Культура
2 мин
20.05.2022

Суперзвёзды викторианской эпохи

«Пинафор» Гилберта и Салливана

Пинафор

Успешность или не успешность некоего произведения искусства в любой области культуры (будь то музыка, живопись или литература) можно очень быстро определить по количеству контрафактных копий. Чем популярнее — тем больше того, что в наши цифровые времена именуется «пиратским контентом», поскольку владелец авторских прав не способен удовлетворить взрывообразно растущий спрос.

25 ноября 1878 года в Североамериканских Соединенных штатах, в городе Бостон, состоялась любительская премьера заокеанской новинки — написанной в Великобритании комической оперы «H. M. S. Pinafore; or, The Lass That Loved a Sailor» авторства композитора Артура Салливана и либреттиста Уильяма Гилберта. Кто именно доставил в САСШ партитуру история умалчивает, однако постановка в Бостонском музее произвела эффект разорвавшейся бомбы. Сказать, что это был фурор — значит не сказать ничего, поскольку через месяц «Пинафор» демонстрировался не менее чем в двенадцати театрах Бостона, ноты доставили в Нью-Йорк и Филадельфию, их перехватили множество кочующих по стране театральных трупп, а количество частных спектаклей и вовсе исчислению не поддается.

Пинафор
Герои оперы Пинафор, 1879 год

Дальше — больше. Ставшие неслыханно популярными мелодии использовались в рекламе, в разнообразных шоу, в цирках, даже в церковных хорах. Были созданы версии адаптированные для детских спектаклей, текст перевели с английского на языки обосновавшихся в Америке эмигрантов — немецкий, шведский, а так же на идиш. В продаже появились куклы, изображавшие героев оперы и столовые сервизы с росписью по мотивам «Пинафора». Американцы подошли к делу со свойственной им предприимчивостью и начали массово производить «фанатскую атрибутику» — казалось бы, с той поры минуло 143 года, но ничего не изменилось…

Когда новости о происходящем в Североамериканских Штатах добрались до Лондона, создатели оперы Гилберт и Салливан схватились за головы и попытались требовать хоть каких-то гонораров. Наконец, летом 1879 года их представитель отплыл в Нью-Йорк, чтобы организовать в театре на Пятой авеню первую санкционированную постановку «Пинафора» в «авторском варианте», поскольку большинство американских спектаклей по исполнению были весьма далеки от оригинала. Наконец, в ноябре в город прибыли как композитор, так и либреттист с несколькими английскими исполнителями, премьера состоялась, но посещаемость упала всего за неделю — нью-йоркцы неоднократно видели «Пинафор» ранее в «нелицензионных копиях».

Пинафор
Сцена из американской постановки Пинафора, 1917 год

Гилберт с Салливаном, осознав неприятный опыт, поспешили немедленно оформить американские авторские права на свое новое произведение «Пираты Пензанса», дали первый спектакль 31 декабря 1879 года на той же Пятой авеню, оформили контракт с тремя гастрольными компаниями и отправили их в туры по Восточному побережью и Среднему западу, причем «Пираты Пензанса» демонстрировались вместе с «Пинафором».

Тем не менее, на «контрафактном контенте» композитор и его соавтор потеряли в САСШ десятки, а то и сотни тысяч долларов — по тем временам суммы запредельные. Гилберт и Салливан жертвами собственной фантастической популярности.

Пинафор
Реклама пиратской постановки в САСШ

 

Практически у каждой культурной державы есть собственные «музыкальные визитные карточки». В России это Чайковский и Римский-Корсаков, в Германии Бетховен и Вагнер, Берлиоз и Оффенбах твердо ассоциируются с Францией, а уж о сонме музыкальных гениев Италии и говорить нечего — от Россини до Верди и Доницетти.

Артур Сеймур Салливан и Уильям Швенк Гилберт являются такими символами не только для Великобритании, но и для всего англосаксонского мира. В 1870–1890‑е годы этот творческий союз побил любые возможные рекорды известности и воистину мировой славы, их комические оперы непрерывно ставятся в XXI веке, а цитаты из того же «Пинафора» прочно вошли в разговорную речь, наподобие отечественного «Какая гадость эта ваша заливная рыба» или «Наши люди в булочную на такси не ездят!». На протяжении четверти века Гилберт с Салливаном без устали троллили чопорное викторианское общество, высмеивая аристократию, чиновничество, судебную систему, предрассудки и условности эпохи.

Пинафор
Уильям Гилберт
Пинафор
Артур Салливан

Тем не менее, Артур Салливан был посвящен в рыцари Британской империи самой королевой Викторией в 1883 году за заслуги в продвижении музыкального искусства в Великобритании — это ли не достижение? Гилберт получил рыцарское звание значительно позже, в 1907 году из рук Эдуарда VII, но зато он оказался первым в истории англичанином, принявшим посвящение только и исключительно за вклад в национальную драматургию — до него все писатели-рыцари становились таковыми за политические или военные заслуги, но только не за литературную деятельность.

Трудно представить себе настолько несообразную и противоречивую пару. Композитор Артур Салливан — невысокого роста и хрупкого телосложения развеселый бонвиван, кутила и бабник, предпочитавший мрачному Лондону легкомысленный Париж. Женат он никогда не был, хотя в его биографии описаны многочисленные романы. Уильям Гилберт — прямая противоположность: эдакий «барсук», вспыльчивый, с громовым голосом и суровым взглядом. Примерный семьянин, домосед, он обожал чисто английское сутяжничество и подавал судебные иски по любому поводу. Даже их смерти оказались принципиально различны — не отличавшийся крепким здоровьем Салливан тихо скончался в собственной постели от сердечного приступа в 1900 году, а Гилберт в 1911 году утонул, спасая на озере юную барышню: последний поступок викторианского джентльмена. Как выражался писатель И. Ефремов — одно противоречило другому, что и составляло диалектическое единство.

Они бесконечно ссорились, — в основном из-за неуживчивого характера Гилберта, — некоторые разрывы длились по несколько лет. Впрочем, это не помешало Гилберту и Салливану сочинить четырнадцать комических опер, имевших сногсшибательный успех — «Пинафор» в период с 1878 по 1880 годы исполнялся в Лондоне 571 раз, занимая следующее место после оперетты «Корневильские колокола» француза Р. Планкета — это, заметим, вторая позиция за всю историю театральных постановок в Великобритании вплоть до наших дней.

Так чем же были настолько привлекательны произведения Гилберта и Салливана? Прекрасная музыка, парадоксальный и зачастую абсурдный сюжет по методу topsy-turvy («шиворот-навыворот» или с «ног на голову»), тончайший английский юмор — это лишь половина дела. К сожалению, ныне глубинный подтекст «Пинафора» теряется, поскольку опера была отчасти посвящена актуальным политическим событиям. Сюжет вращается вокруг истории любви простого матроса с корабля «Пинафор» и дочери капитана — людей разных социальных слоев, — причем в реальной жизни викторианской эры такая история никак не могла закончиться условным «хэппи эндом». Вспомним слова Уинстона Черчилля, который даже в 40‑е годы ХХ века уверял, что «люди по рождению не равны друг другу».

Однако в развитие истории внезапно вмешивается Первый Лорд Адмиралтейства, прибывающий на корабль в окружении «кузин и тетушек» — и вот тут следовало бы заглянуть в лондонские газеты от 1877–78 годов. Скандал был преизрядный: в кабинете премьера Дизраэли Первым Лордом был назначен бывший книготорговец и газетный магнат Уильям Генри Смит не имевший ни военного, ни тем более военно-морского опыта. Больше того, Смит никогда не выходил в море. Общество вполне справедливо негодовало и Гилберт с Салливаном мгновенно ухватились за идею создать острую сатиру на это событие, невиданное ранее в истории Royal Navy. Так и появляется образ «сэра Джозефа», Первого Лорда Адмиралтейства, чья ария вызывала громовой хохот публики:

I am the monarch of the sea,
The ruler of the Queen’s Navee,
Whose praise Great Britain loudly chants.

When at anchor here I ride,
My bosom swells with pride,
And I snap my fingers at a foeman’s taunts.

Помимо тематики назначения на важные должности некомпетентных людей либреттист и композитор от души проехались по классовым и социальным предрассудкам, пафосному патриотизму, Королевскому флоту в целом, а заодно и по популярному тогда жанру литературному жанру слезливой «морской мелодрамы». Публика была в восторге, а главное — обоим музыкальным хулиганам эта история сошла с рук, хотя у настоящего «сэра Джозефа», Уильяма Смита, было достаточно административных рычагов, чтобы существенно осложнить жизнь Гилберту и Салливану. Оперу посмотрела королева Виктория, приняла её благосклонно, смеялась на спектакле, и «monarch of the sea», никогда не ступавший на палубу боевого корабля, понял, что лучше сделать хорошую мину при плохой игре и промолчать…

Желающие посмотреть классическую постановку «Пинафора» с русскими субтитрами в исполнении оперного театра Канберры могут перейти по ссылке Вконтакте (доступно только авторизованным пользователям соцсети).

Мы же в свою очередь продолжим рассказ о творчества Артура Салливана и Уильяма Гилберта в следующей статье.

Комментарии

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии