“ПостЭпидемия” как документ эпохи

Литературный вызов на самоизоляции

“ПостЭпидемия” — это литературный проект популярных российских писателей-фантастов, в котором принимают участие Вадим Панов, Сергей Лукьяненко, Андрей Мартьянов, Кирилл Бенедиктов, Андрей Лазарчук, Сергей Волков, Юрий Бурносов и многие другие известные авторы.

Цель проекта — представить читателям различные версии того, какими станут Россия и мир после пандемии COVID-19. Каждый из участников создаёт свой рассказ, а значит и свою версию жизни после того, как вирус отступит. Сюжет произведения может разворачиваться как через считанные месяцы после прекращения режима самоизоляции, так и через многие десятилетия.

Все рассказы размещаются на сайте постэпидемия.рф, а также на площадках партнёров проекта — ЛитРес и MyBook.

Журнал Fitzroy решил поддержать проект “ПостЭпидемия” — серию рассказов отечественных писателей фантастов о будущем. Конечно, о светлом будущем, после победы над мировой эпидемией коронавируса. Да и как не поддержать, если издателем проекта выступает издательство “ActaDiurna”, а главный редактор журнала сам решил написать рассказ.

Станислав Литвинов

Журнал Fitzroy публикует беседу главного редактора со Станиславом Литвиновым — директором издательства “Acta Diurna”, журналов Fitzroy и Right Place о проекте “Пост Эпидемия” и вызовах судьбы.

Юрий "Джабба" Бурносов

Кирилл Бенедиктов: Последние несколько дней меня часто спрашивают, что это за проект — “ПостЭпидемия”, кто его организовал, как к нему можно присоединиться и не нужны ли для этого проекта спикеры. Я сначала недоумевал — какие спикеры? зачем? Но потом подумал, что совершенно точно не хватает человека, который бы внятно рассказал читателям, откуда вообще появилась эта идея, сделать межавторский проект про светлое пост-коронавирусное будущее и зачем всё это нужно. Я могу сказать только за себя — сперва увидел на Фейсбуке видео Вадима Панова, где он обратился к коллегам-писателям с предложением принять участие в проекте, и выкладывать свои рассказы в сети. Сразу захотелось принять участие, хотя сказать, что тут же всё бросил и засел за рассказ, не могу: идеи не берутся из ниоткуда, да и работы у главного редактора достаточно. Но потом я увидел твой пост о том, что издательство “Acta Diurna” хочет поддержать проект. И узнал, что в проекте уже участвуют несколько моих хороших друзей и коллег, писателей и сценаристов. Ну, а когда ты сам мне позвонил, оказалось, что ты координатор проекта.
Так что кому же быть спикером, если не тебе? Расскажешь, как вообще появилась идея “ПостЭпидемии”?

Станислав Литвинов: Она висела в воздухе. Вадим просто первый, кто её озвучил, точнее — сформулировал. Я как раз на днях обсуждал с редактором “ActaDiurna” Андреем Мартьяновым, а не придумать ли какой-то медиа-проект, чтобы повеселить людей во время самоизоляции? Это как раз наша тема. А 12 апреля, в День Космонавтики, когда мы на Fitzroy начали публиковать повесть Панова “Сверхновый Иерусалим”, я созванивался с Вадимом, и он говорит: “вот есть такая идея, что ты думаешь?”

Кирилл Бенедиктов: То есть, ты хочешь сказать, что идея пришла к вам с коллегой Пановым одновременно?

Станислав Литвинов: Я и говорю — висела в воздухе. Люди сидят на самоизоляции, все с ума сходят от скуки. Ничего не работает. Что делать? Заниматься медиа-проектами. Какими? Да уже третий месяц только коронавирус у всех на слуху, конечно, о нём и надо говорить.

Кирилл Бенедиктов: Месяц назад, в самом начале карантина — ты уж извини, я привык больше использовать это слово, меня вообще наши успокоительные эвфемизмы слегка подбешивают — многие писали в сети — стоит ли нам ожидать по завершении пандемии нового Декамерона? Найдется ли новый Боккаччо, который сумеет забавным русским слогом описать переживания людей из-за коронавируса?. Получается, ваша с Вадимом идея и была чем-то вроде нового русского Декамерона?

Станислав Литвинов: Можно и так сказать. Мы же победим коронавирус? Победим, конечно, мы всех победим. Вот давайте о том и писать. Так идея и сложилась.

Кирилл Бенедиктов: Мне вспомнился стишок-пирожок ещё докоронавирусной эры: “Я написал рассказ про космос, как запустить туда сестру, и подписался брат Стругацкий без стру». Так вот, как говорил один персонаж братьев Стругацких: “Всё это очень бла-а-родно, но…” — не буду продолжать цитату, все её и так знают. Да, всё это очень благородно, но мы же с тобой знаем, читатель — en masse картинкам светлого будущего предпочитает мрачные миры S.T.A.L.K.E.R или “Метро”, эпосы о выживальщиках Беркема аль-Атоми или зомби-апокалиптику покойного Андрея Круза. Ты не думал, что проект, направленный на объективно благие цели, может столкнуться с этаким негативистским настроем? С Декамероном-то всё было проще: весёлые истории про любовь, секс и прочие немногочисленные развлечения, доступные людям XIV века могли вызвать негатив, разве что, у святой инквизиции…

Станислав Литвинов: Ты прав — нашим современникам доступны такие возможности, которые героям Боккаччо даже во сне не могли присниться. Фантастическое развитие цифровых технологий сделало реальным не только сетевое общение между городами, странами и континентами но и онлайн-экскурсии по лучшим музеям мира, обучение иностранным языкам по скайпу с преподавателем-носителем языка, доступ к библиотекам крупнейших университетов — и это не говоря о всевозможных развлечениях, онлайн-играх, зум-конференциях, да и просто сетевых вечеринках с совместным распитием дезинфицирующих жидкостей с друзьями, сидящими в самоизоляции. И — теперь ты меня извини! — Россия в плане цифры, в плане почти поголовной интернетизации всей страны, даст фору многим другим государствам, в том числе, и того самого Запада, который так любит либеральная часть нашего фэндома.

Кирилл Бенедиктов: С этим, действительно, трудно спорить. По сравнению с Францией, например, российский интернет просто летает на космических скоростях, а стоит копейки. В Черногории я плачу за месяц условного безлимита 25 евро — это что-то около 2 тысяч рублей по нынешнему курсу, а в Москве у меня за 500 рублей реальный безлимит и скорость на порядок выше.

Олег Дивов

Станислав Литвинов: А в ближайший год-два нас ожидает настоящая революция 5 G — когда в любой деревне пользователь сможет загрузить любимый фильм за 15 секунд, когда будет создана инфраструктура для беспилотного транспорта, движущегося на скорости до 500 км/ч, когда удалённое управление фермерскими хозяйствами и применение промышленных роботов на производстве станет из фантастики реальностью. Когда в медицине произойдёт прорыв — представь, что светило хирургии из Москвы или Петербурга сможет подключиться к операционной маленькой провинциальной больницы и провести сложнейшую операцию! Уже сейчас граждане России могут воспользоваться, например, сайтом Госуслуг, не выходя из квартиры или дома, в каком бы медвежьем углу они ни жили.
Поэтому, уверенность авторов проекта “ПостЭпидемия” в светлом завтра основана на том, что страна у нас реально продвинутая и современная.

Кирилл Бенедиктов: Что ж, убедил. Вернёмся к обсуждению идеи. Что конкретно предложил тебе Вадим?

Михаил Тырин

Станислав Литвинов: Он сказал: “А давай, пока все сидят в самоизоляции, в Фейсбуке народ взбодрим? Я рассказ написал, про будущее, после победы над коронавирусом. Хочу выложить в Фейсбук и предложить всем развить тему”. Я ему и говорю — пиши видео, а рассказ пока не публикуй. Давай подбивать людей и делать сборник.

Кирилл Бенедиктов: — Ну то есть подошёл к вопросу — как профессиональный организатор литературного процесса. Со сборником — понятно, ты издатель, а это накладывает отпечаток, но ведь быстро такие дела не делаются. Почему не соцсети, где всё оперативно и есть обратная связь?

Станислав Литвинов: Потому что у меня сразу же появилась мысль делать посвящённый проекту сайт. И мы об этом сразу же написали, но я, честно говоря, с ним немного погорячился. Мы действительно запустили проект в рекордные сроки — меньше недели от объявления челленджа, до первой публикации на сайте. Я поначалу даже не верил, что мы так сможем. Но тут вам, писателям, конечно, спасибо. Я держал в голове нескольких человек, кому предложил бы принять участие, но так быстро и массово — это просто удивительно.

Кирилл Бенедиктов: А кто, если не секрет, ответил на вызов Вадима первым?

Станислав Литвинов: В тот же вечер я позвонил Андрею Мартьянову. И спрашиваю сразу: “Ты видел? Открывай Фейсбук Панова, мы же именно об этом с тобой и говорили!”. Ну, и понеслось. Сразу сделали пост от издательства, чтобы пути назад не было. Начали писать авторам, кто захочет присоединиться, ТЗ для сайта составлять.

Кирилл Бенедиктов: Подожди, подожди — мне казалось, что сначала публиковать рассказы стал всё-таки не сайт “ПостЭпидемия”, а старый добрый “Литрес”.

Станислав Литвинов: Я бы сказал, это произошло одновременно. Сайты действительно за день не делаются. Поэтому мы сразу начали искать партнёрские площадки, где можно было бы размещать рассказы. Я даже думал о группе в Фейсбук, поскольку просто в ленте у каждого писателя рассказы потеряются. Читатели же должны увидеть рассказы любимых авторов. Поэтому — “Литрес”.

Кирилл Бенедиктов: Ну, а дальше процесс пошёл раскручивать сам себя, как это обычно бывает. Этим писателям только намекни на возможность посоревноваться, кто лучше напишет на заданную тему — тут же очередь выстроится.

Станислав Литвинов: Ну, вот ты же присоединился сам. И Андрей Мартьянов — он сразу загорелся идеей, он ещё с начала эпидемии думал над романом-хоррором на эту тему. Может, ещё и роман напишет. А кого-то звали специально, предлагали принять участие. Андрей позвонил своему испытанному соавтору Елене Хаецкой, та охотно согласилась.

Андрей Лазарчук

Кирилл Бенедиктов: Как главный редактор Fitzroy, не могу не отметить, что в проекте участвует несколько наших постоянных авторов — Юрий “Джабба” Бурносов, Сергей Волков, Василий Орехов, он же Мидянин,Александр Бачило… Да и Андрей Мартьянов недавно дебютировал на Fitzroy очень интересной статьёй про перспективы жанра хоррора на отечественной почве…

Станислав Литвинов: Я всегда говорил, что талантливые авторы — главный капитал нашего журнала. И, конечно, очень рад, что нас поддержал Сергей Лукьяненко. “Двести первый шаг” — очень крутой рассказ.

Кирилл Бенедиктов: А понимание, что будет дальше, после выхода сборника, у тебя есть?

Станислав Литвинов: Не хотелось бы завершать проект. Конечно, точку надо поставить. Нельзя же постоянно говорить об эпидемии. Я смотрю на “ПостЭпидемию”, как на иммерсивное искусство. Как фильм Дау или фестиваль “Burning Man”. Это ответ общества на вызов большой проблемы. На сайте проекта есть почта обратной связи. Хотелось бы, чтобы материалы отправляли на почту, собирать рассказы по соцсетям не очень удобно.

Кирилл Бенедиктов: И всё-таки: где будет поставлена точка?

Станислав Литвинов: На последнем рассказе. Потом придумаем что-нибудь ещё, будут новые проекты, новые идеи. Я уверен, что рано или поздно мы вернёмся к нормальной жизни. И станем сильнее. Ну как, я ответил на твои вопросы?

Кирилл Бенедиктов: Будем считать, что да, хотя у читателей, конечно же, возникнут и другие…

Станислав Литвинов: Тогда ты расскажи всё-таки — почему ты сам решил принять участие в проекте? Знаю, что у тебя не так много свободного времени… И о чём, собственно, твой рассказ?

Кирилл Бенедиктов: Есть такой легендарный уже сетевой конкурс “Рваная Грелка”. По правилам этого конкурса, за 48 часов необходимо написать рассказ на заданную тему — обычно тему задаёт известный писатель, в конкурсе не участвующий. Очень жёсткие ограничения — время, соответствие теме — на первый взгляд, должны сдерживать полёт фантазии — но получается ровно наоборот. Многие талантливые писатели, особенно это касается новой волны русской фантастики, вышли из “шинели” конкурса “Рваная Грелка”, специально для этого конкурса были написаны отличные рассказы Сергеем Лукьяненко, Алексеем Пеховым, Юрием Бурносовым, многими другими известными авторами. Если говорить о собственном опыте, то мне всегда было очень тяжело просто сесть и написать рассказ, что называется — “ни с того, ни с сего” — а вот для “Грелки” в разные годы я написал что-то около десяти рассказов — то есть это довольно мощная мотивация. Ну и вызов, который бросил Вадим Панов, это не менее интересная затея, чем конкурс “Рваная Грелка”, может быть, без таких жёстких рамок, и, в то же время, это куда больше, чем просто игра — реальная возможность поддержать читателей, дать им надежду на то, что нынешние испытания обязательно закончатся победой сил разума над теми вызовами, с которыми столкнулось человечество.

Василий Орехов

А о чём мой рассказ… Он — о вызовах, которые бросает человечеству мироздание, и о способности человечества на них ответить. О том, что всё, что мы воспринимаем со своей частной точки зрения, как катастрофы глобального масштаба или вообще “конец света” —может быть просто экзаменом, который мы должны сдать. Ну, конечно, мы можем и провалиться на этом экзамене, всякий, кто сдавал сессию, знает, что такое случается — но я, как и ты, оптимист, и считаю, что человечество достойно выдержит нынешнее испытание. Более конкретно я бы не хотел говорить, иначе, боюсь, рассказ будет не так интересно читать — а мне бы хотелось, чтобы там присутствовала некая загадка. Впрочем, у меня была ещё и некая личная мотивация. Я упомянул о ней в видеоролике, который снял в рамках проекта “ПостЭпидемия”, она касается истории моей семьи. Но повторяться не буду — тех, кому это интересно, предлагаю посмотреть видео.

Станислав Литвинов: А нашим читателям хотелось бы пожелать проводить время в самоизоляции с пользой и удовольствием для себя! В этом и заключается главная цель проекта “ПостЭпидемия”.

Кирилл Бенедиктов: Приятного чтения — и, главное, конечно, будьте здоровы!

Кирилл Бенедиктов

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

0 0 оценка
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Вам также может понравиться