Игры нанайских мальчиков

Торговые войны с нулевой суммой на фоне стиральных машин

На этом месте могла бы быть картинка “Твоё лицо, когда главный редактор просит тебя написать статью о последствиях торговой войны США с Китаем, а ты понимаешь все слова по отдельности, но не видишь смысл целой фразы”. Нет, я не хочу тут упрекнуть своё начальство в непонимании, а всего лишь хочу сказать, что это устоявшееся, увы, выражение не несёт в себе, на мой взгляд, никакого смысла.

Во-первых, слово “последствия” несёт в себе некую коннотацию того, что эти последствия возможно предвидеть. Нет, невозможно. Невозможно даже точно рассчитать эффект следующего шага в этом противостоянии. Именно противостоянии, а не войне, и это вторая неточность в нашей предпосылке, ибо сложившаяся ситуация скорее описывается шуткой брежневских времён: “Войны не будет, но будет такая война за мир, что камня на камне не останется”. В-третьих, в XXI веке нужно говорить уже скорее не о столкновениях государств, а о полноценных или прокси-столкновениях глобальных корпораций. Именно поэтому одним из главных моментов в этом торговом споре является война с Huawei руками Google. Именно прекращение “санкций” против Huawei и было одним из главных условий китайских переговорщиков перед встречей лидеров двух стран на саммите “большой двадцатки” в Осаке.

Есть ещё один момент, который хотелось бы прояснить, и тут нам придётся вернуться к слову “война”, которое подразумевает в себе игру с нулевой суммой. Кто-то выигрывает, кто-то обязательно проигрывает. В то время как международное сотрудничество и торговля в идеальном мире “розовых пони” должны быть игрой с ненулевой суммой, партнёрством, в котором так или иначе выигрывают все стороны.

Ситуацию, в которой сейчас находится великое торговое противостояние США–Китай, или Китай–США, это уж кому как больше нравится, газета “Financial Times” в одной из своих статей, накануне встречи G20 в июне в японской Осаке, вежливо назвала — “Кто первый моргнёт”. В народном же творчестве это описывается анекдотом про девушку в кресле у дантиста, которая крепко берёт его за самое интимное со словами: “Мы же не сделаем друг другу больно?”. Теперь представим, что у дантиста много рук, в каждой по дюжине ужасно выглядящих инструментов, а у девушки тоже много рук, и в каждой — приспособления для пыток. Ой, кажется, я не туда пишу. Короче, на этом хрупком и весьма условном равновесии держится сейчас судьба мировой экономики. Кто первый моргнёт или кто кому первый сделает больно. Не знаю, к какому типу относится второй тип игры, а моргалки — игра с нулевой суммой. Один моргнул — другой выиграл. И вот тут надо попытаться понять, во что умеет играть Трамп. В моргалки, как опытный бизнесмен — безусловно. Тут ума особого не надо — нужно терпение и выдержка. Кто кому первый сделает или не сделает больно — уверен, что тут он большой мастер. Что мы можем знать о болевом пороге Трампа или китайцев? Хотя тут я бы поставил на Китай.

Но моргалки и больно/не больно — это только первый шаг в игре. Следующий шаг — уже игра, похожая на покер абсолютно вслепую.

А вот блефовать в игре, в которой ты вообще не знаешь карты у себя на руках, и играть втёмную — тут нужны другие навыки. Дело в том, что точного расчёта по последствиям любого шага в этой игре я не видел нигде. Более того, не видел даже приблизительных расчётов. Может, это я слеповат, но есть у меня опасение, что они вообще не существуют. Можно приблизительно посчитать потери Китая от повышения пошлин на экспорт стиральных машин (а это почему-то одна из любимых позиций Трампа в переговорах с Китаем). С большим трудом можно посчитать, что случится, если США перестанут вообще закупать у Китая и не только у него стиральные машины, а потребуют перенести производство в США или вообще построят производство в Америке с нуля. Тут надо уже будет считать количество вновь созданных рабочих мест, себестоимость продукции и влияние всего этого на инфляцию, но в целом посчитать можно. Можно прикинуть последствия от взаимных валютных девальваций. А вот посчитать полный эффект от торговых войн практически невозможно. Да об этом речь и не идёт. Трампу нужны следующие выборы и избиратели, которые к тому моменту не устанут от риторики и отсутствия видимых результатов. Китаю нужен сейчас великий Китай, а не великие потрясения, привет Столыпину, ибо своих вызовов для экономики, в первую очередь внутренних, ему и так хватает. Так что, скорее всего, это соперничество пока можно назвать борьбой нанайских мальчиков — есть такой трюк в цирке, когда в конце оказывается, что мальчиков никаких нет, а есть только один акробат, изображающий борьбу сам с собой.

Поэтому и закончилась встреча лидеров двух стран в Японии практически отходом на заранее подготовленные позиции. Грозно порычали, показали свою альфасамцовость и договорились переговариваться дальше.

Главным итогом встречи, от которой ждали решительнейших “военных” действий, стало то, что Вашингтон пошёл на попятную и заявил, что не станет применять добавочный 25‑процентный тариф на китайские товары в объёме примерно 300 миллиардов долларов, как это планировалось ранее. И в этом, как мне кажется, весь Трамп. Сначала грозить всеми небесными карами, а в нужный момент смягчить риторику. Рынки счастливы, партнёры, которые пострадали меньше, чем могли бы пострадать — тоже. Избирателю, которому плевать на детали, продемонстрировано очередное величие Америки. Все счастливы. Ну, почти.

Даже историю с китайским телекоммуникационным гигантом, который служил камнем преткновения, пока отложили в сторону. Тут есть главный вывод из встречи в верхах — они не договорились, они не не договорились. И если это вызывает такую бурную радость, то мы можем только представить, что будет, когда в дальнейшем гиганты не договорятся между собой по какому-нибудь вопросу.

Ну и в заключение: кто в результате победит в следующем раунде этой борьбы или “борьбы” в кавычках? Предсказать не берусь, но могу сказать, кто проиграет. Сама идея свободной торговли и свободного рынка, то есть краеугольный камень капитализма. Хотя мировые рынки после встречи двух лидеров на радостях и продемонстрировали серьёзный рост, но это явление временное. Радуются не тому, что стало хорошо, а тому, что не стало хуже. Так вот про капитализм — хотя фиг бы с ним, с капитализмом. Пусть себе дальше загнивает, как говорили наши вожди. Обидно другое — если Китаю есть, чем ответить практически на каждый шаг Америки: на отключение Huawei от Google и Android — своими операционными системами и своими сервисами, на закрытие рынков — не только ответным закрытием своих, но и, например, практически полным сосредоточением в своих руках месторождений того же кобальта, без которого практически невозможна современная электроника, и так далее, то мы, которые за последние годы могли наработать технологий и производств не на одну ответочку на санкции, в этом случае довольствуемся ролью не участника, а зрителя, причем не в VIP-ложе. Обидно, да?

Игорь Виттель

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 2 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии