Сверхновый Иерусалим. Часть III

Повесть Вадима Панова

Часть 1Часть 2 |Часть 3 | Часть 4Часть 5Часть 6 

— Кастраты! — завопил Адиль.
— Они не кастраты, они монахи, — поправил механика Сол.
— В чём разница?
— Монахи воздерживаются осознанно.
— Ладно, не кастраты, а дегенераты.
— Не ругайся.
— Почему?
— Потому что нам нужно придумать, как выкручиваться, — вступил в разговор Сол. — Руганью и рыданиями мы ничего не добьёмся.
Они специально собрались в кают-компании — обсудить ситуацию “вживую”, лицом к лицу, глядя друг другу в глаза, но собрались, как легко можно понять, в далеко не радужном расположении духа. Дауд и Кан заявились бешено злые, а вот Дженкинс — просто мрачным, как на похороны.
Впрочем, так оно и было: капитан прощался с мечтой.
Но замечание толстяка показало, что, возможно, не всё ещё потеряно.
— Как выкручиваться? — не понял Адиль. — Что значит выкручиваться? Что здесь можно выкрутить? — Он махнул рукой в сторону иллюминатора. — Проклятые кастраты отняли у нас будущее!
— Монахи, — поправил его капитан.
— Суки! Я их ненавижу. Ненавижу!

Сол закончил предварительное исследование четвёртой планеты и сообщил, что сомнений нет: кислородная атмосфера, вода, комфортное расстояние до звезды, материки, жизнь… Всё, что нужно Компании, неспешно путешествовало вокруг жёлтого карлика и своей оси, однако благостную картинку портило присутствие монахов.
“Этих мерзавцев”, как выразился Кан.
“Сук вонючих”, по мнению Дауда.
В целом Дженкинс разделял эмоции друзей, но поскольку одновременно они являлись его подчинёнными и он, как капитан, нёс всю ответственность за происходящее, Денни старался сдерживаться.
— Ситуация, прямо скажем, неприятная.
— Я жутко разочарован, если тебе интересно, кэп, — сообщил Адиль. — Но разочарование — это слабо сказано. Я в лютом бешенстве.
— Я заметил.
— Поэтому не обижайся, если я наговорю лишнего.
— Сейчас мы все “на взводе”, — не стал скрывать Дженкинс. — Но нужно помнить, что мы — друзья. И мы — во всех смыслах, — в одной лодке.
И посмотрел на Сола. Тот кивнул, но промолчал.
Толстяк явно что-то задумал и даже намекнул на то, что видит выход, но пока не хотел выкладывать карты — хочет послушать друзей. Для Кана такое поведение было обычным.

— Я правильно понимаю, что на орбите болтается церковный звездолёт? — уточнил слегка успокоившийся Адиль.
— Совершенно верно, — подтвердил Дженкинс.
— То есть, мы имеем дело не с русскими, а с их шаманами?
— Какая разница? — не понял капитан.
— Можно попытаться сыграть на этом, — объяснил механик и вопросительно посмотрел на Кана. — Сол?
— В суде? — осведомился толстяк.
— Да.
— Не получится.
— Почему?
— Монахи или нет, они такие же подданные Российской империи, как и все остальные.
— А вдруг у них нет лицензии на разведывательную деятельность?
— Это “Иерусалим”, — вздохнул Кан. — Эти корабли создают для разведывательной деятельности и старта колонизации, так что, уверен, документы у них в полном порядке.

Дауд зарычал и отвернулся.
— Всем жаль. — Толстяк потрепал друга по плечу и перевёл взгляд на капитана: — Денни, ответ из сектора пришёл?
— Как он мог прийти? — Дженкинс хотел посмеяться над задавшим глупый вопрос приятелем, но понял, что тот расстроен, и вместо шуточки закончил серьёзно: — Через пару часов, в лучшем случае.
— Ты что-то придумал, — неожиданно произнес Адиль, обращаясь к Кану. — Ты явно что-то придумал. Ты всегда что-то придумываешь!
— Спасибо, дружище.
— Сол! Просто скажи, не мучай. Я сейчас плохо реагирую на твои подначки.
— Меня смущает, что русские висят на орбите, — тут же ответил толстяк, оглядывая друзей. — Почему они до сих пор не раскидали спутники и не отправили зонд на поверхность? Чего они ждут?
— Почему ты думаешь, что они не отправили зонд?
— Потому что по уставу последовательность действий такая: спутники — зонд — высадка первой разведывательной группы. Связь — автоматика — человек. А русские просто сидят на орбите.
— Какая разница почему они не торопятся? — пожал плечами Дауд. — Может, молятся? Возносят хвалу своему богу, который щёлкнул нас по носу.
— А вдруг им что-то мешает высадиться? — неожиданно спросил Кан.
— Что?
— Только не произноси это слово, — попросил Дженкинс, который сразу понял, куда клонит толстяк.
Но Сол не послушал:
— Инопланетяне.
— Сказка, — фыркнул механик.
— Почему?
— Да потому!

Оказавшись в большом космосе, люди сразу принялись искать разумную жизнь, начали оглядываться в поисках братьев по разуму, но до сих пор никого не нашли. То ли условные “братья” жили слишком далеко, то ли их вообще не существовало, но ни на одной из тысяч исследованных систем не было обнаружено ни одного следа разумной жизни. Люди, разумеется, продолжили верить в существование инопланетян, а космические волки периодически развлекали публику увлекательными рассказами о таинственных артефактах внеземных цивилизаций, но ни один из них так и не был представлен для проведения серьёзных научных исследований.

— Если бы монахи нашли инопланетян, тут уже болтались русские военные, — задумчиво произнёс Дженкинс, выдержав короткую паузу. — На базе сектора пополняет запасы “Брусилов”, и монахи наверняка об этом знают.
— Не успели прилететь, — тут же ответил Сол.
— Инопланетяне?
— Крейсеры.
— Сомнительно, — поморщился Адиль.
— Соглашусь, — поддержал механика Денни. — Оставим инопланетян за скобками и подумаем, по какой ещё причине русские не высаживаются на планету?
— Эпидемия на борту?
— Как вариант. Ещё?
— Только что прилетели.
— Инопланетяне? — сдуру ляпнул Дауд.
— Монахи, — уточнил Кан. — Монахи только что прилетели и не успели начать работу. Вдруг мы идем ноздря в ноздрю?
— Как нам это поможет? — нахмурился капитан. — Они всё равно первые.
— Первые они или нет, мы узнаем только получив ответное сообщение из сектора, — тонко улыбнулся толстяк. — Вдруг мы отправили заявку раньше?
— Возможно, — приободрился Адиль. — Они могли лопухнуться. Или у них сломался подпространственный передатчик.
Дженкинс почувствовал, что к нему возвращается уверенность.
— Хочешь сказать, что еще ничего не кончено?
И в этот миг ожил стоящий в кают-компании компьютер.

Сначала раздался звонок — он привлёк внимание команды, а затем на мониторе заморгал значок вызова.
— С нами хотят поговорить, — усмехнулся Кан.
— Выйдите из зоны действия камеры, — распорядился Денни, подходя к компьютеру. — Пусть видят только меня.
Дождался, когда друзья исполнят приказ, и надавил на кнопку “ответ”. И прищурился, разглядывая появившегося на мониторе священника: русоволосого бородатого мужчину лет шестидесяти, облачённого в простую чёрную рясу, поверх которой был накинут наперсный крест на золотой цепочке. Голубые глаза священника смотрели очень дружелюбно, но Дженкинс неожиданно поймал себя на мысли, что не рискнул бы сесть против этого старца за покерный стол. Вот не рискнул бы и всё. Без объяснений.

— Мир вам, — мягко произнёс мужчина.
Голос у него был отлично поставлен и звучал необычайно приятно.
“Как у гипнотизёра, наверное…”
— Привет, — хрипло ответил капитан. Откашлялся и поправился: — Здравствуйте.
— Меня зовут отец Георгий, я настоятель странствующего монастыря святого Николая. — Священник улыбнулся. — Того самого, который вы видите на орбите.
— Очень приятно, падре.
Священник вновь улыбнулся, погладил бороду, судя по всему, это был его излюбленный жест на все случаи жизни, и покачал головой:
— Называйте меня настоятелем. Обойдемся без латыни, капитан…
— Денни Дженкинс, — опомнился Денни. — Капитан Денни Дженкинс.
— Служите Компании?
— Свободный охотник.
— Ловец удачи.
— Да уж, не схизматик.
И вновь — мягкая улыбка, и дружелюбие из голубых глаз никуда не исчезло. Священник покивал головой, словно услышал то, что ожидал, и поинтересовался:
— Учились в католической школе?
— Вообще-то я атеист, — с некоторым апломбом ответил Денни.
— В таком случае, в ваших устах это определение не имеет никакого смысла.
“Не зли его! — опомнился капитан. — Попробуй договориться о встрече”.

Дженкинса категорически не устраивал разговор с помощью бездушных средств связи. Ему требовалось узнать причину, из-за которой монахи до сих пор не приступили к разведке ценнейшей планеты, а сделать это можно было лишь при личной встрече.
— Скажите, настоятель, мы можем поговорить?
— А что мы делаем? — без притворства удивился отец Георгий.
— Я имел в виду — лично, — обаятельно улыбнулся Денни. — К тому же мне ещё не доводилось бывать на “Иерусалимах”, и я был бы рад экскурсии по вашему кораблю.
— В познавательных целях?
— Именно.
Несколько секунд священник молчал, глядя на Дженкинса так, словно собирался проникнуть в его душу, после чего вновь погладил бороду:
— Никаких проблем, капитан, я с радостью побеседую с вами на борту монастыря.

Все части повести Вадима Панова по ссылкам:

Сверхновый Иерусалим. Часть I
Сверхновый Иерусалим. Часть II
Сверхновый Иерусалим. Часть III
Сверхновый Иерусалим. Часть IV
Сверхновый Иерусалим. Часть V
Сверхновый Иерусалим. Часть VI

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

0 0 оценка
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments