Сверхновый Иерусалим. Часть II

Повесть Вадима Панова

С открытием гиперов Галактика стала ближе… Нет! Галактика стала настоящим домом — огромным, неизведанным, но доступным, — и люди азартно бросились осваивать его комнаты. Открывали систему за системой, звезду за звездой, торопились так, будто бесконечная Вселенная вот-вот закончится, будто четыреста миллиардов светил Млечного Пути можно облететь за неделю.

Люди всерьёз увлеклись новой игрушкой.

Солнечная система превратилась в одну большую космическую верфь, на которой собирали звездолеты. Инженеры их проектировали, бесчисленные корпорации строили, академии выпускали одну партию космонавтов за другой. Цивилизация торопилась стать великой и безжалостно переплавляла старый дом во имя новых. Ресурсы Солнечной системы были потрачены на мощный рывок к звёздам, а там…
А там неожиданно выяснилось, что землеподобные миры не просто редки, а уникальны. И далеко не у каждой звезды можно воздвигнуть настоящий дом. На сотню, а то и тысячу систем приходилась одна-две планеты, не более. А после того, как провалились все попытки терраформирования более-менее подходящих миров, человечество окончательно растерялось.

Цивилизация находилась на пике могущества. Едва ли не впервые в истории у людей всего было в достатке: высококлассные роботы взяли на себя большую часть труда, недорогие гиперы сделали доступными ресурсы, мощность энергетических установок давно обогнала потребности общества, на многих лунах обнаруживались запасы льда, но планеты…

Землеподобные планеты стали величайшей драгоценностью Вселенной.

— Скажи, что ты не ошибся, — прошептал Дженкинс.
— Денни, я пока ничего не могу сказать…
— Сол, дорогой, пожалуйста, скажи, что ты не ошибся!
Аппаратура “Минни” была гораздо хуже тех устройств, которыми пользовался толстяк, четвёртую планету капитан видел неотчётливо, но некоторые признаки указывали на то, что они сорвали “джек-пот”. Поэтому голоса у членов команды срывались, а пальцы дрожали. И особенно — у Адиля, который вообще ничего не видел из машинного отделения и лишь умолял:
— Толстый, говори!
— Зачем обнадёживать? — ехидно поинтересовался Кан, с удовольствием измываясь над несчастным механиком.
— Ты сам упомянул шампанское!
— Пить захотелось.
— Сол! — в два голоса взвыли Дженкинс и Дауд. — Сол!!
Но тот остался невозмутим.
— Денни, надеюсь, ты изменил курс?
— Разумеется!

Приказ бортовому компьютеру капитан отдал сразу, как только Кан заговорил о шампанском.
— Системники работают на полную, — вставил свое слово Адиль. — Долетим за секунду!
— Ну, не за секунду, конечно, — протянул Дженкинс, глядя на панель управления. — Полтора часа.

Но механик его не услышал.
— Я куплю себе луну, — мечтательно произнес Дауд. — С подземным океаном, разумеется…
— Из метана? — нервно хохотнул Денни.
— Да из чего угодно! — отмахнулся Адиль. — Подойдёт любой океан, если больше никого не будет. Я куплю луну для себя и стану наслаждаться тишиной.
— Иногда я буду залетать в гости, — пообещал капитан. — На своей яхте.
— Межзвездной?
— Конечно.
— В любое время, дорогой, только пусть Сол скажет, что не ошибся.
— Я… — послышался голос толстяка. Дженкинс и Дауд мгновенно смолкли и стало слышно, как где-то далеко урчат на полной мощности системники. Напряжение достигло апогея. Почувствовав это, Кан усмехнулся и радостно поведал: — Я не ошибся!
— Да! — не сдержался Адиль.
— На четвёртой планете есть атмосфера!
— Да!
— И вода!
— Ура! — это выкрикнул Денни.
— И растительность!
— Да! Да!! ДА!!!

Почти минуту они орали. Просто орали, бездумно наслаждаясь обрушившимся на них счастьем. Дженкинс бил кулаком по подлокотнику кресла и что-то невнятно выкрикивал. Дауд плясал, распевая бессвязную песнь. Сол плакал, но беззвучно, чтобы не услышали друзья. Но плакал, и крупные слёзы текли по его щекам. Почти минуту на борту царило радостное безумие, и показалось даже, что “Верная Минни” завихляла по курсу, пританцовывая вместе с экипажем.

Затем шум стих, и капитан громко произнес:
— Шампанского на борту нет, но бутылочку настоящего виски мы сегодня разопьём.
— Я знал, что нам повезёт! — с чувством сказал Адиль. — Знал.
— Мы это заслужили, — подтвердил Дженкинс.
— Каждый из нас это заслужил.
— Даже не верится…
— Денни, у нас проблема, — неожиданно произнес Сол.
И унылый звук его упавшего голоса заставил капитана и механика похолодеть.
— Что за проблема? — Дженкинс вновь уставился на монитор.
— Это мираж? — осторожно хохотнул Адиль. И сжал кулаки. — На самом деле никакого “джек-пота”, да? Это мираж?
— На орбите нашей планеты болтается корабль, — тихо сообщил Кан.
— Нет! — взвыл Дауд. Схватил стул и швырнул его в переборку: — Нет!!

Потрясение было слишком велико. А эмоциональная горка настолько крута, что механик едва не сошел с ума.
— Зачем? Почему? Откуда?!
— Кто это? — хмуро поинтересовался Денни, поскольку его радар пока не показывал проблему. — Ты можешь опознать врага?
И сам не заметил, что назвал опередивших их счастливчиков врагами. Сразу назвал, как только понял, что они встали на пути.
— Кто это, Сол?!
— Звездолёт класса “Иерусалим”. — Толстяк грубо выругался. — Нас опередили монахи, Денни. Проклятые русские монахи!

На протяжении всей своей истории люди стремились к звёздам. Грезили. Придумывали им красивые имена и чудесные истории. Складывали в замечательные созвездия, сравнивали с глазами любимых, и мечтали…
Мечтали…
Мечтали о неизведанных мирах, огромной Вселенной и крыльях, которые подарят им возможность сделать сказку былью. Мечтали увидеть красные гиганты и закрутить рискованный вираж у чёрной дыры, мечтали мчаться наперегонки со временем и прикоснуться к тёмной материи, узнать, что было в начале всего и оседлать бесконечность.
Мечтали…
И добились.
Звезды стали так близки, что к ним можно было прикоснуться. Вселенная раскрыла объятия и позвала в дорогу, но…
Но люди не были бы людьми, если бы все не испортили. Люди вышли к берегу Бесконечности, но не стряхнули привычные пороки, не оставили плохое в пыли прошлого, а потащили за собой: зависть, злобу, подлость и, конечно же, жадность.
Глупую, безудержную жадность.

Первый звонок прозвенел ещё “в колыбели”, при освоении Солнечной системы, когда частные компании ультимативно потребовали от сообщества наций официально признать права “владельцев участков на Луне”. Как только спутник стал доступен, смехотворные бумажки, которые дарили в качестве “прикольного” подарка на новогодний корпоратив, в одночасье обрели колоссальную стоимость, а их владельцы превратились в миллионеров. Увещевания здравомыслящих людей и апелляции к старым международным договоренностям, которые напрочь отрицали подобные “сертификаты”, ни к чему не привели. США однозначно приняли сторону корпораций и заявили, что будут защищать демократические права граждан даже с помощью оружия, и, несмотря на глупость происходящего, решение было продавлено.
Возник “прецедент Луны”.
А после его юридического закрепления немедленно появилась “Ассоциация владельцев космических объектов” и предложила организовать массовую продажу звёзд. Можно в кредит. Публика встретила идею “на ура”, но Индия, Россия и Китай сразу предупредили, что больше не сдадутся и ни за что не признают “право на звёзды”. США предложили провести разбирательство в суде Манхэттена, а получив отказ, провели через Конгресс решение, запрещающее странам Земли совершать какие-либо действия за пределами Солнечной системы без согласия США. В противном случае — санкции.
Индия, Россия и Китай вежливо промолчали.

Примерно год об инциденте старались не вспоминать, а затем в один день, 26 августа, состоялось два знаковых события.
В Нью-Йорке, в ходе первого аукциона “Ассоциации владельцев космических объектов”, корпорация “Боинг” приобрела в собственность звезду Барнарда за один триллион долларов и пять процентов прибыли от последующей эксплуатации. Одновременно с этим, китайский исследовательский корабль достиг звезды Барнарда и по праву первооткрывателя объявил о присоединении системы к владениям Китайской Народной Республики.
Возникла напряжённость.

Решение суда графства Лаунж, в который подал иск “Боинг”, Пекин признал ничтожным, автоматический зонд, отправленный корпорацией для изучения “своей звезды”, “потерпел аварию”. Американцы потребовали компенсировать “Боингу” расходы на аукцион и возместить стоимость зонда, но получили твёрдый отказ. Ситуация стала накаляться, но ещё через пять дней индийский корабль расширил владения своего государства за счёт Сириуса. Затем русские подгребли под себя Альфу Центавра, а Берлин, действующий под флагом Европейского Германского Союза, заявил права на Луман.

Для защиты новых территорий начали строиться боевые корабли. Как выяснилось, их проекты давным-давно ждали своего часа. А для юридического закрепления новых территорий и упорядочивания происходящего была созвана Конференция по вопросам дальнего космоса, решения которой стали основой звёздных законов.

Люди остались людьми. И если изобретение гиперов подарило человечеству крылья, то “прецедент Луны” указал путь развития: жадность привела к созданию межзвёздных империй.

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

0 0 оценка
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Вам также может понравиться