Иисус любит Гоа

Маратхи, пираты, миссионеры: как складывалась судьба христианства в западной Индии
Ангел
Обработка от Александра Воронина | Fitzroy Magazine

Часть I | Часть II | Часть III | Часть IV | Часть V

Апостола пронзают копьём

Из 12 апостолов Иисуса Христа смерть мученика приняли 10. Иуда Искариот повесился, Иоанн Богослов, автор Апокалипсиса, дожил до естественной кончины. Мучеником стал и апостол Павел. Он был призван к служению новой вере уже после распятия Сына Божьего. Но нас сегодня из всех деяний апостольских интересует путь святого Фомы, которого считают первым христианином в Индии.

В то время, когда были в Иерусалиме апостолы все… поделили они страны между собой, дабы каждый из них мог проповедовать в стране, которая выпала ему… И выпала по жребию и по разделу Индия Иуде Фоме апостолу. И он не пожелал идти, сказав: “Не имею я сил для этого, ибо слаб я, и муж я еврейский, как индийцев могу я учить?”, — сообщает нам сирийский апокриф II века “Деяния Фомы”. Тем не менее, апостол пошёл в Индию и выполнил свой долг.

Индийское предание настаивает на том, что смерть Фомы спровоцировали брахманы, разгневанные проповедью христианства. 19 декабря 72 года н.э. царь Мисдеос пронзил его копьём. Что это был за царь, установить доподлинно невозможно. Апостола похоронили в Мелипуре около Мадраса (современный Ченнаи) в южном индийском штате Тамилнаду. Мощи Святого Фомы пребывали там до IV века, а затем, проделав весьма сложный путь, оказались в Италии.

История Фомы — предмет веры, информация не научная. Но есть и строгие факты. В VI веке александрийский монах Козьма Индикоплов обнаружил в другом южном регионе Индии, Керале, процветающие христианские церкви, о чём оставил письменные свидетельства. В конце XIII века великий Марко Поло лично посетил гробницу Святого Фомы и отметил её как популярное место паломничества. Ну а затем началась эпоха Великих географических открытий, и в Индию пришло совсем другое христианство.

Собор святого Фомы в Ченнаи

Собор святого Фомы в Ченнаи

Инквизитор разрушает храмы

Птолемей считал, что Африка тянется на юг до самого края мира. В 1487 году португальский мореплаватель Бартоломеу Диаш опроверг эту теорию мироустройства. Он обогнул южную оконечность Африки и вошёл в воды Индийского океана. Спустя 11 лет португалец Вашку да Гама совершил свой беспримерный прорыв в Индию. Он жестоко расправился с обитателями Малабарского побережья и расстрелял из пушек город Каликут в Керале, чем привёл в ужас его властителя-саморина. 

В 1509 году возле острова Диу в Гуджарате произошло главное морское сражение. Дон Франсишку д’Алмейда уничтожил объединённый флот египетских мамлюков, каликутского саморина и гуджаратского султана. С бортов португальских каравелл в море смотрели дула тяжёлых пушек — кулеврин. Подобного оружия в тех водах не было ни у кого. Чтобы разобрать на щепу любое восточное судно, португальцам хватало одного удачного залпа. Это было настоящее вундерваффен той войны. А на носу и корме каравелл дымили фитилями аркебуз злые, голодные и хищные эшкудеру и фидалгу, младшие сыновья мелких португальских дворян, не получившие в наследство ни эскудо и положившиеся на свои мечи. Так была создана Португальская Индия.  

Оборванные, измученные болезнями, изуродованные цингой, свирепые, алчные, фанатичные, в ржавых, утыканных гвоздями латах португальцы набросились на нежную Индию. Индийцы говорили, мол, отлично, что португальцев так же мало, как тигров и львов, не то б они пожрали всё человечество. Мусульманская морская торговля была практически уничтожена. Непокорных раджей привели к послушанию кровавыми “миротворческими” операциями. Вслед за солдатами короля пришли солдаты Римской католической церкви — иезуиты, доминиканцы, бенедиктинцы и францисканцы.

Португальская религиозная политика была проста, как топор: вначале хорошенько напугать население и без особых репрессий обратить “язычников” в свою веру, а затем обвинить новоиспеченных христиан в отступничестве и поручить их судьбу инквизиции. Причём в Гоа, главном португальском владении, попы не церемонились вовсе и “инквизировали” ещё некрещёных жителей. Храмы уничтожались, но многие индуисты продолжали тайно отправлять свои обряды. Их вычисляли и жестоко наказывали. Историки говорят о 16 000 претерпевших за веру в Гоа. 

Генерал дон Аффонсу д’Албукерки, главный архитектор Португальской империи, утыкал побережье фортами с пушками и постоянными гарнизонами, создав мощную колонию. За ним пришёл святой Франциск Ксаверий — учредитель местной инквизиции. Он развернул широчайшую миссионерскую деятельность. В результате даже сегодня четверть (!) жителей Гоа исповедуют католичество.

Продолжать рассказ об истории Западной Индии в этом ключе означало бы впасть в примитивный европоцентризм. Мы не станем совершать этой ошибки и обратимся к могучей силе, рождённой в глубинах истории субконтинента. Для неё копошение европейцев на побережье в XVI–XVIII веках было далеко не главной проблемой

Отплытие Вашку да Гама в Индию - художник Альфреда Роже Гамейро

Отплытие Вашку да Гама в Индию — художник Альфреда Роже Гамейро

Маратх отвергает Могола

В 1347 году военачальник делийского султаната Хасан Зафар-хан восстал против хозяев и создал на западе Декана собственное исламское государство. Он принял титул Бахман-шаха. Государство стали называть империей Бахманидов. Через 150 лет империя распалась на пять султанатов и к концу первой четверти XVI века перестала существовать. Ровно в этот момент Бабур разбил Ибрагим-шаха Лоди и взял Дели. Эпоха делийских султанов закончилась, настало время Великих Моголов.

Одним из первых от государства Бахманидов отложился султанат Биджапур. Это была обширная территория, что уходила на восток к центру Декана и включала большую часть западного побережья Индии. Весомую долю его населения составляли маратхи, многочисленный индуистский народ — земледельцы, мореходы и отважные воины.

В 1655 году маратхский вождь Шиваджи объявил себя покровителем угнетённых индуистов и открыто выступил против султана Биджапура. Султан потерпел поражение, Шиваджи развернул свои войска и напал на Великих Моголов. Он разграбил и сжёг их главный западный порт Сурат, получив выход к морю. В 1674 году Шиваджи был коронован в качестве императора. Теперь маратхи могли свободно следовать индуистским традициям. 

Империя маратхов во многом определила ход индийской истории. Она ослабила Моголов и приблизила их упадок. Ни один вопрос в глубине Западной Индии европейцы без маратхов решить не могли, плантации на побережье — это всё, что им удавалось удерживать. Маратхи распространили свою власть на север и восток Индии. Они заняли Дели, часть Раджастхана и Панджаба, Мальву, Ориссу. 

Англичанам потребовалось трижды воевать с последователями Шиваджи. Окончательно сокрушить могущество маратхов им удалось лишь в 1818 году. Чтобы внятно рассказать историю этого героического народа, потребуется отдельная статья. Сейчас же нам пора вернуться на побережье и показать, как велика была роль маратхов в морских делах. Хозяевами волн, ветра и пушек себя считали европейские колонизаторы. Им объяснили, что это не так. 

Шиваджи портрет

Портрет Шиваджи (около 1680 года)

Пират унижает Корону

Разъярённый атакой Шиваджи на свои западные порты, могольский падишах Аурангзеб бросил против маратхов  стотысячную армию. В 1665 году Шиваджи был вынужден признать поражение и сдаться в плен. Через год его сторонники организовали побег. Они вынесли вождя и его сына в корзинах из-под фруктов и переправили их в родные земли. Война с Моголами не утихала. 

В 1688 году командующий маратхскими армией и флотом Конаджи Ангрия (Канходжи Ангре) был вынужден отступить с материка. Он захватил участок западного побережья длиной в 240 миль и вскоре объявил себя независимым вождём. Ангрия стал величайшим пиратом Индии. Его мощный флот, оснащённый современной артиллерией, превратил жизнь британской Ост-Индской компании в сущий ад. Вместе с англичанами страдали и португальцы.

Сражение у Алибага — знаменитая схватка пиратов Ангрия с европейцами. Она произошла в 1721 году. Чтобы навсегда покончить с пиратами, английская корона послала несколько лучших кораблей: 60-пушечный “Лайон”, 50-пушечный “Солбери”, 44-пушечный “Эксетер” и 20-пушечный “Шорхэм”. Командовал эскадрой коммодор Томас Мэттьюс. Англичане договорились с португальцами и собрали объединённое войско в 6000 солдат.

Корабли Ост-Индской компании присоединились к отряду Мэттьюса и двинулись к форту Кулаба — форпосту Ангриа на Малабарском берегу. Форт стоял на острове и прикрывал крепость Алибаг. Вскоре выяснилось, что у крепости нет слабых мест. При этом 24-фунтовые пушки форта надёжно прикрывали гавань Кулабы.

Утром 29 ноября 1721 года корабли Томаса Мэттьюса начали бомбардировку островного форта. Одновременно португальцы высадили десант в нескольких милях от крепости. Но на суше их внезапно атаковали 25 000 маратхов, которые пришли на помощь к Ангрия. Отряд попал в окружение, его ситуация была безнадёжна. Португальцы пошли на сепаратные переговоры с маратхами. За выкуп им позволили сесть на корабли и с позором уйти обратно в Гоа.

21 1500 англичан, десантированные на острове Кулаба, тоже попали в ловушку. Штурмовые лестницы не доставали до края стены форта. Отлив заставил английские корабли отойти, и точность пушечного огня упала. Затем ворота форта открылись, и на англичан двинулись боевые слоны — закованные в броню чудовища. На спинах слонов маратхи установили лёгкие пушки и поливали врагов картечью. Англичане дрогнули, в их порядки ворвались пираты, вооружённые длинными кривыми ножами, насаженными на пики. Всего в этом сражении англичане потеряли 3000 человек (в английских энциклопедиях об этом эпизоде сообщают скупо и неохотно).

7 октября 1729 года Конаджи Ангриа умер. Ему наследовал сын Секходжи. Он оказался достоин своего отца. Пиратские атаки на купеческие суда и военные корабли англичан и португальцев продолжались до середины XVlll века. Этот фактор серьёзно тормозил европейскую территориальную экспансию. Европейцы держали оборону на море, ресурсов для проникновения вглубь страны было недостаточно. Последнюю битву пираты Ангрия проиграли в 1756 году, да и то лишь потому, что поссорились с маратхским руководством.

Секходжи Ангриа стал героем современной поп-культуры. В серии “Легенды Пиратского братства” знаменитой франшизы “Пираты карибского моря” Секходжи и его команда вместе с капитаном Джеком Воробьём сражаются против зловещей Армии Теней. Их легко узнать по чалмам, богатым раздвоенным бородам и восточному оружию.

Секходжи Ангриа. Кадр из фильма «Легенды Пиратского братства».

Секходжи Ангриа. Кадр из фильма «Легенды Пиратского братства»

Индуист молится свободно

Шиваджи навсегда освободил индуистов от гнёта ислама. Но не только! Именно маратхи оказались той неодолимой силой, что не пустила католических фанатиков вглубь Индии. Наступление с Запада — португальский “крестовый поход на Восток” — так и захлебнулось под пальмами гоанского пляжа. Маратхи удерживали фронт достаточно долго, и португальское могущество увяло само собой. Желания крестить “язычников” огнём и мечом у них сильно поубавилось.

Король Португалии забирал колониальные товары в казну. Исключение составляли ром, табак, сахар и рабы, да и то с оговорками. Золото, каменья, пряности, слоновая кость, благородное дерево — всё доставалось только ему одному. А Португалия как была в нищете, так и осталась. Верных людей и ресурсов не хватало, все оказались продажными и неспособными. 

Тем не менее, португальская колония в маленьком Гоа просуществовала неправдоподобно долго. Англичане ушли из Индии в 1947, а над Гоа по-прежнему развевался португальский флаг. Его спустили только в 1961 году. С тех пор индуизм постепенно отвоёвывает позиции, но множество католических храмов по-прежнему функционирует, и паствы им хватает вполне.

Англичане выиграли у маратхов три большие войны, но главное маратхи им не отдали — они остались свободными индуистами. Шёл XIX век, времена более цивилизованные. Англичан интересовали, прежде всего, деньги. Завоевание Шиваджи не было утрачено. 

На восточном побережье Индии столкновение религий имеет свою историю. Французы в Пондичерри делали немало для продвижения проповеди Иисуса, но их успех был локальным. План европейцев по обращению жителей Индостана в веру Христову потерпел поражение.

Статуя Иисуса в форте Тиракол. Фото автора.

Статуя Иисуса в форте Тиракол. Фото автора

Дух дышит в Арамболе

Северная граница Гоа проходит по реке Тиракол, за ней начинается штат Махараштра. Устье реки запирает форт, стоящий на высоком холме. Первую крепость в этом месте построил Кхем Свант, раджа маратхского княжества Савантвади. В XVIII веке португальцы овладели холмом и воздвигли на его вершине свой бастион — Тиракол. Окрашенные в белое и голубое, стены форта поднимаются над зелёными джунглями и смешиваются с небом и водой океана. Во внутреннем дворе форта португальцы сложили часовню. Перед её входом на стройном постаменте стоит, раскинув руки, Иисус Христос — раскрашенная, цветная статуя. Туристы оставляют свои мопеды перед входом, гуляют по стенам форта, спускаются во двор, прячутся в тени часовни и смотрят на Христа. Вибрации Индии соприкасаются с образом Спасителя, и душа чувствует что-то. Сложно сказать, что. Туристы садятся на мопеды и уезжают обратно в Гоа.

В конце 1960-х в Гоа приехали хиппи и нашли тут место абсолютной свободы. Они курили гашиш, слушали Битлз и Боба Дилана, практиковали йогу. Словно джайнские аскеты дигамбары, они всюду ходили абсолютно голыми. Вслед за хиппи приехали люди побогаче. Открылся рынок, потом рестораны. Гоа вошёл в моду, турфирмы включили его в каталоги. Со временем хиппи исчезли. Так получилось, что коммерция захватывала штат с юга, а фрики, искавшие вольной жизни, мигрировали к северу. Арамболь — самый северный из тусовочных городков гоанского побережья. От него до Тиракола километров пять, не больше. 

Репутация у Арамболя неоднозначная. Любители степенного отдыха в отелях с бассейнами в Арамболь не суются, боясь осквернить свой гламурный статус. Другие считают, что от изначальной идеи Гоа остался только Арамболь. Конечно, наследники хиппи живут и на юге, а в Арамболе немало тех, кто лишь на минутку покинул ярмарку тщеславия. Отделить одних от других сложно. В человеке всё смешано, внутренняя стройность встречается редко. Тем не менее, формула для такого деления есть.

Богатство не делает смертных счастливыми”, — сказал юный брахман Начикета богу мёртвых Яме. Их диалог — основа сюжета “Катха Упанишады”, древнего ведийского текста. По этому признаку и выявляются настоящие “гоанцы” — они стремятся к счастью, а не к богатству. В них нет хипповского радикализма. Они не борются за мир во всем мире, не живут коммунами, не ходят голыми. Но, так или иначе, все они используют понятие “Дух”. Если аккуратно расспросить жителя Арамболя о причинах его переезда сюда, он скажет о духовности. Это совсем немало в наши времена. Атеизм, скептицизм и засилье машин не оставили в городском человеке места не только для Духа, но и для индивидуальной души. В его мышлении больше нет таких категорий. А в Арамболе Дух дышит свободно.

Идите по пляжу на север. Преодолейте лавовый поток, что уходит в море, минуйте скалу, с которой взлетают парапланы. За ней вы найдёте начало тропы. Тропа приведёт вас к большому баньяну. Рядом с ним на старом туристическом коврике сидит Баба́ джи, духовный защитник Арамболя. На маленьком костерке он варит в кастрюле нут. “Этот лес — священный, этот баньян — священный”, — скажет вам Баба́ джи. “И святой человек должен жить здесь”, — ответите вы ему. Баба́ джи улыбнётся и поблагодарит вас с большим достоинством. 

Давно растёт священный баньян, рядом с ним давно сидит подвижник. Баба́ джи молод, он занял место своего деда. Такова роль этой семьи в структуре Вселенной. Пришлые туристы считают подвижника фриком, идут к баньяну ради фотографий. Но мы-то знаем, что лишь медитация Баба́ джи ограждает Арамболь от демонов внешнего мира. Получите его благословение и ступайте на пляж — встречать закат. 

Баба джи

Баба джи. Фото автора

Пляж смотрит на запад, солнце садится в океан. Проводы солнца — главный праздник Арамболя, его празднуют каждый день. Девушки из йога-центра сидят на песке, взявшись за руки. Красивые мускулистые юноши перекатывают по загорелому телу стеклянные шары, с большим искусством крутят длинные жезлы. Кто-то с гитарой и фенечками на запястьях поёт: “All you need is love, love. Love is all you need”. В пляжном кафе врубают транс, и песни Beatles больше не слышно. Солнце касается дымки над горизонтом и медленно уходит за океан. Люди аплодируют. В высоком форте над рекой Иисус стоит, раскрыв объятья. Его животворящий дух со всеми нами.

Юрий Гусаков

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.8 8 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии