Смотреть нельзя забанить: как в России аниме запрещали

Кто победит в борьбе Роскомнадзора с японской мультипликацией?
Токийский гуль
Кадр из "Токийский гуль" | Обработка от Александра Воронина | Fitzroy Magazine

Время на чтение: 5 минут.

От редакции

Когда эта статья уже находилась в редакционном портфеле, газета “Известия” со ссылкой на Роскомнадзор сообщила, что в 2021 году Роскомнадзор заблокировал и добился удаления более 1,9 тыс. ссылок, ведущих на сайты с мультипликационными произведениями и аниме-сериалами, которые изобилуют жестокими сценами. Правда, в Роскомнадзоре не уточнили названия конкретных произведений, но подчеркнули, что все они были признаны российским судом запрещёнными к распространению на территории страны материалами.

Может создаться впечатление, что чиновники в России только и делают, что запрещают аниме, и скоро запретят его совсем. На самом деле, всё обстоит немного по-другому, о чём и идёт речь в предлагаемой вниманию читателей статье дебютирующего на страницах Fitzroy Magazine Александра Гребнева.

Предлагаю с самого начала осознать один важный момент. Никто из тех, кто ратует за запрещение аниме, ни черта не смыслит в вопросе, а никто из тех, кто эти запреты осуждает, полного их текста не читал. Такая двусторонняя взаимная некомпетентность. Это, на самом деле, типично не только для России и аниме. Общечеловеческая ценность, так сказать. Одна из тех, от которых в далёком светлом будущем, которое когда-нибудь наступит, обязательно избавятся, а пока имеем то, что имеем.

Но перед тем, как перейти к животрепещущим вопросам запретов и протестов против них, внесём терминологическую ясность. Аниме — это японские мультики. Запретители с присущим любым запретителям нежеланием разбираться в запрещаемой теме называют так скопом всё нарисованное и азиатское. А иногда даже и не только нарисованное, чохом зачисляя в раздел аниме и китайские сериалы, и корейскую попсу, и чуть ли не суши-бары с бонсай-оранжереями. Защитники же ударяются в противоположную крайность, закапываясь в нудное буквоедство. Мол, аниме — это аниме, а вот ещё манга есть, и ранобе, и дорамы, и всё это хоть и связанные по смыслу, но совершенно разные вещи. Мы осуждающе посмотрим на запретителей, понимающе покиваем защитникам, но терминологию возьмём всё-таки у первых. Хотя бы для сокращения объёма текста. Просто имейте в виду, что далее под словом “аниме” подразумевается “аниме, манга, ранобе, дорамы, косплееры, витьюберы, айдолы и прочие проявления азиатской массовой культуры и сформированных ею субкультур”.

Определились? Отлично. Едем дальше. Или, вернее сказать, погружаемся глубже.

Когда говорят о запретах аниме в России, часто валят в кучу всё разом. Куча получается внушительная, впечатление создаёт апокалиптическое. Некоторым авторам, собственно, именно это и требуется. Но мы попробуем разобраться по возможности трезво и, не побоюсь этого слова, объективно. А значит, придётся покопаться.

Типичная комната типичного фаната аниме. Прибежище тлена, порока, деградации и суицидных мыслей.

Мистицизм и девиации

Разгребая вышеозначенную кучу, мы довольно быстро обнаружим, что её компоненты отчётливо делятся на две категории. Первая и наиболее громкая — статьи и интервью фигур разной степени публичности о том, что аниме зло, от него дети из окон прыгают и “Сапсаны” под откос летают. Как правило, именно подобные мнения становятся стержнем для пугала “вот сейчас всё запретят и всех пересажают”. Меж тем, если присмотреться трезво, становится очевидно, что к запретам как таковым эти высказывания отношения не имеют. Даже если делает их как-то государственный служащий, он просто выражает своё мнение — мол, надо бы запретить. Как говорят наши англоязычные соседи по планете, слова — не палки, костей не ломают. У нас страна свободная, что бы там ни говорили модные политические тиктокеры, поэтому говорить каждый имеет право всё, что хочет. И слова его при этом останутся словами — сиречь сотрясением воздуха, законной силы не имеющим.

Самым близким к официальному запрету действием из этой категории является, пожалуй, случай со школьницей из Екатеринбурга, покончившей с собой в феврале 2013 года. Найденная в комнате девочки манга “Тетрадь смерти” была выставлена родителями как основная причина трагедии, СМИ подхватили, скандал дошёл аж до тогдашнего уполномоченного по правам ребёнка Павла Астахова. Который предложил издательству “Эксмо”, выпускавшему русскую версию “Тетради смерти”, прекратить её распространение. “Эксмо” действительно прекратило выпуск этой манги — и даже отозвало уже отгруженные в магазины экземпляры и уничтожило их.

Мерзкая история, согласен. Вот только проблема в том, что заявление уполномоченного официальной силы не имело. А когда расследование всё-таки завершилось, в заключении было сказано, что манга к самоубийству отношения не имела и никакого влияния на психику покойной не оказала. Ну то есть и уполномоченный, и “Эксмо” сели в лужу. Со стороны издательства перед нами по факту — типичный случай прогиба по собственному желанию перед высоким (ну или не очень высоким) начальством. Не первый, не последний и типичный не только для России. “Тетрадь смерти” так никто и не запретил: манга на территории РФ доступна в любом магазине комиксов — только теперь её распространением занимается питерская “Азбука”, а аниме-экранизацию официально транслируют на канале FAN.

Главный герой «Тетради смерти» Ягами Лайт – тот самый, который никогда не кончал с собой, прыгая из окна.

Ещё из более-менее существенного можно вспомнить официальное письмо депутата Законодательного собрания Ленинградской области Владимира Петрова, направленное им в Роскомнадзор и Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям в сентябре 2018 года. В письме депутат предлагал ограничить распространение аниме на телевидении и в интернете, поскольку оно “открыто пропагандирует мистицизм, девиации, половые извращения и неследование нормам социального поведения”. Последовала бурная общественная дискуссия, за которой никто как-то не обратил внимания, что адресаты письма его, в общем, проигнорировали. И Роскомнадзор, и агентство массовых коммуникаций поступили с эпистолой депутата так, как обычно и поступают с рекомендациями сторонних умников, пытающихся учить важную контору правильно работать — вежливо ответили что-то обтекаемое и отправили письмо в корзину.

Остальное — это частные мнения отдельно взятых психологов, психиатров, преподавателей, а также совсем уж странных “специалистов” типа экстрасенсов и “сертифицированных мастеров-практиков НЛП”. Они абсолютно ничем не отличаются от любых других выступлений желающих словить хайп на горячей теме. Подросток покончил с собой или убил кого-то? В СМИ немедленно вырастает толпа экспертов по чему угодно, пространно рассуждающих об опасности того, чем этот самый подросток увлекался. Если следующий громкий инцидент произойдёт со школьником-филателистом, уверен: нам с умным видом расскажут, что коллекционирование марок — зло и надо его немедля запретить. Вот только надо понимать, что до аниме (а также видеоигр, комиксов, кинобоевиков и филателии) этим экспертам дела нет ни малейшего. И запрещать ничего они на самом деле, скорее всего, не хотят всерьёз. Они просто пользуются возможностью “пролезть в телевизор” и засветиться перед публикой, рассуждая на “горячую” тему.

В Японии «Тетрадь смерти» — произведение культовое. Помимо аниме-экранизации по ней снято пять полнометражных фильмов и телесериал. Это не считая «американизированной» версии от Netflix 2017 года.

В бан — значит в бан?

Вторая категория запретов — таки да, запреты, которые совсем запреты. С печатями, подписями и всем, что положено, чтобы иметь законную силу. И в этой категории… Так, минутку, давайте посмотрим… В ней содержимого настолько мало, что, если честно, практически вообще нет. Можно лишь притянуть за уши несколько случаев, чем мы, пожалуй, и займёмся, поскольку всё равно уже собрались — не расходиться же в самом начале, верно?

Жестокое аниме вышло из моды к концу девяностых, но кое-что в жанре «кровь, кишки и всё такое» снимают и сейчас. Тот же «Токийский гуль», например – про монстров-людоедов и охотников на них.

Все запреты, которые удалось обнаружить путём тщательного раскуривания поисковиков, касаются конкретных сайтов. То есть запрещается не сам аниме-сериал или фильм, а его трансляция на конкретном ресурсе. Например, нашумевший “запрет “Тетради смерти” в январе 2021 года, вызвавший в определённых кругах массовые истерики с заламыванием рук, касался только сайта jut.su. То же постановление суда запретило модный среди подростков “Токийский гуль” и некогда культовую “Эльфийскую песнь”, но опять же на одном конкретном сайте — Yummy Anime. Причина одна во всех случаях — эти мультики, содержащие весьма кровавые и жестокие сцены, не были снабжены на указанных сайтах плашкой “18+”. Ну то есть имеем классическое “не “Волгу”, а сто рублей, не в лотерею, а в преферанс, и не выиграл, а проиграл”. Перечисленное аниме запретили вовсе не на всей территории России и совсем не потому, что оно тлетворно влияет на кого-то, да и вообще не запретили, а просто убрали с пары малоизвестных пиратских ресурсов. Кстати, эксперт-психолог, дававший для суда заключение, выдал знакомую уже телегу про то, что данные мультики “пропагандируют самоубийство и являются инструментом массовой манипуляции сознанием”. Суд, как можно видеть, эксперту вежливо покивал, но поступил по-своему. А прокуратура, по иску которой блокировка, собственно, и состоялась, отдельно пояснила журналистам, что “прокурор не ставит под сомнение творчество указанных японских аниме и их культурную ценность, а всего лишь указывает, что они не предназначены для детей”.

В апреле 2021 года по аналогичной схеме был заблокирован популярный американский онлайн-кинотеатр Crunchyroll, полностью посвящённый аниме. Причина ровно та же — на сайте находились мультики с очень разным содержанием, а никакой возрастной дифференциации не было. Доступ к сайту с территории России закрыли, и снова было много драмы. Когда позже блокировку сняли, никто по этому поводу почему-то так же громко не шумел. Сейчас сайт находится в открытом доступе, на нём можно оформить официальную подписку за рубли без всякого VPN, все мультики, ставшие источником претензий, на нём всё так же доступны, в том числе и с русским переводом. Пометок о возрастных ограничениях, что интересно, так и не появилось — просто теперь для регистрации нужно подтвердить, что тебе исполнилось шестнадцать. Вот только смотреть мультики можно и без регистрации.

Окончание следует

Александр Гребнев

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 8 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии