоминал, как слышал разговор двух жителей польской деревни о “трофеях” — двое евреев бежали из Собибора, сняв с убитых при восстании эсэсовцев кожаные куртки. Крестьяне евреев зарезали, одежду забрали, а соседи им завидовали, спрашивая — где можно поймать “тех, из лагеря”, дабы тоже получить во владение столь ценные вещи? Согласно архивным данным, 90 человек из числа сбежавших узников Собибора были либо убиты поляками, либо выданы ими же немцам за вознаграждение. Да и в самом Люблине с 1944 по 1946 год погибли 118 евреев, практически все они — выжившие в концлагерях. Горожане Люблина были уверены, что узники назад не вернутся, поэтому позанимали квартиры и дома жертв. Местный “Комитет еврейской помощи” не рекомендовал своим соплеменникам ходить по улицам послевоенной Польши группами и громко разговаривать на идиш — таких могли убить.

История удачного восстания обречённых на гибель евреев в эсэсовском лагере смерти воплощена уже в нескольких кинофильмах — и в творении Голливуда, и в нашем блокбастере с Хабенским в главной роли. Только вот фильм, где чудом выжившие в аду душегубок и виселиц, подвергшиеся диким мучениям люди после Собибора попали в новую преисподнюю (с настоящей охотой на них добрых знакомых и соседей), вряд ли когда-нибудь снимут. Между тем, 17 июля 2019 года указом президента России Леона Фельдхендлера наградили орденом Мужества: за смелость, проявленную при восстании.

8 Разумеется, посмертно.

Георгий Зотов

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.9 10 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии