История 05.10.2021

К 103-ей годовщине образования Московского уголовного розыска

Время чтения — 5 минут

Образование МУРа и первые герои

В соответствии с постановлением Коллегии народного комиссариата внутренних дел РСФСР от 5 октября 1918 г. в составе органов милиции повсеместно создаются подразделения уголовного розыска. В ноябре образуется Московское управление. В истории МУРа настаёт новый период передового “умного” советского дознания.

Несомненно, и до революции в системе МВД работали профи высшей пробы. Один Путилин чего стоил. Или малоизвестный широкой публике, но необычайно крутой сыщик Яковлев. Но тогда за их спинами стояла вся мощь Российской империи. А к моменту создания МУРа за УГРО числились два дряхленьких легковых автомобиля, изо дня в день находившиеся в ремонте. В штате также состояла пара импозантных кучеров. Один из них персонально был закреплён за шефом. И в 1918–1920 годах нередко можно было наблюдать любопытную картину: ранним утром со двора дома 3 по Большому Гнездниковскому переулку (до 1928 г. МУР базировался там) по-ковбойски да с развороту вылетает пролётка. На козлах — возчик старой царской закваски. Белые перчатки, атласная поддёвка. С роскошными усами, как у солидных швейцаров в незабвенном мамонтовском “Метрополе”, превращённом к тому времени во Второй Дом Советов. (Первым Домом Советов стала гостиница “Националь”). Зычным голосом дико орущий на прохожих: “Б‑береги-и-и-ись!!!”

А на заднем сиденье экипажа — в бескозырке с развевающимися по ветру ленточками, в посеревшем от вихрей, штормов и бурь бушлате — тридцатилетний рослый энергичный матрос. Это Александр Максимович Трепалов спешит на происшествие. Подгоняя водилу: “Скорее, скорее, милейший!”

В свою очередь, простые опера “подрывались” на трамвае. Либо тривиально бежали что есть мочи, щёлкая каблуками по мостовым и тротуарам.

Трепалов, резвый на “соображалку”, быстро нашёл выход из транспортного кризиса.

Оперативники Московского управления уголовного розыска в полном составе
Оперативники Московского управления уголовного розыска в полном составе

Частников — на службу МУРа

С согласия гражданского комиссара Москвы частный извоз был обложен трудовой революционной повинностью. Отчего во дворе Большого Гнездниковского, 3, по утрам собиралось до тридцати водил-доброхотов. Как и во все “таксистские” времена желающих остаться на хорошем счету у “вашвысокоблагородия”. Городская элита, так сказать. Как упомянутые швейцары либо официанты с оркестрантами, в любую горькую годину жившие сносно.

Эти же доброхоты впоследствии становились ценными информаторами, сливающими сотрудникам УГРО интереснейшие слухи, домыслы-шепотки. Ручейки этой информации активно использовались в дальнейшем в изобличении преступных элементов.

А поток криминальных происшествий увеличивался с каждым днём неимоверно. И мобильность, и осведомлённость требовались операм как воздух.


Частный извоз времён Царской России
Частный извоз времён Царской России

Рост преступности в Москве

В конце 1918 — начале 1919 гг. в стране многократно умножились налёты и грабежи, в особенности на госучреждения. Банки, кассы, почтовые узлы становились добычей (до обидного лёгкой!) организованной преступности.

Так, в результате вооружённого налёта на бухгалтерию завода “Богатырь” было захвачено 6 млн рублей ассигнациями. Нападение на контору “Главсахар” дало злоумышленникам 2 млн рублей. Жёстким ограблениям подверглись Москворецкий райсовет, типография знаменитого книгоиздателя Сытина, несколько кассиров-артельщиков.

В январе 1919 г. бандиты совершили 60 вооружённых ограблений, нередко сопровождавшихся убийствами. Угнано 30 автомашин — для готовившихся кровавых акций. Целью гангстеров было посеять страх, неуверенность среди населения, терроризировать обывателей. Запугать милиционеров.

Лишь в одну из январских ночей 1919 г. по предварительному сговору уголовники из сопредельных шаек в разных концах Белокаменной застрелили 22 постовых! То была необъявленная внутренняя война в молодом государстве “диктатуры пролетариата”.

Реформы Трепалова

Но и милиция не стояла на месте.

Внедрению в практику деятельности МУРа новых приёмов расследований, развитию-укреплению нетрадиционных регламентов в огромной степени посодействовал Александр Трепалов. Большевик, член партии с 1908 года, моряк достославного “Рюрика” — самого тяжёлого броненосного крейсера подобного класса.

Атлет, отменный стрелок. Организатор от бога. По-спортивному тактичен, неисчерпаемо хладнокровен, отважен. Участвовал в ликвидации крупных преступных структур, засекреченных баз. Лично ловил опасных бандитов. Под вымышленными именами проникал в самое логово врага.

С организованной (а также и неорганизованной) преступностью Трепалов начал бороться круто.

Высокий пост в МУРе Трепалов получил в октябре 1918 г.

Ознакомившись с атмосферой, царящей на тот момент в угро, Трепалов пришёл к выводу, что служба активного розыска, также административные дела, накатывавшие на оперов подобно цунами (отклик февральской амнистии-1917), велись без фактологической методы, каталогизации. Отсутствовал строжайший контроль. Столь необходимый в процессе деятельности “уголовки”.

Более того — остро резала глаз халатная небрежность следаков — опросы обвиняемых и свидетелей оформлялись на клочках бумаги (бумага была страшным дефицитом). Безо всякой систематизации. Вещдоки хранились абы как, терялись. Деньги, в том числе изъятые, — без должного описания и учёта. Инвентарной дисциплины тривиально не существовало.

Мало того, “административщики” помещались в одну камеру с жульём, ворюгами, матёрыми рецидивистами. Об элементарной санитарии нечего и думать: часто в “хатах”, рассчитанных на 30–50 жильцов, утрамбовывалось до трёхсот(!) арестованных.

Внутренний распорядок управления тоже пришлось менять кардинально. Канцелярщину и бюрократизм Трепалов, будто следуя еще не написанному завету Маяковского, выгрызал волком.


Александр Трепалов
Александр Трепалов

Трепалов разбил Москву на 10 квадратов. Поставив во главе каждого проверенных, испытанных в боях людей — инспекторов. Являвшихся “смотрящими” за раскрытием преступлений каждый в своём районе. По служебной лестнице вниз — субинспектор: ближайший помощник и зам.

Затем, для установления тесных контактов с комиссариатами, — идёт старший агент. Он же непосредственно наблюдает за потенциальными преступниками, проживающими в округе комиссариата. С посуточным отчётом инспектору.

Старшему в помощь даются младшие агенты. Также — для внедрения в банды под прикрытием.

Создан экспертный кабинет — с круглосуточным дежурством фотографов. Выезжающих для протокольной фиксации признаков насильственной смерти.

Эти нововведения в розыскной Устав потрясли даже прожжённых сыскарей, привыкших по-имперски неторопливо топтать след за урками. А главное — дали немедленные и весомые плоды.

В 1920‑м была обезврежена крупная шайка преступников — тайных владельцев секретных “зойкиных квартир”.

Чётко законспирированная, через подставных лиц банда снимала в Петровско-Разумовском с десяток дач. Имела целый штат агентов, подбирающих богатенькую “клиентуру”. На бригаду вкалывали завербованные шофёры, сбытчики краденого, рыночные мазуры, жулики-фармазоны всех “бубонно-пиковых” мастей.

Умело организованная наружка, личный сыск, плюс скрупулёзное внедрение натасканных “разведчиков” в криминальную среду позволили муровцам изобличить абсолютно всю сеть притонов, явки-пароли, связи с воровским миром.

Тихой сырой мартовской ночью, когда кутёж в шалманах шёл полным ходом, одномоментно по нескольким адресам нагрянули трепаловские люди. Их визит был столь нежданным, а операция так хорошо отрепетирована, что без лишнего шума удалось накрыть и притоносодержателей, и их приспешников.

До кучи приняли-свинтили изрядное количество кутивших здесь солидных маклеров, скупщиков краденого, головорезов, хулиганов-рецидивистов, многие из которых давно числились в розыске.


Привод в отделение милиции подозреваемого
Привод в отделение милиции подозреваемого

Личный героизм и трагическая судьба

Трепалову принадлежит заслуга в разработке плана уничтожения “кошельковской” шайки, совершившей нападение на машину В.И. Ленина (после которого вождь мировой революции пришёл к глубокомысленному выводу, что лучше отдать часть, чем потерять все).

По выдуманной им самим легенде Трепалов внедрился в клан хищников, готовивших ограбление правления Курской железной дороги. Завоевав безоговорочное доверие, осуществил сложную “шахматную партию” по разоблачению отморозков. Предотвратив тяжкое преступление с человеческими жертвами. Жёстко устранив банду единым ударом.

Со времен Трепалова личный пример командира стал считаться в МУРе естественной и нужной прерогативой обучения, воспитания подопечных. В том заключалась одна из коренных “фишек” — отличие руководителей советского розыска от высших чиновников прежнего сыска Российской Империи.

Прожжённые опытные спецы, близко знакомые с основами взаимоотношений “начальник — подчинённый” в сыскной полиции, поражались сей неслыханной традиции. Не могли понять, как это “главный” снисходит до уровня опера, — взяв на себя архиопасную “грязную” работу по задержанию врага?…

…В МУРе Александр Максимович Трепалов проработал недолго — всего лишь полтора года. Но для подразделения, ставшего настоящей легендой советских, а затем и российских правоохранительных органов, он сделал едва ли не больше всех последующих “отцов-командиров”.

В августе 1937 г., в год своего пятидесятилетия, бывший чекист, первый послереволюционный руководитель МУРа расстрелян по ложному обвинению. Увы, практически вся первая пятёрка начальников МУРа была репрессирована.

Игорь Фунт

Комментарии

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии