Балерина из Освенцима: смертельный танец Франчески Манн

О сопротивлении обречённых
Балерина из Освенцима
Обработка от Александра Воронина | Fitzroy Magazine

Я часто слышу от некоторых современных людей (из тех, у кого в одной руке айфон, а в другой — чашка кофе за 400 рублей), удивление — а почему же узники нацистских лагерей не сопротивлялись? Отчего большинство покорно шло на казнь, не попытавшись от души смазать эсэсовцу по сусалам? “Вот мы бы на их месте как Брюс Уиллис, — прямо-таки читается в глазах этих героев уютных кофеен. — Тому ногой в табло, а этого дзюдо уделаем, и делов-то”. Вопрос даже не в смехотворности подобных заявлений, а в том, что это неправда. Известно много случаев сопротивления, когда люди с голыми руками бросались на вооружённую нацистскую охрану. Сегодня я расскажу про один из них — как хрупкая 26-летняя балерина в Освенциме, исполнив отвлекающий стриптиз, убила офицера СС.

$20 000 за спасение

Франциска Манхаймер-Розенберг “заболела” балетом с детства: уроженка Варшавы училась танцам в специальной школе Ирены Прусики, на международном конкурсе в Брюсселе (в возрасте 22 лет) она заняла четвёртое место, и считалась восходящей звездой польского балета, ей прочили большое будущее. Увы, карьера в балете закончилась, не успев начаться — 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу, и уже через 27 дней балерина попала под оккупацию, оказавшись в гетто: ведь девушка была еврейкой. Дабы хоть как-то выжить, она выступала в ночном клубе “Дворец мелодии” (взяв псевдоним “Франческа Манн”): оккупанты туда не захаживали, только местные спекулянты с чёрного рынка и полицейские, служившие немцам. С конца 1942-го в гетто ненавязчиво распространялись слухи — дескать, если у какого-то еврея имеется паспорт нейтральной страны, нацисты обменяют его у англичан на своих пленных. Отчаявшиеся люди охотно поверили в эту безумную идею, и принялись через посредников скупать документы граждан Латинской Америки. Паспорт стоил безумных денег — $20 000, но Франческе повезло — говорят, за неё внёс депозит богатый поклонник таланта балерины. Счастливчиков с новым гражданством вскоре перевезли из гетто в отель “Польша”.

“Разденьтесь, примите душ”

Из полумиллиона узников гетто документы смогли приобрести лишь 2 500 человек. Однако в итоге в гостиницу (уже после уничтожения немцами еврейской общины Варшавы при восстании в апреле-мае 43-го) нагрянули гестаповцы. “Собирайтесь, вас переправят в Швейцарию”, — вежливо и спокойно сообщили оккупанты испуганным полуодетым людям в номерах. — “Ничего не бойтесь, всё идёт по плану”. И Франческа Манн, и другие желающие спастись не знали — никакой договорённости об обмене нет. Паспорта южноамериканских стран были фальшивыми, а агентура СС и гестапо попросту “развела” на деньги несчастных евреев, выманила у них валюту и спрятанные драгоценности. На вокзале людям сообщили, что их поезд с “теплушками” поедет к городу Бергау близ Дрездена, а уже оттуда евреи отправятся в Цюрих для обмена на военнопленных войск СС. 23 октября 1943 года, выйдя после долгого путешествия из вагонов, вырвавшиеся из варшавского ада евреи (1 700 человек!) были полностью уверены: они находятся недалеко от Швейцарии. На самом же деле их привезли в лагерь смерти Аушвиц-Биркенау (немецкое название Освенцима). Про Освенцим среди обитателей гетто давно ходили жуткие слухи — оттуда никто не возвращается, нет шансов выжить. Это было правдой — многих людей в концлагере убивали уже через несколько часов после прибытия. Пассажиров встретил улыбчивый человек в штатском, заявивший — сейчас пройдёт дезинфекция, все примут душ, переоденутся в чистую одежду и домчатся прямо до Цюриха.

Франциска Манхаймер-Розенберг

Франциска Манхаймер-Розенберг

Две пули в эсэсовца

Едва женщин отвели к помещению рядом с газовой камерой, они стали нервно перешёптываться. Местность ничем не напоминала границу со Швейцарией, а новые сопровождающие были в чёрной форме лагерных подразделений СС. Отказавшихся раздеваться девушек начали бить прикладами винтовок, эсэсовцы орали на них — “Быстрее, еврейские твари!”. Возможно, именно в этот момент Франческа Манн всё поняла. Она улыбнулась, и… стала танцевать, снимая с себя одежду. Девушка обнажала своё тело в пируэтах балета, совершая своеобразный стриптиз. 26-летняя Франческа отличалась редкой красотой, и охранники уставились на неё, облизывая губы. Оставшись лишь в обуви, девушка сняла с ноги туфлю с высоким каблуком — и вдруг, словно копьё, метнула её в обершарфюрера Вальтера Квакернака. “Гостинец” достиг цели — каблук воткнулся в лицо унтер-офицеру, хлынула кровь, тот непроизвольно схватился за щёку. Пары секунд замешательства охраны балерине хватило. Метнувшись к другому эсэсовцу — Йозефу Шиллингеру, голая Франческа выхватила у своего палача из кобуры пистолет, и открыла огонь — две пули прошили Шиллингеру живот, третья попала в ногу фельдфебелю СС Вильгельму Эммериху. Выстрелы послужили сигналом к восстанию — намеченные жертвы предстоящего убийства с яростью бросились на своих конвоиров. Есть свидетельства, что одному солдату СС женщины откусили нос, у другого содрали с черепа полоски кожи. Комендант Освенцима направил на место схватки грузовик с эсэсовцами, включая пулемётчиков.

Личная война балерины

О том, что произошло потом, всегда рассказывают по-разному — несколько очевидцев кратковременного восстания женщин в Освенциме всё же уцелело. Это показания бывших заключённых Филиппа Мюллера и Ежи Табау, своими глазами видевших событие, и архивный отчёт о пострадавших военнослужащих СС. Подъехавшие на помощь соратникам эсэсовцы расстреляли женщин из пулемётов. По одним сведениям, балерина Франческа Манн была убита на месте, по другим — застрелилась из трофейного пистолета. Унтерштурмфюрер Шиллингер умер на следующий день, а фельдфебель Эммерих после операции сильно хромал, и ему пришлось оставить службу в концлагере: во всяком случае, об этом информируют архивные документы. Сейчас короткая личная война Франчески Манн обросла множеством легенд, слухов и мифов (возможно, стриптиз — тоже выдумка) — где-то пишут, что она в одиночку уничтожила едва ли не взвод эсэсовцев, кто-то (например, канадский историк Ян Грабовский) обвиняет её в… работе на нацистов — якобы Манн сдавала участников польского подполья. В общем, современное общество из любого подвига сделает комикс.

…Вот тут и хочется сказать — а вы представляете, насколько еврейской девушке 26 лет от роду, с сильной жаждой жизни (которая, по сути, только-только началась), было страшно? Стоять перед газовой камерой и понимать, что ты сейчас умрёшь: ни за что, просто за свою национальность. Она решила утащить с собой на тот свет хоть одного нацистского убийцу — и у неё получилось. И это далеко не единственный случай — вспомните восстания в Собиборе и Треблинке, а также в городе Глубоком. Оно конечно, из тёплой квартиры с вайфаем рассуждать и изумляться, отчего узники лагерей поголовно не сопротивлялись палачам, значительно проще. В Голливуде-то такое обычно вообще у всех получается: спросите Брюса Уиллиса.

Георгий Зотов

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.8 13 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии