История
6 мин
14.04.2022

Как раскапывали Древний Египет. Часть 2

Ф. О. Мариет, или Новая глава египетской археологии

Разграбление Египта

Путь к началу профессиональной египтологии был долгим и тернистым. В середине XIX века за египетские древности велась серьёзная борьба. Шла она главным образом между давними политическими соперниками: Англией и Францией. В прошлый раз мы уже рассказывали о таких авантюристах — расхитителях памятников, как Д. Б. Бельцони и Б. Дроветти. Стоит добавить, что ещё одним важным фактом их биографии было как личное, так и профессиональное соперничество — оба находились на службе у дипломатических противников: английского и французского консулов.

История сохранила забавные факты их «совместной» работы: так, Дроветти, узнав, что Бельцони собирается снести обелиск и отправить его британскому заказчику, решил этому помешать. Для этого он приехал вместе с местными крестьянами к обелиску и убедил их в том, что умеет читать древнеегипетские иероглифы, которые и поведали ему, что памятник принадлежал одному из предков Дроветти. Арабы, уважающие право наследования, решили, что справедливо будет отдать обелиск французу. Однако Бельцони всё же сумел заполучить артефакт, подкупив местного губернатора.

Разворовывание Египта тогда вышло на новый уровень, и чтобы избежать конфликтов, страну просто поделили пополам: англичане взяли под свой контроль западный берег Нила, а французы — восточный.

Но древние памятники пострадали не только из-за их безостановочного расхищения, но и из-за варварских методов ведения раскопок. Один из них получил название «пороховая археология». В 1836 году английский полковник Говард Вайз решил отыскать вход в Великую пирамиду Хуфу и не придумал ничего лучше, как взорвать её стену. К счастью, пирамида почти не пострадала, но последствия взрыва до сих пор видны в погребальной камере. В результате такого взлома Вайзом были обнаружены пять камер, в одной из которых красной краской было написано имя Хуфу. Об открытии погребальной камеры великого фараона сообщили все газеты, и новость стала сенсацией. Споры же о подлинности этой надписи идут до сих: некоторые исследователи считают, что её автором был сам Говард Вайз.

Говард Вайс и иероглифическая надпись, найденная в камере Кэмпбелла и включающая в себя картуш Хуфу
Говард Вайс и иероглифическая надпись, найденная в камере Кэмпбелла и включающая в себя картуш Хуфу

Схожим образом Вайз «прорубил» вход и в третью по величине пирамиду — Менкаура (Микерина). Там он действительно добрался до погребальной камеры фараона, обнаружив саркофаг и мумифицированное тело. Находки он погрузил на корабль, который затонул у берегов Испании, так и не добравшись до Англии. К сожалению, человечество лишилось множества артефактов, ставших жертвами стихии во время перевозок.

Кроме того, сами мусульманские правители Египта часто раздаривали древнеегипетские памятники королевским особам и крупным европейским чиновникам. Их отношение к древним культурным объектам характеризует такой примечательный факт, как разрушение Мухаммедом Али древнего храма для строительства… сахарного завода.
Стихийному вывозу памятников положил конец Франсуа Огюст Мариет. В египтологию он пришёл случайно: его кузен был в команде того самого Шампольона, который впервые расшифровал египетские иероглифы. Заинтересовавшись загадочными письменами, Огюст начал изучать историю и древние языки. Вскоре он сумел попасть на работу в Лувр и получил задание поехать в Египет, чтобы пополнить музейную коллекцию древними рукописями. С тех пор и до самого конца жизнь Мариета была неразрывно связана с Египтом.

Франсуа Огюст Мариет
Франсуа Огюст Мариет

С заданием музейного начальства Франсуа не справился: вместо поиска рукописей будущий египтолог на казённые деньги нанял группу бедуинов и раскопал знаменитый храмовый комплекс, о котором писал ещё древнегреческий историк Страбон, — Серапеум с ведущей к нему аллеей из 140 сфинксов. Раскопки Серапеума и последующие за ним открытия прославили Мариета, и на 30 лет он получил безраздельное право на проведение всех археологических раскопок в стране. Специально для Франсуа Огюста египетским пашой была создана должность Хранителя древностей, существующая и до сих пор. Более того, благодаря усилиям Мариета эту должность до обретения Египтом независимости всегда занимали французы — только с середины XX века на неё стали назначать самих египтян.

Чтобы прекратить бесконтрольный вывоз памятников из страны, Мариет первым предложил оставлять 50% найденных находок в Египте, для чего основал Национальный музей. Увы — другая половина древностей поначалу всё же отправлялась в Лувр.

Для того чтобы раскопанные им гробницы не подвергались разграблению, Мариету приходилось часть из них закапывать снова, предварительно занося их планы и описание в каталог. Поскольку Огюст стал не только Хранителем Службы древностей, но и главным инспектором, он мог контролировать все археологические работы и выдавать разрешение на их проведение. Важнейшим достижением стало то, что с момента основания Музея египетские древности стали рассматриваться как государственная собственность.

Изначально место для Музея было выбрано неудачно: он располагался на берегу Нила и во время разрушительного наводнения был затоплен. В результате часть коллекций, рисунков и записей Мариета были утрачены. После затопления музей был перенесён на его сегодняшнее место — в центр Каира.

Каирский египетский музей
Каирский египетский музей

Количество проведённых Мариетом раскопок поражает: он успел покопать в древних некрополях и храмах: в Саккаре, Луксоре, Карнаке, Эдфу, Абидосе, Гизе — здесь он откопал статую Великого Сфинкса, который в его время был по шею засыпан песком, и даже в Судане.

Серапеум — позднеегипетский катакомбный комплекс, посвящённый божественному быку Апису, является одной из самых известных находок Мариетта. Но не менее важным для науки стала открытая им неподалеку от Серапеума гробница Древнего Царства — чиновника Ти (V династия).

Это одно из наиболее красивых, со множеством сохранившихся цветных изображений захоронение. Благодаря росписям на стенах гробницы повседневная жизнь древних египтян стала нам ближе и понятней. Египтологи смогли узнать, как в древности строили корабли, пекли хлеб, варили пиво, как работали скульпторы и каменотёсы. А уже позже эти рельефы смогли внести ясность в древнеегипетские ритуалы и представления о смерти. 

Мариет обнаружил и великолепно сохранившийся храм самой известной правительницы Египта — Хатшепсут — в Дейр-эль-Бахри. Три террасы заупокойного храма высечены в скале неподалеку от Долины Царей. К ним ведёт пандусная дорога шириной около 40 метров, вдоль которой раньше стояли сфинксы. Любопытно, что статуи царицы, изображающие её в виде бога Осириса (символ того, что, как и бог подземного царства, она воскреснет после смерти), представляют её как мужскую фигуру: к красивому женскому лицу подвязана типичная для фараонов бородка.

Хатшепсут
Хатшепсут

За свою жизнь в Египте Мариет открыл более 300 гробниц и обнаружил более 15 000 артефактов, опубликовал более 7 000 памятников, расчистил от песка величественные храмы Луксора и Эдфу — места сегодняшнего паломничества туристов. Кроме того, будучи весьма разносторонним человеком, он придумал сюжет для оперы «Аида» великого итальянского композитора Джузеппе Верди.

Египетское правительство по достоинству оценило вклад Мариета-паши (ещё один присвоенный ему при жизни титул): он похоронен в гранитном саркофаге в саду Каирского музея, там же ему установлен памятник. Франсуа Огюст стоит на постаменте над собственным прахом, держа в руке лист бумаги с начертанным на нём планом египетского храма. Оттуда он взирает на город, как и почти два века назад, когда, впервые поднявшись на вершину каирской цитадели, «сумел разглядеть за кондитерскими украшениями минаретов» так поразивший его «исчезнувший древний мир».

Продолжение следует

Комментарии