Дао Тельца II

Digital money: успеть к началу Великой перезагрузки
Коллаж от Яна Авриля

Часть I | Часть II

О целенаправленной борьбе против наличных денег и признаках перехода в новый валютный мир мы писали в июне. Тогда, на фоне бушующей первой волны COVID-19, охваченной протестами Миннесоты, взбесившихся печатных станков, можно было лишь набросать контуры процессов, что стремительно разворачивались вокруг мировых валют.

Мы описали извилистый путь современных денег со времен Бреттон-Вудса: то, как золото (старые деньги) перетекло в нефтедоллары (молодые деньги), и как этим буржуазным капиталам начали наступать на пятки криптовалюты (деньги будущего). Описали, какие перспективы у этих новейших цифровых валют (как частных, так и государственных), и даже рискнули предположить способность такого проекта как Libra Марка Цукерберга заменить ставший токсичным для мира доллар ФРС США.

Похоже, эту часть пришло время подредактировать, ибо за минувшее лето и начало осени процессы в мире финансов приобрели более чёткие контуры. Большинство стран как будто торопится к какому-то официально пока не озвученному сроку подготовить всё для легализации своих цифровых валют.

У ФРС США появилось конкретное техническое решение для запуска к началу 2021 года федкоина — американского цифрового доллара. И пусть для реализации замысла ещё не всё готово, вопрос этот поднимается на уровне законопроектов и обсуждается в Банковском комитете Сената.

Digital Dollar. Как это будет

Законопроект S.3571 был представлен Конгрессу 23 марта 2020 года и рассмотрен Банковским комитетом Сената 30 июня.

Речь идёт не о криптовалюте, а об оцифрованной версии американского доллара. Как говорится в документе, о “долларовом сальдо в цифровой бухгалтерской книге, записанном в качестве обязательств на счетах любого Федерального резервного банка”.

Если изучить проект, видно, что цифровую денежную базу составят резервы старых коммерческих банков на корсчетах в ФРС и остатки на новых корсчетах — “электронных кошельках” ФРС, которые до 1 января будут заведены на каждого резидента. Именно так — коммерческие банки обязаны перевести на цифровые кошельки всех своих клиентов-резидентов без исключения. Соответственно, если у банка не будет покрытия этих остатков 100% резервами на корсчёте в ФРС, банк не сможет обеспечить перевод средств на сквозной электронный кошелёк.

Все прочие счета в банках, фондах и кредитных союзах останутся в категории банковских долгов.

По сути, банковская система в том виде, какой мы её знаем, стоит перед выбором между плохим и очень плохим: или она рухнет в результате бегства физических лиц из коммерческих банков, или комбанки умрут в результате перехода от наличных денег к цифровым в ходе денежной реформы.

Что же законопроект S.3571 меняет в положении доллара? Формально пока ничего. Но, если присмотреться, возникает три параллельных субвалюты: новый цифровой доллар — федкоин; весь нал вместе с резервами коммерческих банков; и безнал коммерческих банков (со всеми банковскими долгами, вкладами до востребования, депозитами).

Да, формально это одна единая валюта. Однако, в любой момент тройку можно разделить с введением плавающего курса в самых непредсказуемых комбинациях (будь то девальвация наличного и безналичного доллара против цифрового, отмена наличных и плавающий курс между безналом). Вариантов административных ограничений множество: неудобный обмен, запреты на ввоз в страну наличных без декларации происхождения, а если жёстко, то и конфискация с уничтожением.

Любопытно другое. Прямые счета для всех американцев в ФРС — явление само по себе беспрецедентное. А в законопроекте чётко обозначается предпочтительность для всех субъектов хранения средств именно в ФРС. Более того, в качестве морковки ФРС планирует начислять процент на остатки в электронных кошельках. Поэтому последующий переток средств из коммерческих банков в ФРС грозит превратиться в бегство. Кого-то, конечно, спасут избыточные резервы, которые комбанки накачивали с 2008 года (сейчас их около $3 трлн). Таким образом, прежде чем умереть, банки помогут сдержать панику.

В новой цифровой реальности коммерческие банки исчезают за ненадобностью. Это раньше они выступали посредниками между центробанками и физическими лицами. Но теперь, когда всё заработанное поступает непосредственно на федеральный цифровой счёт, в комбанках больше нет нужды. Лишними, кстати, становятся и бухгалтеры (ведь федеральные налоги легко вычитать непосредственно со счетов). И даже некоторые политические опции утратят смысл (пока те же социалисты только голосуют за какой-то гарантированный доход, технократы уже вносят необходимые изменения в мобильные банки избирателя).

Разумеется, всё это не коснётся крупнейших банков и фондов (которые и есть ФРС). Для них федкоин облегчит протекание переходных процессов и снизит элемент непредсказуемости в ходе реформы. ФРС, наконец, сможет прекратить все эти авральные эмиссии/ремиссии (с промашками по точкам входа и выхода). Переведя всех субъектов экономики на свои счета, Федрезерв получит, наконец, онлайн-информацию для регулирования денежной базы и тотальный контроль. В случае паники и риска гиперинфляции, цифровой доллар в электронных кошельках легко связать или ограничить.

Похоже, что идеи покойного профессора Марвина Гудфренда, о которых мы писали в первой части “Дао Тельца”, всё же проникли в Сенат. Если так — становится понятно, почему его кандидатура в своё время не прошла в правление ФРС (на этой должности автор переходных схем наверняка стал бы раздражающей красной тряпкой для всего мира).

Пробу пера идей Гудфренда в виде проекта S.3571 внёс крайне левый демократ — сенатор от Огайо Шеррод Браун. Он попросил коллег рассматривать предложенный законопроект как часть закона “О поддержке работников и семей”, которая “позволит каждому американцу открыть бесплатный банковский счёт и не использовать дорогие банковские чеки, чтобы получить доступ к своим с трудом заработанным деньгам”. На слушаниях идею Брауна поддержали многие, в том числе и такие крайне правые республиканцы, как Том Коттон.


Шеррод Браун и Том Коттон
Joshua Roberts / Reuters

Можно было бы, конечно, предположить, что всё это спекуляции на фоне происходящего в мире хаоса, поскольку у законопроекта нет ни одного коспонсора и было лишь одно слушание в комитете. Если бы не ещё один документ.

Спустя неделю после сенатского слушания Законопроекта S.3571 социалистка Рашида Тлаиб внесла в Палату представителей Конгресса ещё один документ — ABC Act (HR6553), который акцентируется на выплате госпомощи через электронные кошельки. Ещё даже не дойдя до комитетов, проект HR6553 набрал массу коспонсоров.

Здесь стоит отвлечься и напомнить, что с начала пандемии республиканцы Сената с демократами Палаты ломают копья о Пакет стимулирования экономики. В прошлый раз левая демократка Александрия Окасио-Кортес попыталась протолкнуть в Пакет безусловный базовый доход на время пандемии. Предложение не прошло, но от него осталась единовременная выплата $1 200 на человека.

В свою очередь, Рашида Тлаиб предложила новую ежемесячную выплату в размере $2 000 в рамках Закона об автоматическом стимулировании общин. С оговоркой, что Конгресс должен разрешить ФРС создавать “FedAccounts” или “цифровые кошельки долларовых счетов”, которые позволили бы жителям США и бизнесу получать доступ к финансовым услугам через приложение на своем телефоне.

Законопроект HR6553 — это не аналог законопроекта S.3571 — его текст отличается в принципиальных вещах.

Главное отличие акта HR6553 от сенатского варианта в том, что ответственным за выпуск в обращение федкойнов назначается Казначейство, а не ФРС. Федрезерв в этой схеме выполняет лишь техническую и учётную роль, а право на эмиссию и распределение цифровой валюты получает исключительно Казначейство.

Это значит, что в законопроекте, предложенном Палатой,

федкоины выступают инструментом не монетарной, а фискальной политики.

Иными словами, при помощи федкоина одна и та же команда (группа законодателей уже долгое время выступает за выпуск цифрового доллара, а в 2018 году даже публиковала исследовательскую работу по этой теме) пытается протолкнуть идеи ММТ (Modern Monetary Theory) — теории, согласно которой деньги являются государственной монополией. И сейчас, похоже, просто идёт поиск возможностей манипулировать государственным долгом уже в онлайн-режиме. В оффлайне подобные попытки уже были. Например, предлагалось разрешить ФРС выпускать под платиновые монеты долговые бумаги, которые не включались бы в общую сумму государственного долга.

Не исключено, что идеи федкоинов в составе пакета стимулирования — пробные заходы, после которых последует третий законодательный акт, который уже чётко, без размышлений о кошельках и оговорок по стимулированию, проведёт всю процедуру перехода в цифру.

Вероятно, уже после выборов и с новым Конгрессом.

А что же нерезиденты?

Уже понятно, что нас с вами в цифровой доллар не пустят, ибо в законопроекте нет ни слова о нерезидентах (а следовательно, и о наличных в руках нерезидентов). Туда перекочуют лишь лица, имеющие корсчета в ФРС.

Можно предположить, что нерезиденты, как и ряд “второсортных” центробанков (ЦБ-6, как вы уже догадались из первой части, в этой схеме — на безлимите), в американских коммерческих банках останутся оперировать банковским безналом со всеми возможными вытекающими последствиями. О последствиях минувшей весной в рунете уже ходила первоапрельская шутка, в которой “официально сообщалось”, что Трамп подписал указ о денежной реформе в США:

Сегодня ночью президент США Дональд Трамп
подписал Указ о прекращении приёма к платежу денежных знаков
достоинством 50 и 100 долларов
образца 1860, 1914, 1929, 1934, 1966, 1988, 1990
и 1996 годов и ограничении выдачи наличных денег с банковских счетов.

От такого розыгрыша многие пользователи схватились за сердце. Ведь по разным оценкам, в России на сегодняшний день находится от $40 до 80 млрд наличными. Понятно, что когда США запустит денежную реформу, главной жертвой перехода от наличного доллара к цифровому станут те, у кого больше всего американского кэша.

Скорее всего, фокус будет заключаться в технологии обмена долларов, находящихся на руках у нерезидентов, на новые, электронные деньги. А она может быть какой угодно.

Например, если следовать логике законопроекта Болдуина-Хоули (со вторым названием “Закон о конкурентном долларе”), который рассматривали в Сенате ещё прошлым летом, то ФРС получит мандат на управление обменными курсами. Проект позволяет Федрезерву взимать с иностранных покупателей американских активов плату за доступ к рынку, и вводить много разных курсов вместо одного рыночного (курс для учётных операций, для обмена валюты, для ценных бумаг, для импортёров, для экспортёров и т.д.). Захотите что-нибудь ввезти в США — ввозите, но будьте готовы к дискриминационному обменному курсу.

А может, за отменой наличных последует запрет на их ввоз, и банки перестанут принимать нал, поскольку все расчеты и обмены перейдут на электронные деньги. Вероятно, банкноты можно будет конвертировать в цифровую форму, но только на территории США и только при наличии налоговых деклараций, подтверждающих чистоту денег.

Наверняка для сообразительных придумают какой-то более простой способ. Например, через покупку и продажу трежерис (долговых обязательств США — Н.В.), купить которые можно будет исключительно у ФРС. И кто-нибудь сообразительный выкрутится, создав два юрлица: одно из которых будет покупать облигации у ФРС и продавать второму, конвертируя таким образом старые доллары в новые по курсу 2:1 и получая от такой сделки “чистый” доллар, подлежащий безусловному обмену на электронный.

Вариантов масса, и как именно всё будет пересчитываться, когда появится федкоин, пока не знает никто.

Но можно предположить, что волатильность продукта “Digital Dollar” раскачает даже не факт перехода на новые деньги (который пока хоть и отрицается, но, в конечном итоге, произойдёт), а именно широкое обсуждение этой темы в обществе, разогретом и напуганном общей мировой нестабильностью.

Предваряя шкурный вопрос, — спрятаться или сбежать из доллара в валюту ЦБ-6 или другие возможные активы, едва ли получится. С золотом всё не так просто: НДС, драконовские комиссии, разговоры о возможной конфискации центробанками в случае глобального кризиса — всё это не делает сакральный металл безопасным местом парковки. А российская законодательная база вообще не способствует тому, чтобы добываемое у нас золото оседало внутри страны у частных лиц.

Что касается других валют, процессы подготовки к цифровому переходу, которые мы наблюдаем в последнее время, идут параллельно по всему миру. Даже специалисты, которые занимаются созданием электронного доллара, одновременно работают над оцифровкой других валют. Например, консалтинговый гигант Accenture, сотрудники которого работают в проекте Digital Dollar, сотрудничает с центральным банком Швеции в создании государственной цифровой валюты e-krona.

Более того, есть версия, что США пытаются перейти на цифровые технологии до того, как будет введена глобальная цифровая валюта (настолько согласованными выглядят эти процессы во всем мире). В июне основатель Давосского форума Клаус Шваб опубликовал видеоролик, в котором была названа тема саммита 2021 года — “Великая перезагрузка”. Похоже, речь пойдёт о серьёзной реструктуризации мировой экономики. В том числе, глобалисты во главе со Швабом настаивают на глобальной валюте, которую хотят предложить миру в начале 2021 года (с демонстрациями в 400 городах).

Учитывая все эти процессы, лучшее для США решение: прежде чем начнётся какая бы там ни была денежная реформа, сначала сбежать из банковского и бумажного доллара в цифровой.

Мировой переходный период

Так выглядит смена мирового порядка: капитализм завершает своё существование, общество в общем потоке несётся к воронке дивного нового мира, суть которого — учёт и контроль участия в трудовом процессе и потреблении. Этот процесс уже не остановить.

На наших глазах социальные отношения перестают быть социальными, все ушли онлайн, ещё немного, и роботизация наладит законы производственного цикла так, что они будут выполняться с неумолимостью законов природы.

В этом году только ленивый не вспомнил антиутопии Замятина, Хаксли, Оруэлла или Бредбери. Все они — о тоталитарном обществе с мировым правительством, которое управляет человеческим “стадом”.

Одна из текущих задач сегодняшнего дня — окончательно загнать население в онлайн и перевести из привычного общения человека с человеком в общение через приложения и гаджеты. В первую очередь, это касается малого и среднего бизнеса, поскольку свобода, не учтённая государством, очень сильно это государство раздражает (речь о неучтённых деньгах, которыми так называемый средний класс мог свободно распоряжаться).

Это почти получилось: ресторатора, кинопрокатчика, таксиста, флориста не без помощи пандемии в 2020-м удалось загнать в систему удалённо оплачиваемого электронного заказа. Кто решил не поддаваться подобному учёту — уничтожен. Кто ещё не понял правил игры и барахтается — в конце концов придёт за господдержкой, которая в формате электронного кошелька поставит людей в зависимость от цифровых пособий государства.

Следующая важнейшая по актуальности задача на пути к этим переменам — не допустить бегства людей из банковской сферы, пока окончательно не будет оборудован цифровой концлагерь.

Задолго до пандемии наличные деньги пытались представить как инструмент зла, с помощью которого финансируется терроризм, осуществляется наркобизнес, существует коррупция и поддерживается “серая” экономика. С пандемией лоббисты “безнала” непрерывно напоминают нам о пользе дистанционных расчётов в борьбе с ковидом. Мол, люди не скапливаются в очередях, не контактируют с грязными купюрами, не выходят на опасные улицы и продолжают жить полноценной жизнью счастливого потребителя.

Stephen Lam | Reuters

Но не допустить побега в кэш в кризисной ситуации оказалось трудно. Поскольку люди, наученные дефолтами, бросились переводить депозиты в наличность. По данным агентства Bloomberg, объём наличной денежной массы во время пандемии рос в США, Канаде, Италии, Испании, Германии, Франции, Австралии, Бразилии. Весной текущего года объём наличности на руках у граждан Российской Федерации вырос на 1,9 трлн рублей. Когда весной в США случились перебои с наличными, вместо того, чтобы спокойно пользоваться пластиком, люди выстраивались в огромные очереди к банкам. Не удерживали их ни базовые страхи (опасность заразиться), ни явные бонусы пластика (простота и дистанционка).

Но при этом технически в мире всё готово для перехода на “безнал”, поэтому давление на наличный расчёт будет стремительно нарастать.

Ещё в июне 2020 года Банк международных расчётов (Bank for International Settlements) выпустил исследование про цифровые валюты (CBDC), в котором отмечалось, что в прошлом году темой цифровых денег занимались 70% всех центробанков мира. В основном все процессы шли вокруг криптовалют. Одних банкиров интересовал вопрос о том, как не допустить частные цифровые валюты в мир денег (ведь крипта подрывает их монополию на эмиссию). Другие давали добро цифровым деньгам, с оговоркой, что эмитироваться они должны исключительно самими центробанками (официальные цифровые деньги). Из наиболее близких к началу эмиссии официальных цифровых денег с полным замещением наличных, в прошлом материале мы выделили ЦБ Швеции и Народный банк Китая.

Представители ФРС США до последнего высказывались против цифровых денег, но внезапно сменили курс и заявили, что готовы приступить к эмиссии цифрового доллара. Причём немедля, чтобы удержать статус мировой валюты. И вот уже в продвижении федкоина активно участвуют американские сенаторы (что отражает большой объём ведущейся негласной работы)…

События стремительно ускорились во всём мире с наступлением осени.

В начале октября 2020 года ЕЦБ предложил для обсуждения до 2021 года Доклад о внедрении цифрового евро.

А 13 октября на сайте Банка России появился Доклад о цифровом рубле “для общественных консультаций”, в котором прямым текстом указано, что для совершения транзакций с электронным рублём будет “необходима идентификация на платформе ЦБ”. Стоит ли напоминать, что накануне летом, в разгар пандемии, в ногу с рядом стран Госдума приняла пакет законов о регулировании цифровой валюты (№ 259-ФЗ). А в сентябре произошло ещё два существенных события, созвучных мировым трендам. Сберегательный банк России (существовавший с XIX века), стал просто “Сбером” — цифровой платформой, на которой, одновременно с ребрендингом, были запущены новые сервисы с новыми техническими возможностями.

Тогда же, в сентябре, Дмитрий Медведев предложил обсудить введение в России безусловного базового дохода, который заключается в регулярных выплатах от государства каждому гражданину (разработчики The Digital Dollar Project считают, что практическая реализация концепции цифрового доллара требует собрать данные граждан и внести их в систему распределения стимулирующих выплат).

А значит, Россия бодро движется в общем потоке к Великой Перезагрузке. Когда она состоится? Январь покажет…

Наталья Войкова

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.8 12 голоса
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Вам также может понравиться