О фильме “Война токов”: Эдисон против Вестингауза и Теслы

Войны никто не хотел — война была неизбежна
The Weinstein Company

История фильма “Война токов” интересна сама по себе. Дело в том, что несколько лет назад этот сценарий Майкла Митника считался одним из самых интересных среди непоставленных. В конечном итоге его купил знаменитый кинопродюсер Харви Вайнштейн, известный своей плотной работой с Квентином Тарантино.

Первоначально предполагалось, что режиссёрское кресло займёт Тимур Бекмамбетов — на это были свои причины. Сценарий “Войны” решительно бекмамбетовский, даже безотносительно творческой и финансовой катастрофы, постигшей аналогичную работу режиссёра про Линкольна и вампиров. На роль Эдисона предполагалась абсолютная после “Шерлока” суперзвезда Бенедикт Камбербетч — работать с суперзвёздами Тимуру было не привыкать после того, как прекрасную партию в его успешном фильме “Особо опасен” исполнила Анжелина Джоли.

Однако что-то пошло не так. Компания “Базелевс” всё-таки стала одним из создателей фильма, а сам Бекмамбетов — одним из продюсеров, но место режиссера занял Альфонсо Гомес-Рехон. Черновик готового фильма даже успели показать на фестивале в Торонто два года назад, хоть создатели и утверждали, что данная версия смонтирована из рук вон плохо и вообще не окончательная. Не исключено, что такие заявления были вызваны прохладным приёмом критиков.

The Weinstein Company

Все карты спутал грянувший вскоре сексуальный скандал с Вайнштейном — за прокат фильма “Война токов” никто не хотел браться, и, практически готовый, он замер без движения. С такими звёздами, как Камбербетч и Шеннон, напомню! После этого кто-то ещё будет рассказывать, что в Советском Союзе фильмы ложились на полку по идеологическим причинам, а в Штатах такого не бывает, нет же.

К счастью, понемногу развиднелось. За это время с Кевина Спейси было снято обвинение в сексуальных домогательствах. Его, правда, уже успели выкинуть из большинства фильмов и сериалов, в которых он снимался, но кого волнуют такие мелочи, если идеология в опасности.

Сняли общественный бойкот и с “Войны токов”. Неожиданно выяснилось, что даже если Харви Вайнштейн и был сексуальным маньяком, то зашкваренный фильм, совершенно внезапно, делали совсем другие люди (в том числе и именитый Камбербетч), которые точно не виноваты в том, что фильм якобы снимался на кровавые деньги. Ну, как не виноваты — на нынешний момент, конечно. Так-то они все белые цисгендерные мужчины, и рано или поздно этих маньяков обязательно выведут на чистую воду. Был бы человек, а статья найдётся.

В этот период ещё одним продюсером, кроме несгибаемого Бекмамбетова, получившего стойкую прививку против любого сорта идеологии ещё в советское время, стал патриарх Мартин Скорсезе. Который, видимо, решил, что после падения знатного покровителя киноискусства Вайнштейна многообещающий сценарий следует немедленно спасать.

Увы, как стало ясно позднее, одним сценарием, как и Камбербетчем в главной роли, да даже и продюсером Скорсезе, сыт не будешь.

Противостояние Эдисона, Вестингауза и Теслы

Фильм демонстрирует нам крайне интересный эпизод из жизни Штатов: тот период, когда мир лучин, газового освещения, паровых машин и ручного руда понемногу переходил на электричество. Основным двигателем этого процесса стал знаменитый изобретатель Томас Алва Эдисон. Однако он продвигал постоянный ток, менее опасный для потребителя, но дающий чудовищные потери мощности при передаче на большие расстояния. Естественно, у него тут же нашёлся конкурент — изобретатель Джордж Вестингауз, отстаивавший систему переменного тока.

The Weinstein Company

Главная ошибка Эдисона в этом противостоянии состояла в том, что он не захотел удержать в своей компании уверенного в перспективах переменного тока гениального молодого электрофизика Николу Теслу, в честь которого была впоследствии названа одна из международных единиц измерения СИ.

В наши дни Тесла считается абсолютным волшебником, обогнавшим своё время на несколько веков. Скажем, он становится важным персонажем книги Кристофера Приста и фильма Кристофера Нолана “Престиж”, который творит невероятные вещи. Легенды ходят о его прожектах беспроводной передачи электроэнергии, которые за сто лет не сумело воплотить ни одно государство мира (что-то подсказывает мне, что и сам изобретатель едва ли сумел бы осуществить подобное; но ведь публике позарез необходим всемогущий культурный герой). Доходит даже до того, что Тунгусский метеорит пытаются представить неудачным результатом эксперимента великого электрика по переброске энергии на огромное расстояние.

Откуда растут ноги этих легенд, понятно — Тесла был большим мистификатором и благосклонно воспринимал, когда о нём распространяли эффектные небылицы. Незадолго до смерти он за большие деньги продал какой-то свой секрет, но вскрытый после его кончины ящик с проданным изобретением оказался пуст. Для фанатов это ещё одно доказательство того, что все свои волшебные тайны мастер унёс с собой в могилу, а его революционное изобретение якобы похитили и коварно спрятали от человечества нефтяные магнаты.

Надо очень ухитриться не снять на основе такой богатой и интересной фактуры кассовый блокбастер. Однако в процессе падения Вайнштейна это удалось, и скромные четыре сеанса в день в многозальном кинотеатре — это отнюдь не дань уважения #Metoo, а печальная констатация факта. Кино поставлено настолько дидактично и скучно, что от него просто сводит скулы. И это в Америке, замечу, где умеют из самого обыденного факта раздуть эффектную трёхчасовую драму. Возможно, “Война токов” ещё возьмёт какой-нибудь “Оскар” текущего года, но не думаю. Хотя номинантом, несомненно, станет.

The Weinstein Company

Фильм клонится набок, как подбитый корабль, ещё и по той причине, что повторяет серьёзную ошибку советского кино, да и вообще всей советской культуры в целом: демонстрирует нам борьбу хорошего с лучшим, из-за чего страдает общая интрига. Все участники “войны токов”, которые символизируют трёхглавую гидру научного прогресса конца XIX века — Эдисон, Вестингауз, Тесла — хотят только хорошего и ничего, кроме хорошего. Ну, разве что лучшего.

Жалко абсолютно всех: и бессребреника Вестингауза, стремящегося затопить мир дармовой энергией, и Эдисона, пережившего личную трагедию и в связи с этим неуклюже пытающегося повесить на конкурента ответственность за создание электрического стула — хотя вообще-то выглядит это хладнокровным преступлением, если даже и не преследуемым Уголовным кодексом, то определённо презренным с общечеловеческих позиций.

Не жалко только Теслу, который униженно просит у Вестингауза хотя бы пять тысяч баксов на продолжение работ, а если всё равно нет, то хотя бы тысячу, — однако драма из этого выходит посредственная. Мы ведь уже знаем, что вскоре он получит на осуществление своей мечты гораздо больше. Впрочем, финальные титры, повествующие о дальнейшей судьбе главных героев, всё-таки указывают, что Тесла умер в нищете, так что его, наверное, жалко тоже.

Между тем все вышеуказанные одержимы идеей подарить человечеству дешёвую электрическую энергию, способную освещать улицы и приводить в движение станки. И, следуя американской мечте, видимо, желанием сколотить очередной десяток миллионов долларов? Да нет, не смешите, если верить фильму, все главные участники “Войны токов” — абсолютно бескорыстные подвижники, высшее своё предназначение видящие в бесплатном служении человечеству, и если что и способно их выбесить, так только умозрительное первенство конкурента.

И постоянный ток Эдисон отстаивает вовсе не потому, что не видит преимуществ тока переменного (о том, что ему очень не хватает методического образования и знаний физики, в принципе, вскользь упоминается), а лишь потому, что постоянный ток безопаснее переменного — а Томас Алва весь в думах о безопасности потребителя, аки пчела. И грязные трюки в отношении конкурента применяет не потому, что победитель всегда прав, а потому лишь, что у него личная трагедия и благородное негодование насчёт того, что Вестингауз якобы украл у него идею лампочек. Про де ла Рю, Лодыгина, Гёбеля, Суона (даже у Конан Дойла фигурируют “лампы Эдисона-Свена”), Яблочкова и многих других, с успехом разрабатывавших нити накаливания до Эдисона, тут стоит скромно умолчать.

Ах, да: Томас Эдисон же запатентовал винтовое крепление цоколя лампочки! Ну, теперь-то совершенно очевидно, что Вестингауз украл у него идею, и человечество, согласно американскому патентному праву, просто обязано было и дальше мучиться с безопасным постоянным током.

Да и личная трагедия Эдисона несколько меркнет, если вспомнить, что два года спустя после смерти горячо любимой жены, в самый разгар “войны токов”, он женился снова. В фильме это показать забыли, конечно.

Эдисон в начале фильма вообще отказывается от пяти миллионов долларов, чтобы не быть втянутым в военные разработки. Другой видный гуманист, Альфред Нобель, сделал себе состояние на динамите и прочих взрывчатых веществах, а потом, дабы не остаться в памяти потомков человеком, разбогатевшим на смерти, учредил своим завещанием Нобелевскую премию. Верно, отдал на это всё своё достояние — но только после смерти. Думаю, его судьба сильно повлияла на жизненное кредо Эдисона, в результате чего последний и выступил на неправильной стороне истории, с упорством маньяка отстаивая постоянный ток.

The Weinstein Company

Впрочем, вопреки грандиозным ранним успехам, на самом деле он за время своей продолжительной карьеры не раз и не два делал удивительные изобретения, которые быстро и бесследно утонули во времени — скажем, фонограф (благодаря которому у нас остались записи голоса Льва Толстого), всухую сокрушённый патефоном, кинетоскоп, безуспешно пытавшийся составить конкуренцию киноаппарату братьев Люмьер, рукописный мимеограф и т. д.

Упёртая консервативная Америка долго цеплялась за электрическое изобретение Эдисона. Судя по состоянию метрополитена, уличного покрытия и круглогодично истекающих паром коммуникаций, мэрия Нью-Йорка вообще придерживается сакральной политики айтишников: “Работает — не трогай!” Последняя электростанция постоянного тока на Манхэттене была отключена лишь в начале XXI века. Стоит заметить, правда, что несколько лет спустя была выведена из эксплуатации и сопоставимого возраста ГЭС-2 на Болотном острове, больше века снабжавшая электроэнергией Кремль, фабрику “Красный октябрь” и ближайшие окрестности: теперь там после реконструкции планируется выставочное пространство. Впрочем, к чести русских правителей, следует уточнить, что ГЭС-2, в отличие от нью-йоркской, с самого начала была построена как станция переменного тока, а в советское время неоднократно модернизировалась под новые нужды.

The Weinstein Company

Что касается великолепных актёров, то Вестингауз в исполнении Майкла Шеннона — само благородство, хоть и с внешностью опереточного злодея, этакий Омар Шариф, версия “лайт”. Как и бесконечно благородный Эдисон в исполнении Камбербетча (на самом деле в начале карьеры — бедный уличный мальчишка, но не будем об этом).

Война токов в истории

В отличие от зрителей-неофитов данного кино, мы примерно знаем, какими методами велась “война токов”. Пленных в ней не брали, о нет, а удары наносились наотмашь и предельно жестоко. Джентльмены, ещё до Первой мировой войны возложившие на себя “бремя белого человека”, на самом деле не слишком задумывались о счастье для всех, даром, и чтобы никто не ушёл обиженным; в основе “войны токов” лежали деньги, увы. По словам римского императора Адриана, деньги — вот божество, которому поклоняются и христиане, и евреи, и всякого рода люди.

В финальных кадрах демонстрируются отснятые на кинетоскопе Эдисона кадры передвижений обезьяны, кошки, других животных — и человека. Мелькает и изображение движущегося слона. Это хорошая пасхалка для людей знающих: дело в том, что гуманист Эдисон ещё долго предпринимал попытки опорочить энергетическую систему Вестингауза. В частности, он организовал, отснял и распространил по всей Америке кадры, известные ныне как “Электрическая смерть слона” (легко ищется Гуглом). Слониха Топси, затоптавшая людей, была казнена при помощи генератора электричества переменного тока. В этот раз, правда, смерть оказалась мгновенной — в отличие от первой казни на электрическом стуле человека, которая из-за неверных расчётов напряжения и силы тока, тайно переданных Томасом Эдисоном руководству тюрьмы, превратилась в кошмар и для казнённого, и для его палачей.

The Weinstein Company

Ну, будем считать, что к тому времени киношная история благородной войны благородных изобретателей уже закончилась, и все неофиты успели выбежать из зала, а если кто и не успел, тот всё равно не понял замысла кинематографистов.

Рецензия: Василий Мидянин

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

0 0 оценка
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Вам также может понравиться