Иосиф Григулевич: жизнь и приключения советского супер-разведчика

Он сражался с фашистами в Испании и едва не убил Троцкого
Иосиф Григулевич
Обработка от Александра Воронина | Fitzroy Magazine

Часть I | Часть II | Часть III

Когда в 1973 году на экраны вышел фильм “17 мгновений весны”, Брежнев так расчувствовался, что потребовал присвоить звание Героя Советского Союза “штандартенфюреру Штирлицу”. Леониду Ильичу мягко объяснили — такого человека не существует. Это, как говорится, “собирательный образ” — и медаль Золотая Звезда досталась актёру Тихонову. Однако, остаётся вопрос — из кого же именно собрали тот самый образ? Один из типажей, весьма похожий по стилю на Максима Исаева — советский разведчик-нелегал Иосиф Григулевич. Будучи уроженцем Литвы, он столь блестяще выучил испанский язык, что все принимали его за уроженца Латинской Америки: а ведь Иосиф командовал диверсионной группой в Аргентине, уничтожая корабли, шедшие с грузом в нацистскую Германию. Про Штирлица разнообразные “знатоки” говорили — ну вот физически не может человек овладеть новым для него иностранным языком вплоть до самых малейших оттенков, не отличаясь от “носителя”. Оказывается, вполне может.

От пирожков к коммунизму

…Иосиф Ромуальдович Григулевич родился в 1913 году в Российской империи, в семье мелкого служащего и домохозяйки. По национальности он являлся караимом — потомком иудеев-переселенцев из Крыма. Эта народность и сейчас живёт в Литве, и многие литовцы по-прежнему по выходным ездят в Тракай вкусить местный специалитет — караимские пирожки с бульоном. Проникшись идеями Ленина аж в 13 лет, Иосиф познакомился с подпольщиками-коммунистами, стал распространителем их газет и вскоре тайно вступил в партию. Уже через год по требованию полиции Григулевича исключили из школы города Паневежиса как “активного коммуниста”. Позднее юноша вместе с матерью (его отец к тому времени уехал на заработки в Аргентину) перебрался в Польшу, и в 1932 был арестован за раздачу листовок в раздевалке гимназии. Он получил 2 года условно: компартия переправила яростного караима в Париж, подальше от польских жандармов.

Во Франции “товарищ Юзик” обратил на себя внимание Коминтерна пылкими выступлениями в защиту социализма, и его срочно командировали в Аргентину — зажигать своими речами местных трудящихся (да, такие командировки тогда были нормой). Испанский язык Григулевич не знал, но сие его не смутило: он активно принялся за изучение. Очевидцы позднее отмечали — Иосиф обладал феноменальной звуковой памятью. Он моментально копировал любые оттенки незнакомого языка и мог говорить на диалектах различных провинций как местный уроженец. Григулевич полностью овладел испанским… всего за 4 месяца. На жизнь молодой коммунист зарабатывал себе сам — публиковал очерки в газетах, торговал страховками, и даже… продавал радиоприёмники как коммивояжёр, стучась в двери граждан — “Наша система звучит громче всех!”. Однако в 1936 году Григулевича схватила полиция на вилле писателя Аугусто Бунхе — по обвинению в “групповом прослушивании московского радио” и за “обсуждение террористической деятельности”. Благодаря связям, Григулевич вышел сухим из воды — через пару дней его освободили, и 23-летний парень отбыл в Испанию: там к тому времени началась война между мятежниками Франко и “левым” правительством.

Брусчатка, политая кровью

Нанявшись помощником повара (!) на греческий пароход, Иосиф приплыл в Европу и получил от соратников по партии паспорт на имя Хосе Окампо. Пройдя боевую подготовку как участник “интернациональной бригады”, всего за месяц обучившись владению оружием, Иосиф блестяще показал себя на фронте под Гвадалахарой и Сигуэнсой. Именно после этого перспективного юношу завербовал советский резидент в Испании Александр Орлов (про него история отдельная), предложив работать на СССР: Григулевич получил оперативный псевдоним “Юзик” и документы на имя аргентинского журналиста. В ноябре 1936 года, как офицер “сегуридад” (службы безопасности Испании) Григулевич участвовал в налётах на посольства Финляндии и Чили, арестовав сотни “франкистов” — дипломаты укрывали их… за деньги. Попав в “замес” ожесточённых боёв между боевиками-троцкистами и сторонниками Сталина в Барселоне, Иосиф с горечью писал:

“…Никому не пожелаю пережить такое. Там я по-настоящему понял смысл слов — “звериный оскал гражданской войны”. До сих пор не знаю, кто стрелял в меня — свои или мятежники? Подошвы моих ботинок прилипали к брусчатке, политой кровью”.

17 Мгновений Весны

Кадр из фильма «17 мгновений весны»

Резидентура в психушке

Как участника подавления “троцкистского мятежа”, Григулевича в качестве поощрения переправили в СССР — дали отдохнуть на курорте в Сочи, а потом послали на тренировку в школу НКВД в Малаховке. Характеристика чекистов на Иосифа Григулевича гласила: “Твёрдо убеждён, что без знания местного языка не может быть разведчика. Хорошо владеет испанским и французским, ведёт беседы без затруднения”. В 1938 году Григулевича с помощью резидента НКВД в США Петра Гутцайта под именем “товарища Фелипе” внедрили в Мексику, дабы тот организовал убийство Льва Троцкого. Затем Гутцайта отозвали в Москву и… арестовали (Берия зачищал органы от кадров своих предшественников), а Иосиф остался без связи. Другой человек бы запаниковал, но Григулевич спокойно жил в Мексике и даже устроился в кафе официантом, ожидая, пока на него выйдет новый резидент. И дождался! Через полгода Григулевич оказался в Москве, доставив в НКВД подробный план дома Троцкого. Берия дал “добро” на операцию по устранению главного врага Сталина. “Товарищ Фелипе” устроил покушение в ночь на 24 мая 1940 года, и атака… благополучно провалилась. Группа вооружённых нападавших ворвалась на виллу Троцкого, изрешетила пулями его спальню, убила охранника Шелдона, но не смогла уничтожить саму “цель” нападения. Григулевич скрылся от полиции… в сумасшедшем доме, весьма логично посчитав, что там-то его точно искать не будут. Он даже не симулировал душевное расстройство — как позднее сказал Иосиф, “для врача важно лишь одно: если ты оказался в таком месте, значит, ты сам по себе ненормальный”.

Завербовал брачное агентство

Несмотря на провал операции, “Фелипе” наградили орденом Красной Звезды. 24 декабря 1940 года он объявляется в Аргентине с приказом от НКВД создать в этой республике агентурную сеть. Легко получив настоящий аргентинский паспорт как “Хосе Григулявичус” (забавно, что использовалась реальная фамилия разведчика), Иосиф через аптеку своего отца принимается торговать лекарствами: он всегда настаивал, что бизнес для “прикрытия” обязан быть реальным. “Хосе” создавал резидентуру с нуля — ведь отношений на уровне посольств между Советским Союзом и Аргентиной не было. После начала Великой Отечественной войны Григулевич становится штатным резидентом НКВД в Южной Америке. Вскоре на него работали 80 человек в Чили и Аргентине — депутаты парламента, сотрудники министерств, журналисты, дипломаты, а также… хозяин брачного агентства и главный контрабандист. Диверсант созданной Григулевичем боевой группы, поляк Вержбицкий, изготовив самодельные мины, потопил два крупных судна и три баржи, перевозивших стратегическое сырьё для Третьего рейха, да ещё сжёг склад с 40 000 тонн селитры в порту Буэнос-Айреса. Зажигательные снаряды проносились под видом пакетов с чаем мате, и… грелок — ветер с моря в Аргентине холодный. База советской разведки появилась и в соседнем Уругвае, причём Григулевич придумал схему легализации агентов — для нового паспорта покупалась метрика умершего много лет назад ребёнка, и “нелегал” впоследствии спокойно жил в республике под его именем.

Увы, не всё у Иосифа Ромуальдовича шло столь гладко. Вскоре в советской резидентуре произошло несчастье…

Продолжение следует

Георгий Зотов

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.9 45 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии