Юбиляры ноября: Михаил Таль

Инопланетянин за шахматной доской

Время на чтение: 3 минуты.

От редакции:

26 ноября в Дубае начался матч за мировую шахматную корону, в котором сражаются действующий чемпион мира норвежец Магнус Карлсен и российский гроссмейстер Ян Непомнящий. Когда-то подобные события приковывали к себе внимание миллионов любителей древней игры. Сейчас представить себе, что вокруг шахматных турниров кипели страсти, не уступающие футбольным, непросто — но ещё тридцать пять лет назад дело обстояло именно так, достаточно вспомнить знаменитый поединок Карпова с Каспаровым в 1984 году. Впрочем, мода — в том числе и на интеллектуальные игры — циклична, и вполне возможно, что очередной всплеск популярности  шахмат еще впереди. Особенно вспоминая огромную волну популярности шахмат после выхода сериала «Ход королевы».

Сегодня же мы вспоминаем об одном из самых ярких шахматистов прошлого века, гроссмейстере Михаиле Тале. Тале, которого другой гроссмейстер — Владимир Крамник — однажды назвал “инопланетянином” за неповторимый, экстравагантный стиль игры.

Михаил Таль
Михаил Таль

85 лет назад, 9 ноября 1936 года, в Риге в семье известного невропатолога родился Михаил Нехемьевич Таль.

Это был не просто шахматный маэстро, не просто чемпион. Михаил Таль –символ середины ХХ века, удивительного времени, когда всё казалось возможным. И даже добродушный филолог, книгочей и острослов мог одолеть всех гениев расчёта — и стать королём самой почтенной и мудрой игры. А он и был мудрецом. И настоящей звездой — не только для шахматных гурманов (хотя они, конечно, понимали и любили его, как никто). Стремительный рижанин, игравший “не как все” и побеждавший, стал любимцем всей страны и образцом для молодых интеллектуалов. Его имя стоит не только в ряду шахматных чемпионов от Вильгельма Стейница до Магнуса Карлсена, но и среди настоящих властителей дум того времени — таких как Иннокентий Смоктуновский, Владимир Высоцкий или Владимир Васильев, воплотивший “Спартака” на балетной сцене, как молодые музыканты, поэты, изменившие палитру нашей жизни в середине ХХ века. Он был и исследователем, и служителем искусства, знавшим и язык математики, и язык музыки.

Когда Таль выиграл матч за звание чемпиона мира у Михаила Ботвинника — ликовали почти все. Даже некоторые болельщики маэстро Ботвинника. Победа как будто обещала какую-то новую, прекрасную жизнь, где торжествуют молодость, талант, смелость, которая города берёт.

Михаил Таль –символ середины ХХ века, удивительного времени, когда всё казалось возможным.
Михаил Таль –символ середины ХХ века, удивительного времени, когда всё казалось возможным.

Шахматный стиль молодого Таля — и об этом слыхали даже дилетанты — дерзкий, с рискованными жертвами. Он как будто поднимал бунт против мертвящего рационализма. Потом гроссмейстер пришёл к большей мудрости и сдержанности — и по-прежнему играл гениально, а снова “захватить” корону шахматного короля ему мешали только болячки, с которыми так трудно бороться, особенно если у вас характер вольнолюбивого художника, видящего жизнь на несколько ходов вперёд… При этом побед на его счету фантастически много! Чемпион мира, добившийся этого звания в блестящих матчах, бесспорный, настоящий король. Восьмикратный победитель шахматных олимпиад в составе сборной СССР, шестикратный чемпион нашей страны — шахматной сверхдержавы. Ему было за 50, когда он выиграл первый чемпионат мира по молниеносной игре. Как “шёл” Талю этот титул! И он навсегда остался за гроссмейстером.

Михаил Таль, защитивший диссертацию по романам Ильфа и Петрова, — остроумнейший человек, талантливый литератор. Почитайте его книги, его интервью, диалоги с Евгением Гиком. А встречи с ним, проходившие в Доме журналиста, Доме архитектора, — незабываемы. Микрофон, столик, стул, никаких спецэффектов. И перед вами — человек, который мыслит вслух, отвечает на вопросы, демонстрируя виртуозную импровизацию. Мало с чем можно сравнить те встречи, к счастью, одна из них сохранилась и выставлена на YouTube.

Поглядите её — и вы непременно разглядите редчайшее в нашем мире благородство Таля. Одного из тех людей, чей уход — уже давний — невосполним. Шахматный маэстро выглядел пришельцем с иной планеты, на которой живут, быть может, более талантливые и сосредоточенные на своем призвании люди.

А главное, Михаил Таль на все времена — самый добрый и великодушный из шахматных гениев. Ему было за что обижаться на судьбу, каждый человек раним, а особенно — творческая личность. Но он никогда не позволял себе даже злой иронии, не то что сведения счетов. Повторить Таля невозможно… В этом и трагедия, и ценность жизни.

Арсений Замостьянов

Автор — заместитель главного редактора журнала “Историк”

Специально для Fitzroy Magazine

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 8 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии