Моцарт для миллениала

Что слушает поколение Y и зачем оно это делает
Моцарт в детстве
Юный моцарт | Обработка от Александра Воронина | Fitzroy Magazine

Рассуждать о “поколениях” — любопытное занятие: поначалу кажется, будто всё чётенько разложено по полочкам, а к концу выясняется, что границы размыты, и ты как никогда далёк от однозначности. Но всё же некоторые вещи остаются на месте, будучи упрямыми (и даже голыми) фактами: существуют люди, родившиеся в шестидесятые-семидесятые, и существуют миллениалы, родившиеся в конце девяностых — начале нулевых, и они, представители этих поколений, кое в чём существенно различаются между собой.

Хочу коснуться только одной темы — классической музыки.

Для моего поколения — если только речь не шла о профессиональных музыкантах, конечно, — классическая музыка была одним из тяжеловесных, мрачных, обязательных к перевариванию булыжников интеллигентного человека. Постижение её происходило брутально: ребёнка одевали в ненавистный “праздничный костюмчик” и тащили в Филармонию, где полтора часа нельзя было бегать, орать, плеваться бумажными шариками, а нужно было сидеть смирно, слушать тетю лектора и непонятные звуки, вынимающие душу (особенно эта скри-и-ипочка!). Зато потом ты был упакован и что-то вроде бы понимал в классике.

Разумеется, своим детям мы такой ад не устраивали. Пусть растут свободно, как лопухи, в рамках общеобразовательной школьной программы.

Неожиданно выяснилось, что они слушают классическую музыку. Добровольно и абсолютно без всякого нашего участия. Они её слушают “помимо” нас и воспринимают как-то иначе: легче, ближе к сердцу — и в то же время мудрее. Если им нужно что-то узнать про композитора, они это узнают за несколько секунд и потом говорят о нём как о своём знакомце. Их восхищают и сердят какие-то вещи, о которых мы им не рассказывали. Они всё сделали сами.

Вот тут самое время начать размывать границы и говорить, что одно дело — иметь дома дочь-музыканта и рассуждать о миллениалах в целом, а другое дело — не иметь такую дочь…

Но на просьбу — “расскажи, что такое для твоего поколения классическая музыка” — она внезапно раскрыла несколько дверей и показала очень интересные и довольно неожиданные вещи.

Фото: Shutterstock

Вальс с врагом

Помимо TikTok‘а, на котором можно найти много неожиданного (да, у них “клиповое” мышление и бла-бла-бла, но это не отменяет неожиданностей, в том числе и касающихся классической музыки) существует старый добрый Ютуб, и там тоже гнездится любопытная молодёжь. Например, есть ютуберы, которые создают специальные тематические плейлисты, и это не только “музыка для романтического свидания”, а кое-что гораздо интереснее.

Так, плейлист “Почувствуй себя злодеем из XIX века” (включающий произведения Моцарта, Гайдна, Сен-Санса, Верди) за месяц набрал более двухсот тысяч просмотров. Полтора миллиона у плейлиста “Для вальсирования со своим врагом” (там в основном, кстати, русские вальсы и всякие “Амурские волны”). Создала их молодая девушка, которая любит классическую литературу и является фанаткой “Гарри Поттера”, как она себя позиционирует.

Ещё один плейлист — “Вы собрались убить этого принца, но внезапно в него влюбились” (кстати, тоже много русских вальсов) — породил целое море мини-фанфиков: в комментариях предлагают развитие сюжета (“принц тоже нанял киллера”, “его прекрасные глаза так блеснули, что…” — и так далее).

И это всё — не маленькая тусовка для своих, количество просмотров насчитывает сотни тысяч. Почтения к классике, возможно, маловато, Дебюсси может соседствовать с Ланой дель Рей, но это живая классика, она существует в ежедневном обиходе этих молодых людей, и они включили её в свою жизнь добровольно.

Как это произошло? Почему в обход наших предпочтений молодые люди — иногда, не всегда, время от времени (но полтора миллиона просмотров!) — слушают классику?

“Сорок пять минут, потраченные впустую”

Задача музыкального образования, в самой общей её постановке, — это развитие мышления детей, развитие их эмоционального фона и воспитание музыкального слуха. Так будет написано на сайте образовательного учреждения, в которое вы захотите привести своего ребёнка, и то же самое вещает любая педагогическая методичка.

“Для меня это были сорок пять минут времени, потраченные впустую”, — так выскажется о школьных уроках музыки большая часть современных молодых людей.
О. Ужас. Что с этим делать? Роняем монокли, “молодьежь нынче тупая” (с) и т.д.
На самом деле ничего с этим делать не надо. В лучшем случае бессмысленно, а в худшем — вредно запихивать ребёнку в горло то, что ему не будет нравиться априори. Исправить в этом плане другого человека не получится. Лучшее, что можно сделать — это не препятствовать развитию ребёнка, даже если это развитие представляется родителю каким-то “неправильным” и вообще направленным не туда.

Вопрос о практической пользе от той же музыки здесь не то чтобы не стоит — он лишён смысла. Какая практическая польза лично мне лично в моём быту от закона Пифагора? Положим, английский бывает нужен в поездках, или чтобы прочесть надпись на банке, но зачем люди учат испанский?

Ответ здесь может быть только один.

Да, в каждодневном быту и в моей бухгалтерской работе закон Пифагора мне определённо не потребуется, но мне интересно, как устроен мир, как в нём всё “работает”.

Испанский мне в моих поездках до Крыма и обратно определённо не нужен, но мне нравится поэт Лорка.

То же самое касается музыки. Она — есть, она нас окружает. Если в ней разбираться, если её понимать — приходит дополнительное удовольствие, дополнительная осмысленность того бытия, в которое мы погружены. В общем, одним лишь удовольствием дело не исчерпывается.

Нужно отдавать себе отчёт в том, в каком музыкальном голоде существовали люди ещё до недавнего времени и какое изобилие музыки обрушивается на нас сейчас, когда любой человек может слушать что угодно и в любой момент. Наш выбор музыки — это, собственно, то, чем мы являемся. Кому-то необходим допинг в форме тунц-тунц в автомобиле, кому-то хочется излить эмоции в гитарном брякании, кого-то подхватывает ливень шопеновского рояля, кто-то мурлыкает “Тореадор, смелее в бой”, приступая к мытью посуды.

“Каждый из нас рисует в первую очередь себя”

На первых курсах на уроках портрета все, даже рисуя с натуры, рисуют в первую очередь себя”, — так кратко сформулировала студентка-первокурсница художественного вуза. Что это значит?

Человек воспринимает искусство через призму собственного опыта, ему нужны ассоциации с миром, близким лично ему. Это касается всех. Дошкольников, школьников, студентов, взрослых.

Нет никакого вреда в том, что школьники слушали классическую музыку в школе, ничего не поняли и продолжили жить дальше.

Что они в итоге поняли для себя и какие выводы сделали самостоятельно — это и определит, как они будут относиться к музыке в целом.

Что такое музыка для человека? Произведение искусства, стимуляция движений, выстраивание личного пространства в своей же голове, хобби, тема для разговора. И весь этот набор даже главнее, чем сам объект их предпочтений.

Расчленение эфирного единорога

Зачем же молодым людям учиться классической музыке и слушать её? Молодому человеку свойственна романтизация всего. И если это его эстетика, то, несомненно, ему полезно будет и слушать, и даже научиться исполнять произведения классики. Молодой человек и музыка “совпадут” по тональности.

Немаловажный момент и тот, что от западной европейской классики фактически “отталкивается” вся остальная музыка.

Для нормального понимания такой музыки не надо быть гением и отнюдь не требуется быть экспертом. Музыка — это ремесло. Физическая материя, обусловленная математикой. В ней ничего не происходит просто так, всё обусловлено существенной причиной. В любой музыке нет ничего “просто так”. Всё должно иметь смысл.

Так вот, именно классическая музыка демонстрирует свой смысл наглядно. Если уделить этому некоторое время, прочесть нотный текст, лирику, если такова имеется, проанализировать, сравнить, — то перед человеком предстаёт ясная картина того, как это работает. Как эта музыка звучит грустно, как это весело, как это работает в качестве музыкального портрета или в качестве истории, как здесь отображается то, сё, пятое, десятое.
Музыка — вовсе не эфирный магический единорог, чью анатомию нам не постичь. Музыка совершенно конкретна.

Искусство слышать искусство

Музыкальное сопровождение фильма или сериала — это особый вид искусства, работающий по оперным законам, которые внедрил ещё Вагнер, а именно — это законы лейтмотива. Свой лейтмотив есть у протагониста, у антагониста, у макгаффина (артефакт, обладающий сюжетообразующей функцией, например, Кольцо Всевластья). И это не просто музыкальная тема, которая сопровождает персонажа на протяжении всех восьми серий и ходит за ним, как верная болонка, по всем пещерам и будуарам. Эта тема меняется, она звучит в разных аранжировках, фрагментами или целиком, и всё это тоже имеет значение.

В этом можно разбираться, можно не разбираться, но на подсознательном уровне музыка всё равно будет работать и определять качество вашего восприятия того, что происходит на экране.

В самом примитивном варианте: если звучит тема злодея, значит, прямо сейчас появится злодей и произойдёт “что-то плохое”. Но на самом деле обычно всё гораздо сложнее.

Взять такой шедевр, как “Аватар: Легенда об Аанге” (американский мультсериал). В одном из последних эпизодов (когда Аанг и Зуко стоят перед огненными драконами) полностью звучит эндинг. То есть та музыкальная тема, которую зритель слышит при окончании каждой серии, в этой серии внезапно прозвучала полностью прямо посреди действия. Вопрос: почему. Что создатели сериала хотели сказать, дав эпизоду такую сильную музыкальную нагрузку?

Этот эпизод — начало кульминации. В этом эпизоде завершились три линии: Аанг получил четвёртую стихию, Зуко окончательно стал Добром, были раскрыты все тайны дяди Айро. Все эти темы волновали персонажей на протяжении двух с половиной сезонов, сейчас они получили своё завершение, сейчас начнётся финальная битва. Музыка, таким образом, подготавливает этот взрыв.

Умение читать подобные вещи, слышать цитаты или понимать, почему изначально минорная тема внезапно зазвучала мажорно, — это ещё одно умение адекватно воспринимать произведения искусства, такие, как кино и сериалы.

Нужно только помнить, что саундтрек пишется так же тщательно и с таким же ясным пониманием — что, почему и для чего, — как и собственно сценарий.

Кадры из сериала «Аватар легенда об Аанге»

Совместное музицирование

Ещё одна причина учиться музыке — слушать её и исполнять, — это сообщество.
Музыка — это социальный инструмент. Музыка — результат коллективной работы. Общий круг интересов объединяет людей в группы. Совместное музыкальное творчество помогает раскрепощать человека изнутри. “Разобщённость”, “одиночество”, “Интернет уничтожил живое общение”, “карантин изолировал людей” и так далее — все эти проблемы отчасти и в какой-то мере разрешаются с помощью музыки. В Интернете и в реале существует большое сообщество как молодых музыкантов, исполняющих классическую музыку, так и их фанатов и в целом просто любителей её слушать. И это всё люди молодые, без проблем с психикой, без социальных проблем, успешные люди, не задроты какие-нибудь.

Вообще концепция, что классическую музыку слушают лишь ботаники и старики, постепенно вырождается из общественного сознания: сейчас это не имеет смысла.

Постскриптум

И последнее.

Не бывает. Плохого. Направления. Музыки.

Любой жанр, любое направление обладает своими особенностями, каждое из которых требует умения, требует усилий. Ничего не делается просто так, всё делается так, как нужно. Не существует стиля “ниже” или “выше”.

Каждый в силу своего характера, темперамента, личностных особенностей, выбирает себе сам, что ему слушать, чему ему учиться. И для каждого это имеет смысл.
Для человека, который изучает джазовую гармонию и просматривает многочисленные эксперименты современных композиторов, границы того, что звучит “хорошо” и что звучит “плохо”, размываются.

Можно без конца твердить, какая эта попсовая песня тупая, но как только ты пять часов прослушаешь лекции по гармонии, ты услышишь, что в этой тупой песне используется миксолидийский лад и что это интересно обыгрывается в развитии мелодии, при этом ты слышишь “шотландский степ” (шестнадцатая восьмая с точкой), который перешёл в хип-хоп жанр через карибскую народную музыку, которая при этом была мешаниной африканской музыки и музыки эмигрантов из Шотландии XVIII века…

Так что в какой-то степени изучение классической музыки и музыки ХХ века учит нас ещё больше и ещё осознаннее любить ту музыку, которая пишется сейчас, потому что в неё тоже вкладывается труд, и всё в ней выстраивается вовсе не на пустом месте.

Елена Хаецкая
Аглая Витковская

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

Вам также может понравиться

4.5 6 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии