Смотреть нельзя забанить: как в России аниме запрещали. Часть II

При всём богатстве выбора другой альтернативы... есть!

Время на чтение: 4 минуты.

Отражения в зеркалах

Другие “запреты аниме” выглядят ещё смешнее: мало того что блокируются лишь отдельные пиратские сайты с аниме, так ещё и не из-за аниме, а потому что пиратские. По требованию обладателей прав на распространение аниме на территории России. То есть “кровавый режим” запрещает распространять аниме для того, чтобы помогать его распространять. Вы не чувствуете тут парадокса? Вот и я чувствую.

Ну вот, к примеру, громкий (в узком кругу) скандал с блокировкой известного среди русскоязычных анимешников сайта “Шикимори”. Попал он под карающий топор не потому, что доводит детей до суицида нарисованными японскими персонажами, и даже не потому, что не ставит предупреждение о материалах “18+”, а по банальной копирайтной жалобе. На сайте можно было посмотреть несколько аниме, лицензированных для показа в России фирмой “Синема Галэкси” — она и подала заявление. Сайт заблокировали вместе с пачкой никому не известных пиратских ресурсов, где тоже были выложены эти произведения. Потом администрация “Шикимори” просто убрала со своего сайта возможность смотреть аниме, заменив её ссылками на официальные стриминговые сервисы, где это можно сделать. Правда, это не помогло, и оригинальный адрес в России до сих пор заблокирован. Но прекрасно функционирует зеркало на альтернативном домене. Вообще-то антипиратский закон запрещает такое, и зеркала заблокированных сайтов банятся автоматически, без судебного разбирательства — но беспросветный Мордор настолько беспросветный, что на альтернативный “Шикимори” его церберам уже третий год плевать с высокой колокольни.

В итоге, несмотря на долгое и вдумчивое прочёсывание интернетов, нашим поисковым группам не удалось обнаружить ни одного аниме, запрещённого на территории России. В смысле полностью тотально запрещённого к показу, а не просто заблокированного на паре сайтов. Значит ли это, что всё хорошо и любителям аниме бояться нечего? Конечно же, нет. Значит ли, что аниме безобидно и запрещать его не за что? Тоже нет.

Но зайдём немного издалека. Аргументы обеих сторон знакомы любому, кто хоть немного интересуется темой. Разумеется, обе стороны врут. Что, говорите, слишком резкое слово? Ладно, скажем, не врут, а тенденциозно передёргивают. Нарочно или по недомыслию — не суть важно в контексте нашего расследования.

Рассказы сторонников запрета аниме в подавляющем большинстве случаев демонстрируют тотальное незнакомство с тем, что они, собственно, требуют запретить. Классический пример — офигительные истории в прессе о том, что некий школьник прыгнул из окна, подражая главному герою всё той же упоминавшейся выше “Тетради смерти”. Проблема в том, что в “Тетради смерти” нет такой сцены. Ни в манге, ни в одной из её экранизаций. Но журналисты так уверенно об этом писали, а разномастные “эксперты” так часто это повторяли, что для стороннего человека, с темой незнакомого, ситуация была совершенно ясна — проклятые япошки учат детей суициду.

Защитники аниме, в свою очередь, любят рассказывать, что в их любимых мультиках ничего плохого нет, сплошное добро, художественная ценность и культурная значимость. Что, конечно же, далеко не так. И если у запретителей подобные преувеличения (с обратным знаком) можно объяснить простым незнанием темы, то с защитниками этот номер уже не пройдёт. Они-то аниме смотрят и знают, и если рассказывают о нём так односторонне — значит, передёргивают. Или в крайнем случае воспринимают предмет своей любви через очень толстые розовые очки.

Потому что многие аниме очень даже есть за что запрещать. У японцев цензура вполне строгая, но дозволено многое, на что у нас смотрят косо. А если что-то и запрещено, то подход к этому формалистский. Если запрещёнка не демонстрируется напрямую и не проговаривается открытым текстом — значит, “не докажете, гражданин начальник”, и это не запрещёнка никакая, а безобидный контент. А вот в других странах, в том числе в России, такие фокусы прокатывают реже.

Хорошие плохие девочки

Пример из классики — старая добрая “Сейлор Мун: Луна в матроске”. Две героини из центральных живут вместе. Лет им по сюжету шестнадцать, позже — семнадцать. В самой Японии отношение к гомосексуализму в быту сложно назвать толерантным, но для персонажей художественных произведений делается послабление — однополая любовь считается этакой романтичной пикантной деталью образа. Мол, “это ж кино, не жизнь, там всё по-другому”. В других же странах несовершеннолетние лесбиянки в подростковом мультике вызывают совсем другие эмоции. В официальных переводах изворачивались по-всякому: где-то девушек сделали кузинами, где-то одну из них вообще превратили в мальчика. В русских обычно обходились просто “сглаживанием углов” в диалогах — благо, и в оригинале тема не особо педалируется, служа скорее фоном.

Но к “Сейлор Мун” хотя бы и в самом деле нет вопросов по части культурной значимости. Такие произведения, как и в прочих медиа, попадаются нечасто. Закон Старджона никто не отменял: 90% всего — шлак. Вот и среди аниме доминирует проходняк разного уровня качества, объединяемый лишь тем, что забывается сразу же после просмотра. В этом потоке можно найти много того, что нарушает российское законодательство. Ну, скажем, изображение несовершеннолетних в явно сексуальном контексте. За это вообще можно чуть не каждый второй аниме-сериал запрещать — сексуализация героинь и двусмысленные шуточки на половую тему являются настолько повсеместным приёмом в аниме, что на это со временем просто перестаёшь обращать внимание. А между тем большинство этих героинь заметно младше восемнадцати. Или не менее распространённый приём — прозрачные намёки на однополое влечение, особенно опять же между женскими персонажами. Для японского сценариста — способ подогреть интерес фанатов, которые обожают перетирать мельчайшие подробности взаимоотношений героев и спорить, какие из них каноничны, а какие оппоненту лишь почудились. Для российского закона — повод налепить на мультик ограничение “18+”, а то и вовсе запретить, если героини несовершеннолетние.

И тут мы снова диалектически возвращаемся к тому тезису, с которого начали. История “запрещения” аниме в России состоит из взаимного непонимания и обоюдной некомпетентности сторон. Запретители не смотрят аниме и потому выдвигают глупые обвинения, которые легко опровергнуть. Защитники рассказывают полуправду, которую можно было бы опровергнуть, если бы запретители смотрели аниме. Пребывать в таком шатком равновесии этот цирк на конной тяге может долго. Но в любой момент может найтись кто-то из запретителей, кто достаточно умён и терпелив, чтобы погрузиться в тему и разобрать её трезво. И вытащить наружу доводы, которые защитникам будет нечем крыть. Вот тут-то сага о запрете аниме в России и начнётся по-настоящему.

Но это будет уже совсем другая история.

Александр Гребнев

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 8 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии