Машина чести: краткая история раджпутов

Война как религиозный долг
Раджпутская крепость Мехрангарх
Раджпутская крепость Мехрангарх

Часть I | Часть II | Часть III | Часть IV | Часть V

Сильный выбирает дхарму

Золотой век Индии подошёл к своему концу в V веке н.э. Сверхдержава Гуптов, державших под контролем большую часть Индостана, распалась. В страну пришли новые завоеватели с Севера — белые гунны, или эфталиты. Эфталитские племена состояли из тюркских, восточно-иранских и индоарийских этнических элементов, культурно менее развитых, нежели индийцы. По сути, это были скотоводы, не знавшие городского устройства. Проникнув в сердце Индии и захватив власть, они стали активно приспосабливаться к жизни в кастовом обществе индуистов. Вскоре им стало ясно, что от легендарных ведических кшатриев остался только миф. В реальности место правящих по праву рождения было свободно. Так явочным порядком вожди скотоводов стали кастой царей и воинов.

Крушение Гуптов ослабило буддизм. Секта джайнов жила, но требовала от последователей слишком серьёзной аскезы. Это ограничивало её власть над умами. В течение I века н.э. богословы Гаудапада и Шанкара сформировали окончательную редакцию ортодоксального индуизма. В его основе лежала дхарма — метафизический долг, исполнение которого и есть суть жизни индуиста. Новые цари восприняли индуистское учение во всей его полноте. Поскольку эфталиты продвигались вглубь Индии с северо-запада, одним из первых под их контролем оказалось обширное гористое и маловодное пространство между пустыней Тхар на западе и долиной Ганга на востоке. Это Раджастхан — родина раджпутов. Именно здесь раджпуты стали собой — священной этно-кастовой общностью, чья дхарма — служить богам и править смертными.

После крушения империи Индия привычно покрылась лоскутным одеялом царств. Правили ими те, кто мог это делать — сильные, воинственные индуисты — раджпуты. Раджпутские цари контролировали и сам Раджастхан, и предгорья Гималаев, и часть областей в центре и на востоке Индии. В VIII веке н.э. раджпутский воин Ананга Пал Томар возродил сотни лет пребывавший в запустении город Индрапрастху. Теперь он называется Дели. Раджпуты стали новыми кшатриями индийского Средневековья. А кшатрий должен следовать своему варновому долгу. Невозможно приступить к описанию великих битв, поражений, побед и превосходящих воображение жертв, свершённых и прожитых раджпутами, не описав вначале, кто такой сам раджпут и в чём его долг.

Карта Раджпутаны

Карта Раджпутаны

Муж погибает в бою

У раджпута нет царя. Нет централизованного государства всех раджпутов. Раджпут принадлежит только своему клану, который называется кула. Кула контролирует территорию, которую можно назвать княжеством. Князя называют рана, его супругу — рани. Рана — суверенный владыка. Он не подчиняется никому, только своему долгу. Раджастхан — засушливое пустынное пространство, покрытое горами и острыми скалами. Город, где живёт раджпут, стоит либо в долине, прикрытый фортом на горе, либо целиком скрыт крепостными стенами. Раджпуты достигли высочайшего мастерства в строительстве гигантских неприступных крепостей, пугающих врага одним своим видом. Внутри крепости скрыты прекрасные дворцы и пруды, храмы, все необходимые постройки, а также инженерные системы, обеспечивающие осаждённую крепость водой. В таких цитаделях раджпуты могли держать оборону буквально годами.

Раджпут — правоверный индуист. Его главный бог — грозный и воинственный Шива. Раджпуты предпочитают называть его Махадев — Великий бог. Также почитается богиня-воительница Дурга, супруга Шивы. У каждой кулы есть свои локальные богини — кул-деви. Поклонение второстепенным женским божествам не свойственно индуизму. Скорее всего, кул-деви — наследие северных предков-кочевников. Также раджпут поклоняется богу Солнца Сурье. В индуистском пантеоне это божество второстепенное. Но для раджпутов Сурья — важнейший бог, требующий особых жертв. В его честь они бесстрашно проливают свою кровь в битвах. Индуистское мироздание существует в трёх регистрах — гунах. Саттва — гуна просветления. Раджас — гуна возбуждения. Тамас — гуна омрачения. Раджпут выражает гуну раджас в её крайних, экстремальных формах: ест мясо с кровью, пьёт вино из черепа врага, ведёт себя эпатажно, легко гневается. Люди должны видеть, что он воин.

Раджпут — кшатрий. Его дхарма — вести войну. С раннего детства раджпут тренирует свои боевые навыки, отрубает детским мечом головы козлятам, учится любить вид крови и смерти. Раджпут следует ритуализированному пути воина, который называется “раджпута”. Война — его сакральное служение, расставание со своим телом в битве — его религиозный долг. Смерть в постели — позор. Погибая на поле сражения, раджпут до конца исполняет своё предназначение и тем самым избегает последующих перерождений в этом мире. Он сразу отправляется в Вайкунтх — раджпутскую Вальхаллу. Трусость, дезертирство — грехи неотмолимые. Потеря “раджпуты” приводит к вечному осквернению и воина, и его рода.

Раджпут не знает страха смерти. Но его ритуальная чистота зависит не только от него самого. С погибшего в бою раджпута товарищи снимают его пышный тюрбан и относят жене. Увидев человека с тюрбаном в руках, жена понимает, что пришло её время выполнить свой долг, свою женскую “раджпути”.

Сурья, бог Солнца

Жена восходит на костёр

Разумеется, развод у раджпутов невозможен. Юная невеста покидает отеческий дом навсегда и переселяется в дом мужа, в котором могут быть и другие жёны. Полигамия у раджпутов носит функциональный характер — это и возможность породниться с несколькими кланами, сделав их союзниками, и шанс пристроить “лишних” женщин.

Женщина соблюдает все религиозные праздники и проводит полагающиеся обряды. Она определяет весь ход и порядок религиозной жизни семьи. Жена раджпута является главной хранительницей судьбы своего мужа. Настоящая ритуальная чистота возможна только в супружеской паре, поэтому жена обязана вести праведную жизнь — быть “пативрата”. “Пативрата” означает буквально “та, кто дала обет служить мужу”, то есть это жена, ведущая жертвенную жизнь.

Поскольку задача раджпута — убивать и погибать, задача раджпутской женщины — жертвовать собой. Весь её жизненный путь — это жертва. Когда воин идёт в бой, он должен быть уверен, что жена, оставшаяся в крепости, до конца выполнит свою “раджпути” и не помешает ему погибнуть праведно. Вот лишь один пример из раджпутской истории. Они любили друг друга, он ушёл на войну, полный мыслей о своей возлюбленной, раджпуту такое не позволено. Жене сказали об этом. Ни секунды не колеблясь, девушка вынула меч и снесла себе голову — чтобы её отдали мужу. Когда голову передали супругу, он приторочил её к своему седлу, и, воодушевлённый героизмом жены, бросился в гущу сражения. Она выполнила свой долг тем, что не мешала мужу выполнять его долг.

Вдова у индуистов — всегда дурное знамение. Быть вдовой — позорная судьба. Вдова до смерти носит траур, живёт в самом неприметном и нищем уголке дома, питается жалкой пищей, скрывается ото всех. Она буквально хоронит себя заживо. Такая жизнь бывает хуже смерти, поэтому обряд “сати” — самосожжение вдовы на погребальном костре мужа — был широко распространён в Индии, хотя и не носил обязательного характера. Раджпуты поместили этот ритуал в самую сердцевину своей культуры.

Сати — апофеоз жертвенного пути раджпутской женщины. Буквально сати означает “верная жена” — жена, взошедшая на костёр супруга. Самосожжение искупает все прегрешения — не только её собственные, но и её мужа. Восходя на костёр, вдова обретает колоссальное трансцендентное могущество, её последнее проклятие ужасно для адресата. В истории Раджастхана такие проклятия не раз меняли судьбы не только семей, но и целых кланов. Погибнув в огне, женщина становится сати-мата, духом, защищающим семью, и почитается во всех последующих поколениях.

Смерть женщины — костёр, но, чтобы дожить до него, потребуется везение. Рождение девочки — не слишком счастливое событие в не слишком состоятельной раджпутской семье. Ресурсов мало, роду нужны воины, а девочка — лишний рот. Поэтому у раджпутов широко распространён инфантицид — умерщвление новорожденных девочек препаратами опия.

Обряд сати: со-умирание с мужем

Обряд сати: со-умирание с мужем

Султан завершает Средневековье

Камни и скалы, мало воды, бедные земли, жестокие враги. Нет пощады ни от человека, ни от природы. Казалось бы, этот край могут населять только умирающие с голоду, беззащитные и покорные тени людей. Но индийские боги распорядились иначе. Раджпуты выработали идеальную адаптацию к жизни в суровых условиях. Они превратили себя в боевую машину, управляемую религиозным долгом. Машину чести.

Всё, описанное выше, относится к классическим Средним векам индийской истории. Эти века закончились с приходом нового врага — амбициозного, многочисленного, не признающего индийской традиции. Это был Аллах — не воплощённый ни в каком образе бог новых захватчиков с Севера.

Мусульмане пришли со стороны Афганистана, воспользовавшись тем же проходом в Гималаях, что и предки раджпутов. В XII веке они заняли долину Ганга, с которой Раджастхан граничит на востоке. Как мы помним, Дели возродил раджпутский вождь Ананга Пал Томар в VIII веке. С тех пор власть над регионом оставалась в руках его рода. Но к моменту появления муджахидов Томары увязли в конфликте с родственными кланами. В результате достойной коалиции не сложилось, и в 1193 году мусульманский воин Мухаммад Гури взял Дели. Этот момент считается концом Средневековья в Индии. Начался новый исторический период — эпоха Делийских султанов.

В спокойные времена, когда внешний агрессор не угрожал их земле, раджпуты воевали друг с другом. Они неукоснительно соблюдали кодекс воинской чести, который был детально разработан и предлагал только изысканные, обоснованные индуистским богословием, методы борьбы. К примеру, применение метательного оружия, поражающего бесконтактно, могло считаться не убийством, а именно использованием оружия. Воин метнул копьё, дротик или чакру — его личное действие завершилось. А попадание и нанесённый ущерб — это уже кармическая проблема пострадавшего. Традиция регулировала всё — тактика как обороны, так и нападения была отшлифована столетиями и воспринималась как священная догма.

Войны с султанами длились бесконечно. Раджпуты потеряли много земель, но сам Раджастхан они держали крепко. Великолепные крепости позволяли раджпутам обороняться уверенно, используя свою священную тактику. Султаны были опасным, но понятным и предсказуемым врагом, ведущим традиционную войну.

Чакра — индийское метательное оружие

Чакра — индийское метательное оружие

Крепость совершает сати

Княжество Мевар занимало юго-восточную и центральную часть Раджастхана. Его контролировал род Сисодия — ветвь кулы Гухилот. Свою историю Гухилоты вели от владык царства Гурджара-Пратихар, достигшего пика могущества в конце I века н.э. Столица Мевара Читторгарх — могучая крепость на высоком утёсе — триумф фортификационного искусства. Несколько рядов крепостных стен делали штурм самоубийственной задачей. В толще скалы были пробиты коридоры, соединяющие между собой целую сеть тайных помещений. В крепостных стенах Читторгарха семь огромных ворот. На восток смотрят главные Ворота Солнца, посвященные богу Сурье. В южной (неблагоприятной) стене ворот нет. Есть лишь небольшой проём, через который сбрасывали в пропасть преступников и предателей. Благодаря уникальным крепостям и несгибаемой верности долгу меварские раджпуты сохраняли свои родовые владения почти тысячу лет.

Первое великое несчастье посетило Читторгарх в 1303 году. Причиной ему стала женщина. Делийский султан Ала-уд-дин Хильджи влюбился в меварскую рани Падмини. Падмини была женой Ратан Сингха, тогдашнего правителя княжества Мевар. Ала-уд-дин хитростью захватил в плен Ратан Сингха и увёз в свои владения. В обмен на жизнь князя он требовал себе его жену рани Падмини. Для раджпутов это было абсолютно невозможно. Отважная рани возглавила дерзкую спецоперацию, в результате которой её муж был похищен из ставки султана, и они вместе вернулись в Читторгарх. Взбешённый Ала-уд-дин бросил против раджпутов Мевара свою огромную армию и осадил Читторгарх.

Когда стало ясно, что крепости не выстоять, раджпуты совершили последнее священное действие, которое предписывал долг чести — коллективное самоубийство. Воины, все до одного, вышли за ворота и приняли бой. Это была священная битва шака, выжить в которой раджпуту не позволялось. Мужчины погибли в сражении. Женщины, возглавляемые прекрасной Падмини, совершили обряд коллективного самосожжения — джаухар. В подземных катакомбах Читторгарха имелись специальные камеры для самосожжения женщин и детей. Простившись с мужчинами, женщины аккуратно закончили свои дела и, взяв детей, вошли в эти камеры. Последней вошла рани Падмини и закрыла за собой дверь. Вспыхнул огонь, и джаухар был совершён.

Погибли все. Султан разрушил пустой город и ушёл, не получив ничего. Страшная жертва защитила “раджпуту” клана. Честь Сисодия осталась незапятнанной. Лишь в 1313 году меварские раджпуты вернулись в Читторгарх и восстановили права на свою столицу.

Крепость Читторгарх сегодня

Крепость Читторгарх сегодня

Бабур стреляет из пушки

В 1526 году в земли Индии пришёл новый мусульманский захватчик — Бабур, потомок Железного Хромца Тамерлана. Делийским султанатом тогда правил пуштун Ибрагим-шах Лоди, молодой и неопытный воин. Мевар же к этому времени стал самым могущественным княжеством Раджастхана. Его глава рана Санга прекрасно понимал опасность, он даже предпринял попытки объединить раджпутов и прийти на помощь Лоди, но безуспешно. 21 апреля 1526 года Бабур разбил армию султана, Ибрагим-шах Лоди погиб в сражении. Открылась новая страница индийской истории — Бабур укрепился в Дели и создал династию. Его потомков стали называть Великими Моголами.

Поначалу Бабур не имел планов атаковать раджпутов, ему хватало своих проблем. Но рана Санга нанёс удар первым — его войско захватило форт Баяна, где уже сидел наместник Бабура. Присланные на подмогу полторы тысячи мусульманских солдат были разгромлены и бежали. Они рассказали всем, какой ужасный враг эти горные воины-индуисты. Бабур понял, что без усмирения раджпутов ему своих политических целей не достичь.

17 марта 1527 года произошла битва около деревни Кхануа в районе Агры. Рана Санга вёл войско в 80 тысяч человек. Армия Бабура была в два раза меньше. Но рассчитывать на победу у мусульман были все основания. Битва началась с ужасного звука, напугавшего и людей, и слонов. Раджпуты впервые услышали выстрел пушки. Бабур уже обзавёлся артиллерией, и это изменило весь традиционный порядок войны, отменило священную раджпутскую тактику. Управлять войсками в артиллерийском бою их полководцы не умели. В итоге рана Санга был ранен и увезён с поля боя. Его солдаты, лишившиеся вождя, дрогнули и отступили с большими потерями.

Рана Санга не смог оправиться от ран, страдал душою и в январе 1528 года умер. Взрослого наследника он не оставил, и в Меваре началось междуцарствие. Этим воспользовался другой мусульманский владыка — гуджаратский султан Бахадур-шах. Он дважды осаждал Читторгарх — в 1533 и 1534 году. Раджпуты сражались, как львы, но их ресурсы закончились. Стало ясно, что крепость не выстоит. 8 марта 1535 года из её ворот на битву шака вышли 32 тысячи защитников. Все они погибли с оружием в руках. 13 тысяч женщин и детей совершили джаухар. Ценой чудовищной жертвы род Сисодия вновь сохранил свою чистоту. Войско Бахадур-шаха три дня грабило и громило город. Об этой трагедии раджпуты помнят до сих пор. Клан Сисодия в лице малолетнего раны Удай Сингха смог восстановить свои права на престол лишь в 1542 году.

Рана Санга

Рана Санга

Акбар прорывается к морю

В 1556 году на трон Великих Моголов сел падишах Акбар, внук Бабура. Он энергично расширял границы империи. Акбар считается наименее жестоким и весьма мудрым правителем. Для покорённых народов Индии он сделал немало хорошего. Вместо войны Акбар стремился породниться с раджпутами. Видя абсолютное превосходство его армии, большинство кланов пошли на компромисс и осквернили себя браком с мусульманами, которые в раджпутской религиозной иерархии имели статус, примерно равный статусу собаки. Чистым остался один Мевар.

Мудрый Акбар не хотел большой войны, но ему предстояло решить в прямом смысле геополитическую проблему. Мевар и его главная твердыня Читторгарх перекрывали падишаху стратегический путь из Дели в Гуджарат — богатую приморскую провинцию на северо-западе Индии. Через него Моголы вели морскую торговлю с государствами Среднего Востока. Более того, через Гуджарат пролегали пути мусульманских паломников, направлявшихся в хадж в Мекку и Медину. Контроль над Меваром открывал прямой путь к Аравийскому морю. Война была неизбежна, и 23 октября 1567 года армия Акбара появилась перед Читторгархом.

Осада велась по лучшим рецептам тогдашней военной науки. Были вырыты линии крытых окопов. Напротив крепостных стен солдаты падишаха построили высокие башни и затащили на них артиллерию, радикально повысив точность стрельбы. Раджпуты оборонялись в новых условиях. Такой осады, такой плотности пушечного и оружейного огня они до сих пор не встречали.

Командовавший раджпутами рана Удай Сингх в детстве пережил ужас падения крепости при Бахадур-шахе. Видимо поэтому он не отличался безрассудной храбростью. Поняв, что положение безнадёжно, он вместе с небольшим отрядом тайно покинул крепость и отступил в леса. Оставшиеся защитники были деморализованы. Они восприняли поступок Удая как предательство. Никогда прежде в их истории вождь не бежал из осаждённой крепости.

24 февраля 1568 года девять рани, пять принцесс и ещё 1 700 раджпутских женщин и детей совершили коллективное самосожжение — джаухар. 8 000 защитников погибли в битве шака. Остальные жители города сгинули в начавшейся резне. С помощью этих зверств Акбар лишь частично решил свою проблему сообщения с Гуджаратом. Раджпуты Мевара, не имевшие руководителя, но полные решимости исполнить свой долг, перешли к партизанским действиям. У мусульман земля горела под ногами. Считается, что в этой длительной кровопролитной войне погибло 52 главы раджпутских родов, входивших в клан Сисодия. Страна была разрушена и разорена полностью.

Удай Синг потратил свои последние годы на сооружение новой столицы Мевара — Удайпура (города Удая). Крепость превосходила своей мощью сам Читторгарх. Умер Удай Синг в 42 года. После побега из крепости он вёл себя как человек, находящийся в глубоком трауре, спал на полу, мало ел, не стриг волосы. Эти свидетельства его нравственных страданий в какой-то мере помогли Удаю реабилитироваться в глазах соплеменников.

Махарана Удай Сингх

Махарана Удай Сингх

Мевар оскорбляет Каччву

Каччва, самый многочисленный клан (кула) Раджастхана, контролировал княжество Джайпур. Ему была уготована судьба, отличная от меварских Сисодия. Каччва первые отдали в жёны Акбару свою принцессу. Понять их можно — Амбер, столица Джайпура, расположен в два раза ближе к Дели, чем Читторгарх, и всегда принимал удар мусульман первым. Со временем раджпуты кулы Каччва стали верными солдатами и полководцами Великих Моголов.

После разрушения Читторгарха Акбаром в 1568 году и смерти раны Удая Сингха власть над кланом Сисодия перешла к сыну Удая — Пратапу Сингху. Своей временной столицей он избрал деревню Гогунда. Выполняя волю падишаха, на переговоры к Пратапу приехал представитель рода Каччва Ман Сингх — блестящий полководец и осквернённый службой Моголам раджпут. Пратап отказался разделить трапезу с человеком, которого считал предателем. И уж тем более рана Пратап не согласился с предложением Ман Сингха предстать перед Акбаром с заверениями в покорности. Ман Сингх был унижен Пратапом. Надвигалась новая война.

В апреле 1576 года Акбар отдал Ман Сингху приказ выступать против Мевара. Это великое сражение получило название “Битва при Халдигхати”. Произошла она в горной местности. Мусульмане не смогли затащить туда свою артиллерию, что уравняло шансы. Возглавляемые раджпутами, обе армии выбрали традиционную тактику боя. Наиболее яркими моментами сражения стали схватки слонов. Пратап применил следующий приём: его знаменитая боевая лошадь Четак сумела встать передними копытами на голову слона Ман Сингха. Слон испугался, трубно возопил и бросился бежать. Сам Пратап тем временем успел отрубить руки погонщику вражеского слона. Ман Сингх спасся, совершив прыжок со слона на спину своего коня. Тогда раджпуты выпустили на поле боя легендарного слона по прозвищу Рам Прасад. Завладеть этим животным Акбар мечтал много лет. Но удача отвернулась от раджпутов. Погонщик Рам Прасада был убит стрелой, а могольский погонщик исхитрился перепрыгнуть со своего слона на спину Рам Прасада. Драгоценный слон достался Акбару.

Результат битвы был не очевиден. Потеряв много воинов, обе армии прекратили сражение и разошлись. Каждый объявил себя победителем. Пратап Сингх перешёл к тактике партизанской войны, которая многие десятилетия сдерживала Моголов в Раджастхане. Рана Пратап умер в 1597 году. Ман Сингх — в 1614 году.

Махарана Пратап

Аурангзеб подсыпает яд

В 1621 году раджой Джайпура и Амбера стал правнук Ман Сингха — Джай Сингх l. Его карьера началась с верной политической ставки. Он поддержал правнука Акбара Аурангзеба в борьбе за престол. Аурангзеб победил, и Джай Сингх стал его любимым полководцем. Именно при Аурангзебе и его генерале-раджпуте империя Великих Моголов достигла пика своего могущества.

Джай Сингх l не знал поражений. Он привел к покорности восточную Индию, нейтрализовал остававшиеся независимыми кланы Раджастхана. Именно он одержал важнейшую победу над маратхским борцом за свободу Шиваджи. Умер Джай Сингх 28 августа 1667 года при загадочных обстоятельствах. Считается, что он был отравлен по приказу падишаха Аурангзеба.

Его правнук Саваи Джай Сингх (Джай Сингх II) также служил Моголам. В 1728 году Джай Сингх II основал новую столицу княжества клана Каччва — Джайпур. Это единственный индийский город, созданный по регулярному плану. Он выстроен из песчаника розового оттенка, поэтому его называют “Розовым городом”.

Саваи Джай Сингх был высокообразованным человеком. Особый интерес он проявлял к астрономии. В индийских городах он построил пять обсерваторий. Самая большая и полностью сохранившаяся — обсерватория Джантар Мантар в Джайпуре. Она снабжена огромными инструментами для точнейшего измерения хода светил — янтрами, а также самыми большими в мире солнечными часами.

Саваи Джай Сингх свободно писал и на санскрите, и на фарси. Он посвятил могольскому императору Мухаммад-шаху трактат о движении небесных тел, был тонким ценителем искусства, что отразилось в архитектуре и убранстве дворцов Джайпура. Когда этот славный меценат и учёный муж скончался, на его костёр взошли три жены и несколько наложниц.

Обсерватория Джантар Мантар, г. Джайпур

Клан сохраняет чистоту

В 1615 году вожди Мевара были вынуждены подписать мирный договор с Моголами. Его условия можно назвать победоносными для клана Сисодия. Падишах возвращал клану все земли Мевара. Рана Мевара мог не посещать Дели и двор падишаха, что было обязательно для всех вассалов. От клана Сисодия не требовалось отдавать своих женщин в жёны Моголам. Единственный момент — договор запрещал раджпутам восстанавливать крепость Читторгарх. Но это было неважно, ведь у них имелась новая прекрасная столица — построенный Удай Сингхом город Удайпур.

Сисодия (Гухилот) оказались единственными раджпутами, не осквернившими свою ритуальную чистоту родством с мусульманами. Из-за этого клан оказался в полной изоляции, в том числе в вопросах брака. Раджпутам Мевара просто негде было брать невест — все раджпутские кланы стали нечистыми. Сисодия превратились в эндогамную кулу — заключали браки только внутри себя. К счастью, они были достаточно многочисленны, и проблемы близкородственного скрещивания не возникло.

В 1911 году правительство Индии провело особо тщательную перепись раджпутского населения. Представителей кулы Гухилот насчитали около 1 миллиона человек. Сегодня раджпуты составляют до половины численного состава индийской армии. Их дхарма осталась прежней — они воины, и Индия всегда может положиться на их мужество и честь.

Юрий Гусаков

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

Вам также может понравиться

4.7 6 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии