Как русских на Западе превращали в дикарей и чудовищ

Почему Россия с треском проиграла информационную войну в XIX веке?
Пещерные русские
iStockphoto

Страшно было смотреть — что именно творили русские солдаты. В стиле диких сибирских традиций они вытаскивали раненых османов из воды и душили их руками, либо кололи штыками. Стон стоял над Синопом, заглушаемый довольным хохотом московитов”. Именно в таком восхитительном тоне британские газеты писали про Синопскую битву 18 ноября 1853 года, в которой Россия уничтожила турецкий флот. В дальнейшем, правда, выяснилось — ни один британский журналист морское сражение не видел, а рассказ о зверствах русских был целиком высосан из пальца. “В гостиных, на торжищах, в отвратительных кофейнях Саксонии слышишь лишь одно ругательство, зависть, ненависть к России, — огорчённо писала из Дрездена русская аристократка. — Не говорю уже о газетах. Здоровье моё не позволяет их читать — всякий листок придаёт пуд желчи”. Английские корреспонденты из газеты Daily News между тем горячо уверяли читателей — православные верующие в симпатичной “прозападной” Османской империи счастливы, довольны, и им живётся куда лучше, чем христианам в ледяной медвежьей Московии. То была первая пропагандистская война Запада, и Россия её с треском проиграла. Почему?

“Вырвать клыки у медведя”

…В первую очередь — по причине детской наивности. Российская интеллигенция считала: если про нас откровенно врут, а мы изречём святую правду, читатели европейских газет моментально зааплодируют, и скажут — ну всё, мы вас теперь обожаем. Однако быстро выяснилось, что публика в Европе (как и сейчас) в восторге от штампов и клише. Синопскую битву британцы окрестили “Синопской резнёй”, и название прижилось — хотя российские моряки не убивали пленных турок. Доводы со стороны России никто слышать не желал, от них просто отмахивались: подумайте сами, разве псы режима способны нести истину? Знаменитый Карл Маркс (он тогда жил в Лондоне), публикуя свои статьи, призывал захватить Крым, оккупировать Одессу и “развязать руки кавказским горцам”, а также спонсировать восстание финнов, дабы угрожать Петербургу. Фридрих Энгельс выражал стандартный ужас среднего европейца перед могуществом России: “если русские одолеют Турцию, они окажутся сильнее всей Европы, вместе взятой”. Лондонская газета The Times призывала “вернуть Россию к обработке земель, загнать московитов вглубь лесов и степей, оставив без моря”. Спикер палаты общин Джон Рассел заявлял о “срочной необходимости вырвать клыки у медведя”. Британских обывателей запугивали, они послушно боялись.

Гравюра Синопского сражения

“Толпа сутенёров и проституток”

Одновременно, английские журналисты бросились восхвалять будущих союзников в Крымской войне — французов. Ещё недавно пресса Великобритании топила французских политиков в дерьме, называя свиту императора Наполеона III “толпой паразитов, сутенёров и проституток” — теперь же она принялась сладостно превозносить их. Точно также расхваливали и Османскую империю, именуя халифат “цивилизованным и приближенным по идеям к Западу”: разумеется, о таких расправах турок над христианами, как резня армян, греков (на Крите), сербов и болгар британские СМИ мудро не сообщали. Оправдать Россию было невозможно — сторонник мирного решения вопроса, английский политик Ричард Кобден отмечал: призывать англичан одуматься было всё равно, что выступать перед сворой бешеных псов. Французская театральная актриса Элиза Рашель, гастролировавшая в России в 1853–1854 гг., после возвращения подверглась страшной критике в Британии и Франции. “Господи, да как она посмела выступать перед ужасными варварами, собирающимися со дня на день захватить Европу?” Всем, кто высказывал альтернативные точки зрения и произносил крамольные слова вроде “возможно, Россия не такая уж и плохая” немедленно затыкали рот и объявляли национал-предателями.

“Тщедушны и малодушны”

И как же в Санкт-Петербурге на это отвечали? Согласно старорусским обычаям, никак. Поэт и историк Пётр Вяземский написал на французском языке патриотическую книгу “Письма русского ветерана 1812 года о восточном вопросе”: издав её в Бельгии, Швейцарии и Пруссии. Роман потряс читателей, но посольство Российской империи в Вене отказало ему в выделении средств на дополнительный тираж. “Глашатаи царя тщедушны, малодушны и дуют в соломинку, — высказался затем поэт, не выбирая выражений. — Подобные публикации действуют на умы успешнее и сильнее, нежели многие дипломатические ноты”. Российский император Николай I был уверен, что австрийские газеты абсолютно бесплатно перейдут на нашу сторону — из благодарности за разгром русскими войсками восстания венгров в 1849 году, а значит, деньги на информационную войну тратить не надо. Тут-то Николай Павлович и облажался, ибо пресса Австрии… дружно поддержала британцев и французов — дескать, надо спасать бедненькую Турцию от зарвавшегося славянского зверюги! За пару месяцев благодушная австрийская публика была обработана “акулами пера” до нужной кондиции, яростно возненавидев Россию. Разозлившиеся чиновники Российской империи плюнули и посчитали: пофиг нам эта информационная война и обработка общественного мнения, скоро разделаем иноземцев окаянных, как Бог черепаху. Попытки доказать правоту России на Западе прекратились.

Медвежьи клыки

Спикер палаты общин Джон Рассел заявлял о “срочной необходимости вырвать клыки у медведя”

Торжество откровенного вранья

…С треском проиграв информационную кампанию в Европе, Россия закономерно потерпела поражение в самой Крымской войне. Вместо того, чтобы организовать качественную пропаганду на Западе, у нас стали усиленно обрабатывать “внутренний рынок”. Для простонародья рисовали лубки, где убогим французам показывали кузькину мать в стиле 1812 года, называя их “петушинцами”. Живописец Василий Тимм постоянно снабжал публику рисунками, изображавшими сокрушение вражеских армий и наши победы. Российские газеты снисходительно рассуждали об англичанах, упрекая их в бездуховности и “пребывании в невежестве”, а также объясняли, что санкции Запада для нас ничего не значат — дескать, так лучше для отечественной экономики. Пренебрежительно писали, что европейцы забыли Бога и думают исключительно о роскоши — это, мол, в итоге приведёт к разложению Европы и возвышению России. Пока в Петербурге упивались осознанием того, какие мы мудрые, храбрые, православные и высокодуховные, британская пропаганда профессионально выполнила свою задачу: не скупясь на выдумки, откровенное враньё, замалчивание фактов кровавых преступлений Турции против христиан, она вылепила из России монстра, дичайше напугавшего европейские народы. В итоге те приветствовали войну “цивилизации” с “варварством”.

Самое-то печальное, что за 167 лет ситуация не изменилась ни на грамм. Западная пропаганда успешно превращает Россию в очумевшего медведя, а наши доморощенные “инфосолдаты” торжествуют: Западу скоро кранты, ибо нешто они православные да пост держат? Вывод, что всё вокруг уже готово для новой войны, мне совершенно не нравится.

Но, тем не менее, так оно и есть.

Георгий Зотов

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.1 15 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
3 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии