История
10 мин
17.02.2022

Эксперименты доктора Кэмерона

Опыты над людьми без их согласия и пытки пациентов за их же деньги

Дональд Юэн Кэмерон

Спустя всего 15 лет после того, как эксперименты над людьми, проводимые нацистами, были признаны зверскими и преступными, американский учёный, лично обвинявший немецких врачей на Нюрнбергском процессе, подвергал своих пациентов изощрённым пыткам, которые заставили бы побледнеть самого доктора Менгеле. И это не аннотация к новому роману Стивена Кинга, а совершенно реальная история…

Обличитель зла

Дональд Юэн Кэмерон родился в 1901 году в Шотландии. Врачебный талант проявил весьма рано, поскольку уже в 23 года окончил университет Глазго, после чего начал свою медицинскую карьеру с должности хирурга-резидента в больнице того же города. В 1929 году Дональд переехал в Канаду, решив, что жить и работать в Америке — удобней, интересней и заметней (ну какой учёный не хочет прославиться и услышать в свой адрес восхищённое: «Гений!»).

Дональд Юэн Кэмерон
Дональд Юэн Кэмерон

В 1936 году Кэмерон стал директором по исследованиям в государственной больнице Вустера в Массачусетсе, а в 1938 году был назначен профессором неврологии и психиатрии в государственной медицинской школе Олбани. Именно здесь он стал заниматься исследованиями сенсорной депривации и памяти. Причем поначалу намерения амбициозного психиатра были вполне гуманными — возвращать психически нездоровых людей в адекватное состояние при помощи корректировки их сознания.

Во время Второй мировой войны Кэмерона привлекли к работе в Управлении стратегических служб (УСС) США. Эта организация, возглавляемая Уильямом Донованом по прозвищу Дикий Билл, была предшественницей ЦРУ. В 1943 году доктор вновь перебрался в Канаду и основал кафедру психиатрии в Монреальском университете Макгилла, возглавив только что созданный на базе психлечебницы Мемориальный институт Аллана. Деятельность этого медицинского учреждения была посвящена исследованиям механизма человеческой памяти.

От сотрудничества с УСС Кэмерон при этом не отказывался, и в ноябре 1945 года шеф американского разведцентра в Берне Аллен Даллес отправил его в Германию для допроса нациста Рудольфа Гесса и последующего участия в Нюрнбергском трибунале. После эмоциональной, пламенной речи Кэмерона на процессе семеро нацистских врачей, обвинённых им в изуверских опытах над людьми, отправились на виселицу. 

А спустя десяток лет Дональд Юэн сам занялся проведением бесчеловечных опытов, которые ранее осудил.

Но это, как модно нынче говорить, «совсем другое, вы не понимаете». Всё делалось «ради науки», и все жертвы приносились «во благо человечества». И потому Кэмерон жил долго и, возможно, счастливо — его научную деятельность международное сообщество оценило не петлёй, а правом занимать пост президента Всемирной психиатрической ассоциации, а также должность президента Канадской и Американской психиатрических ассоциаций. 

Кто заказывал музыку

То, что реально творил со своими пациентами Кэмерон — один из создателей (!) принятого в 1947 г. Нюрнбергского кодекса, правильнее было бы назвать пытками. Но доктор в своих отчётах работодателям именовал это «научными экспериментами». Заказчиком исследований, проводимых психиатром, было Центральное разведывательное управление США. Здесь даже при большом желании нельзя отказываться — эта контора мажет бутерброд с обеих сторон. Впрочем, Дональд Юэн и не думал открещиваться ни от своих планов, ни от своих шефов.

Психиатр сформулировал собственную теорию, гласившую, что вылечить человека от психического заболевания можно, стерев (полностью или частично) его память и загрузив мозг новой информацией.

Работа Кэмерона не осталась незамеченной в Лэнгли, и Даллес пригласил учёного поучаствовать в проекте MK Ultra.

Целью программы, в рамках которой пытал людей Дональд Кэмерон, было «выяснить, как и с помощью чего контролировать знания, содержащиеся в человеческом мозге, и каким образом можно загружать в него новые данные, удаляя прежние».

Команда под руководством Кэмерона изучала, как вызвать у человека амнезию, а затем сформировать в том же самом теле новую личность путём создания у неё ложных или искусственных (что в конечном итоге одно и то же) воспоминаний.

Нельзя сказать, что информация о секретном проекте совсем не просачивалась в прессу, но то, что в СМИ и утекало, спецслужбе удавалось (через те же газеты и ТВ) представлять как «конспирологическую теорию, зародившуюся в нездоровых умах».

Кураторы проекта рассчитывали, что учёным удастся найти способы заставлять пойманных американскими спецслужбами иностранных разведчиков и «предполагаемых врагов» говорить правду на допросах. 

Первые тесты проводились на волонтёрах. Но увы — тех, кто соглашался поучаствовать в экспериментах «ради здоровья всего человечества и народа Америки в частности», оказалось слишком мало. Потому что большинство добровольцев не верило рекрутёрам, обещавшим, что клинические испытания не причинят никакого вреда здоровью. Тогда руководство программы пришло к выводу, что для чистоты эксперимента по контролю над разумом жертвы будет лучше, если она не будет ничего знать. В том числе и того, что над ней вообще проводятся опыты. 

К категории подходящих «морских свинок» были отнесены лица, заведомо беспомощные в правовом отношении: наркоманы, проститутки, душевнобольные, заключённые… и даже солдаты армии США.

У них не только не спрашивали согласия на участие в экспериментах, но даже не уведомляли об этом. К подопытным применялись разные меры: одним в течение 80 дней подряд в качестве десерта к пище давали шоколадный батончик, начинённый ЛСД. Других полностью изолировали от мира — только четыре стены вокруг. Настолько массивные, что ни один звук снаружи не мог проникнуть. Третьих подвергали сенсорной депривации, четвёртых — гипнозу…

Чертеж комнаты изоляции
Чертеж комнаты изоляции

Зомбификация по заказу ЦРУ

Юэну Кэмерону, похоже, на роду было написано встретиться (и подружиться) с разведкой. Медицинские исследовательские центры кишели идеями, но не знали, как их реализовать по причине пустоты карманов. А ЦРУ, практически не ограниченное в финансовых средствах, было готово платить за выполнение нужной ему работы. 

Поскольку ЦРУ — служба, занимающаяся внешней разведкой и формально прав на ведение своей деятельности (за исключением аналитической) на территории США не имеющая, то к проекту привлекались канадские медучреждения. В том числе принадлежащий монреальскому Университету Макгила Мемориальный институт Аллана, в котором трудился Кэмерон. Дональд к тому времени уже был поглощён изучением рискованных возможностей медицины: как вылечить психическое заболевание у человека с помощью деперсонализации и последующего создания на этой «чистой доске» новой личности. Финансирование работ ЦРУ осуществляло через прокси-кошелёк — Корнельский университет в Нью-Йорке.

Тема работы учёного практически стопроцентно совпала с тем, что нужно было организации со штаб-квартирой в Лэнгли.

Методы Кэмерона были разными, но всегда мучительными для подопытных:

– собственно деперсонализация: с помощью психоделиков и электрошоков пациента превращают всего за несколько дней в этакий новенький пустой контейнер без памяти и воли; 

– установление новой личности. Больного вводят в искусственную кому и наблюдают его в таком состоянии в течение двух-трёх (иногда больше) недель. Цель этого этапа, несмотря на его благое название, — заставить человека забыть всё, что с ним делали на протяжении первых двух стадий. Пациент выходит из клиники готовым усваивать заново какие-то навыки, умения и знания, но начинает это практически с нуля, как младенец;

– сенсорная депривация и перепрограммирование. В течение нескольких дней подряд полностью изолированному и дезориентированному пациенту транслируются специально записанные сообщения, содержащие нужные врачу данные, которые помогут сформировать новую личность. 

ЦРУ нужны были именно такие результаты — хорошенько выпотрошить пойманного разведчика (или подозреваемого в шпионаже), после чего стереть память о пережитом и бросить в море жизни осваиваться заново (если у него это получится). 

Метод электрошоковой терапии
Метод электрошоковой терапии

Искалеченные судьбы

Самое циничное в этой истории — то, что жертвы Кэмерона (то есть его подопытные экземпляры) оплачивали эксперименты над собой из собственных же кошельков. Они обращались в Мемориальный институт Аллана (бывшую психбольницу) для лечения расстройств личности, думая, что ложатся в одно из лучших медицинских учреждений в стране. И платили немалые деньги за те пытки, которые им затем устраивали. У большинства пациентов, кстати, были симптомы, на взгляд современных специалистов, достаточно лёгкие или «не выходящие за пределы нормы» заболеваний.

25-летняя Линда Макдональд поступила в институт с подозрением на послеродовую депрессию. Кэмерон диагностирует у неё острую шизофрению и советует мужу уговорить женщину пройти трёхнедельное лечение, подробностей которого не сообщает. 

«В противном случае, — “обнадёживает” доктор мистера Макдональда, — Линда рискует остаться пациентом психиатрической больницы на всю жизнь».

Пациентка и её муж достаточно напуганы и соглашаются с предложением врача. С этого момента дело Линды Макдональд реконструируется только по документам — сама она почти ничего не помнит. 

Госпиталь «Аллан Мемориал Институт» при университете Макгилла в Монреале
Госпиталь «Аллан Мемориал Институт» при университете Макгилла в Монреале

Медикаментозная кома составила 86 дней. Этап загрузки сообщениями тянулся неделю — пациентка прослушивала вновь и вновь магнитофонную запись голоса врача, что-то ей бесконечно талдычившего. Цикл деперсонализации длился 5 недель. В это время пациентку пичкали большими дозами ЛСД и других галлюциногенных препаратов. Её также подвергли 109 ударам электротоком. 

Каждый разряд по вольтажу был сильнее обычного — «медицинского» — в шесть раз…

Линда вышла из больницы через пять месяцев после поступления. Она ничего не помнила ни о процедурах и процессе лечения, ни о своей прежней, добольничной жизни. 

«Я чувствовала себя овощем. Весь мир для меня был незнаком, я могла утверждать, что никогда в нём не была раньше. Я ощущала себя младенцем, я не знала, как меня зовут, у меня было недержание мочи, как у новорождённых».

Она не узнавала мужа, не помнила, что вообще выходила когда-то замуж, не знала, какой на дворе год. Ничего! 

Кэмерон не наблюдал её после выписки — всё по той же причине «для чистоты эксперимента». Линда должна была заново осваиваться в окружающем мире. Сама. Справится или не справится, доктора это не волновало. Он выполнил свою задачу: стёр сложившуюся личность и выдал требуемый от него продукт. Тесто, из которого заказчик может лепить то, что ему вздумается.

Другие врачи медцентра браться за восстановление пациентки не хотели, подозревая, что в делах Кэмерона «что-то нечисто». Медсестры рассказывали, что слышали из палаты больной, когда ту лечили, крики. По клинике ползли слухи о том, что «доктор Дональд истязает свою пациентку», но никто не стал вмешиваться или докладывать начальству, опасаясь проблем.

В 1957 году в монреальский Мемориальный институт Аллана поступила жительница Виннипега Велма Орликов. Тоже для снятия послеродовой депрессии. 

«Она лечилась у Дональда Кэмерона. Если это можно назвать лечением, — рассказал агентству CBC её муж Дэвид, бывший депутат местного парламента. — На самом деле, как нам удалось установить намного позднее, ей промывали мозги по программе ЦРУ».

Велме 14 раз вкатили такую дозу ЛСД, что, по словам несчастной жертвы, у неё «возникло ощущение, будто кости плавятся». Всё это сопровождалось устной (постоянно звучащей с магнитофона) накачкой: «Ты плохая мать, не заботишься о семье, нельзя сопротивляться уколам». Но женщина сопротивлялась, и её приходилось привязывать к кровати. Врачи в хирургических масках и медсёстры со шприцами наперевес настаивали, чтобы она «подчинялась во имя детей и всех окружающих». 

Отпущенная из больницы, Орликов «долго восстанавливалась», вспоминает её внук Кейр Джонсон. 

«Она до конца дней своих из-за этих процедур была неуравновешенным человеком. На людей не набрасывалась, но любое слово могло вызвать у неё приступ гнева. Для выхода из такого состояния ей требовался не один час», — добавляет он.

Издание сообщает, что Велма «так и не вернулась на 100% к нормальной жизни». Умерла она в 1990 году. Её родне тогда докопаться до истины не удалось. 

Здоровой, весёлой, жизнерадостной 33-летней женщине Джин Стил, ставшей пациенткой института Аллана в 1957 г., Дональд Кэмерон поставил диагноз «маниакально-депрессивный психоз и бредовое расстройство». Из больницы она вышла «человеком, который никогда не смог вернуться к нормальной жизни». 

В 2015 году ее дочь Элисон посмотрела по телеканалу The Fifth Estate документальный фильм о работах Кэмерона под эгидой ЦРУ, после чего подала в суд на канадское правительство, виновное, по её мнению, в том, что произошло с её матерью.

Как утверждает CBC, адвокатам Элисон Стил удалось добиться от Совета министров «тихой» выплаты компенсации: официально закон о возмещении ущерба жертвам доктора-мозгоправа к этому времени уже перестал действовать, но, не желая раздувать скандал, правительство предложило выплатить Элисон 100 тысяч канадских долларов, если она отзовёт иск. 

Луи Вайнштейн

В 1985 году в The Washington Post вышла статья «25 лет кошмаров», которую мало кто заметил. Автор публикации Дэвид Ремник повстречался с «невзрачным, скромным, бородатым практикующим психиатром Харви Вайнштейном» — по странному совпадению полному тезке и однофамильцу прославленного голливудского продюсера, отбывающего ныне двадцатитрёхлетний срок за сексуальные домогательства. Вайнштейн (психиатр, а не продюсер) поведал репортёру и читателям, что ему «иногда стыдно за профессию». Причиной стыда были опыты его коллеги Дэвида Кэмерона, который для Вайнштейна был не какой-то там полумифической виртуальной фигурой, о которой можно узнать из газет. Канадский экспериментатор лично «лечил» отца Харви Вайнштейна — Луи.

Сын рассказал, что «после нескольких недель процедур отец, ушедший в больницу преуспевающим бизнесменом, вернулся домой разбитым, беспомощным, жалким человеком без памяти, без жизниОн потерял бизнес, он потерял всё. Его память исчезла. Однажды ночью он вошёл в мою спальню и помочился прямо на пол. Я не понимал, что с ним произошло. Думаю, что и он сам тоже не понимал этого», — рассказывал Харви.

Луи был одним из тех пациентов Кэмерона, на которых испытывался метод т. н. долгосрочного внушения: внедрения в мозг нужной информации. Пациенты (вернее — подопытные) по 16 часов в день выслушивали многократно повторяемые установки, записанные на магнитофон. Сначала в палатах устанавливали акустические колонки, через которые это всё транслировалось больным. Потом динамики стали класть под подушки испытуемым. И наконец, Кэмерон решил, что лучше всего будет доходить через наушники. Их вмонтировали в шлемы для американского футбола, которые наглухо крепили на головах подопытных. Шлемы выполняли двойную функцию — накачивали больного информацией, а в случае если он не выдерживал этого кошмара и начинал биться головой о стену, берегли его от травм.

Родственники некоторых пациентов рассказывали, как после выписки те вдруг выпаливали бессмысленные и не относящиеся к делу фразы, по-видимому, из числа услышанных во время сеансов внушения.

Вершина айсберга

Доктор Кэмерон закончил со своими опытами в 1964 году (программа MK Ultra официально завершилась годом раньше, но Дэвид Юэн продержался ещё немного). Он покинул институт Аллана и Монреаль тихо и незаметно. Образно говоря, через чёрный ход. Перебрался в Олбани, где дожил свой век, работая директором по исследованиям в местном госпитале. 

Век этот после окончания сотрудничества с ЦРУ, впрочем, оказался недолог — в 1967 году садист-экспериментатор умер от сердечного приступа на прогулке в горах. У него остались отличная профессиональная репутация, авторство 140 научных статей и нескольких книг по психиатрии. А также жена и четверо детей. Которые, на всякий случай, после смерти главы семьи сожгли все документы по MK Ultra, найденные дома и на рабочем месте учёного.

В 1975 году по указанию 38-го президента США Джеральда Форда была создана специальная комиссия, занявшаяся расследованием упомянутого выше проекта (так называемая Комиссия Рокфеллера — по имени фактически руководившего ею вице-президента Нельсона Рокфеллера).

Расследование показало, что в программе участвовало 80 различных медицинских учреждений и окончательно завершена она была лишь в 1973 году. Большинство документов по ней было уничтожено, а те, что позднее рассекретили, содержат лишь свидетельские показания пострадавших и их родственников. Основные же материалы проекта навеки остались недоступны для огласки. СМИ сообщали, что имеются сведения о 53 пациентах, с которыми экспериментировали в ходе MK Ultra. И подчеркнули, что это — наверняка только верхушка айсберга.

Процесс расследования
Процесс расследования

Никаких извинений ни от ЦРУ, ни от правительства Канады пострадавшие так и не услышали. Хотя в итоге Страна кленового листа хоть и не признала никакой ответственности за случившееся, она всё-таки выплатила — негласно — компенсации 77 пострадавшим или их родственникам. В большинстве эпизодов договоры о возмещении подписывались на основе обещаний получателей «хранить вечное молчание о происшедшем».

Регулярное введение психотропных препаратов, эксперименты над людьми без их согласия и уведомления, электрошоки, бомбардировка тревожными сообщениями во сне и в коме… С людьми обращались хуже, чем с животными. И это доктор Кэмерон проделывал по заказу ЦРУ всего 15 лет спустя после того, как благодаря ему же эксперименты, проводимые нацистами и доктором Менгеле, были признаны «зверскими и преступными». 

Поддержка правительств США и Канады не только обеспечила Дональду Юэну Кэмерону статус неприкасаемого, но и не позволила поставить под сомнение его профессиональный уровень и престиж выдающегося учёного. Пожалуй, это знак. Какой — нетрудно догадаться.

11
11

Комментарии