Плотность эфира

Фантастическая повесть. Часть VII
фантастическая повесть плотность эфира
Коллаж от Алисы Курганской | Fitzroy Magazine

Я смотрел на дракончика, сидящего на моей руке.

Дракончик смотрел на меня.

Он не был обжигающим — просто тёплым. Его прикосновение вызывало странное ощущение лёгкого покалывания, как бывает, если долго сидеть, подвернув под себя ногу.

Я перевёл взгляд на Ли.

Если я не хочу сойти с ума, мне нужно просто убедить себя в том, что всё происходящее — это нормально. Теперь нормально. И скоро будет нормально — везде.

— Итак, мы находимся за пределами атмосферы в металлической коробке, напичканной электроникой, а на борту — два мага без блокеров. И благодаря тебе — всё это прекрасно работает и сосуществует, не влияя друг на друга. Я правильно всё сказал?
— Почти, — улыбнулся эльф. — На самом деле, на этом катере три мага. Просто один из них об этом пока что не знает…

Сердце на миг ухнуло в пятки. Я закрыл глаза, глубоко вдохнул и медленно выдохнул.

Нет, я не буду об этом думать. Не буду гадать, не буду спрашивать, и бояться тоже не буду. Я уже ни на что не могу повлиять.

— Ладно, — сказал я. — Будем считать, что основу теории я понял. Теперь вернёмся к моему вопросу: почему ты сбежал с Элаурана? Если твой отец на самом деле не был против твоих… увлечений техникой и наукой.

Ли помрачнел. Отвёл взгляд, слегка прикусил губу. Забрался на стул с ногами, и решительно посмотрел на меня.

— Это началось год назад. Нас предали… отец нашёл и покарал предателя, но было уже поздно: JdS узнали о моей способности. Только за первый месяц этого года меня пытались убить четыре раза! В общем-то, они и потом не оставляли попыток, но меня стали слишком хорошо охранять. Сложилась патовая ситуация: они не могли добраться до меня, а я не мог добраться до наших союзников на научной базе Бетельгейзе-3. Я предлагал несколько вариантов, как можно обеспечить мою безопасность в пути хотя бы теоретически… но отец отказывался. Говорил, что лучше выждать несколько лет, если потребуется — несколько десятков лет: мы, эльфы, можем себе это позволить. Что же до союзников — всегда можно найти новых, если старые, как он сказал, “выйдут из строя”. Но на самом деле… на самом деле он просто очень боялся меня потерять. Дело в том, что во время второго покушения на меня погибла моя мать. Отец очень любил её. Новую жену, которую он был вынужден взять под давлением Совета, он уважал и ценил, да. Но любил — мою мать. “Ты — всё, что у меня осталось”, говорил он. И даже слышать ничего не хотел о том, чтобы отпустить меня на Бетельгейзе.
— И ты решил, что твоё желание облагодетельствовать Галактику, подарить людям магию, а эльфам — технику, стоит больше, чем чувства твоего отца? — гораздо жёстче, чем следовало, спросил я. Мне очень хотелось понять, насколько сам Ли верит в своё “предназначение”.
— Я решил, что предотвращение гибели моего народа и наших миров стоит гораздо больше, чем чувства моего отца и даже моя гибель, — не менее жёстко ответил эльф.
— Предотвращение гибели?
— Мы узнали около двух месяцев назад. Jedem das Seine давно хотели сделать так, чтобы ваша цивилизация и наша больше не контактировали. Ну, это как бы общее направление, сформулированное так, чтобы не оттолкнуть сторонников JdS из Семимирья. Наши, если можно их так назвать, хотели вновь переместить Семь миров в другую галактику, на этот раз — убедившись, что там никого нет и что там мы сможем жить так, как посчитаем нужным. Я знаю, что им пообещали помощь в этом вопросе, знаю, что подобрали подходящую галактику, помогли с расчётом координат, и так далее.
— Так ли это плохо?
— Рой, ты действительно думаешь, что экстремистская группа ненавистников магии просто позволит миллионам магов и магических существ просто уйти куда подальше? Самое лучшее, что нам светит, если мы согласимся на этот переход — это мгновенная гибель. А если нам не повезёт, то мы окажемся где-нибудь, где плотность эфира будет составлять девять и выше: там даже я буду бессилен что-либо сделать, все мои силы будут уходить на поддержание собственной жизни. Слабые маги быстро умрут. Сильные — умрут медленно. Нет, Рой, я ни за что не поверю в добрые намерения JdS. И отец не верит.
— Но он всё равно тебя не отпустил, несмотря на эту угрозу?
— Он понимал, что должен. Но никак не мог решиться. Наверное, подожди я ещё месяц — отец бы сдался. Но я не уверен, что у нас есть этот месяц. JdS упорны. Многие мои сородичи не скрывают своего членства в этой организации — не в самой JdS, конечно, а в её промагическом и, соответственно, антитехническом крыле. Многие из них обладают немалой властью. Они давят на отца всеми доступными средствами, а средств у них хватает.
— Я думал, у вас самодержавие, — не сдержался я.
— Скорее уж — конституционная монархия, — Ли нервно рассмеялся. — На самом деле я сбежал потому, что отцу рано или поздно пришлось бы меня отпустить. И если… если бы со мной что-нибудь случилось — он стал бы винить в этом себя. А так я сам решил и сам ушёл — он тут ни при чём.
— Но дракона за тобой все же послал.
— Да. С приказом “вернуть”, и просьбой защищать. Отец и Рауленгиль — старые друзья, отец знает, что Ра можно доверять, и что он способен принимать правильные решения. Когда Ра догнал нас в первый раз, он хотел просто забрать меня на свой катер и вместе отправиться на Бетельгейзе. Но вышло иначе…
— Что ж он тогда хотел купить тебя без меня? Оставить на веки вечные в блокере?
Ли выразительно закатил глаза и фыркнул.
— Не смеши меня, Рой. Эти ваши игры с ДНК и прочей биологией — в них магии едва ли не больше, чем техники. Мы давно научились легко обманывать даже самые сложные биосканеры.

Я хмыкнул, но развивать тему не стал — были вопросы и поважнее.
Например — как со всем этим мне теперь жить.
— А те трое, кто гнался за ним до Альгамы?
— Они из JdS. Их цель была убить меня, либо любым другим способом не позволить выполнить мою задачу.
— Ясно, — сказал я.

В ушах звенело: это рассыпались хрустальные иллюзии относительно удивительного и прекрасного волшебного мира.

Всё как везде. Всё как у нас.

И только юный полуэльф готов самоотверженно рисковать своей жизнью ради всеобщего блага. Кстати…
— Кстати… раз ты полуэльф, то сколько тебе на самом деле лет? В пересчёте на человеческий срок жизни.
— В первую очередь я — маг. Эльфийская часть меня значительно сильнее человеческой, так что в этом вопросе я тебе не лгал с самого начала. У тебя ещё остались вопросы?
— Пожалуй, пока что нет.
— Отлично. Мы приближаемся к месту дислокации этого твоего приятеля, так что пора готовиться к тёплой встрече, — Ли хищно улыбнулся и размял пальцы.

Двери шлюза бесшумно разошлись.

Я посмотрел на скалящееся мне в лицо жало бластера и испытал сильнейшее дежавю.

— Кхм, — сказал дракон за моей спиной.

И качнул плазменной винтовкой — индикатор заряда светился интенсивно-красным.

Кто-то скажет, что никто не поверит в идиота, способного выстрелить из плазменной винтовки в космическом корабле.

Просто поверьте: таких идиотов хватает.

Охранники напряжённо переглянулись — кажется, они не ждали такого поворота событий. Два мордоворота, каждый примерно драконьих габаритов, они привыкли приходить и брать даже не силой — угрозой её применения.

— Давайте все успокоимся, опустим оружие и поговорим, — прозвучал с потолка усиленный динамиками голос Гойла.
— Не я начал, — пожал плечами Ра.
— Опустите оружие, — уже более жёстко скомандовал работорговец.

Вообще, конечно, никакой он не работорговец, а просто вор, пират и контрабандист. Но живым товаром никогда не брезговал, если сделка подворачивалась выгодная.

Когда бластеры оказались в кобурах, Ра перевел дуло винтовки в пол, но заряд сбрасывать не стал — плазменное оружие последнего поколения способно оставаться в боеготовности до получаса.

— Проводите наших дорогих гостей в главный зал, пожалуйста.
Подумать только, главный зал! Я вспомнил, как выглядела на экранах роскошная бело-серебристая яхта, и каким крохотным на её фоне казался наш потрёпанный катер. Да, здесь и бассейн можно было бы устроить, случись такое желание…

Главный зал вполне соответствовал своему наименованию, а ещё больше соответствовал представлениям владельца яхты о красоте и роскоши. Пол устилали толстые центаврианские ковры, по которым в изобилии были рассыпаны подушки разного размера. Посреди зала стоял широкий низкий столик, уставленный различными яствами, рядом с которым, обложившись подушками, возлежал владыка всей этой безумной мечты напрочь лишённого вкуса гедониста. За его спиной сидела полуобнаженная арктурианка с молочно-белой — буквально, а не метафорически! — кожей, и настоящим черепаховым гребнем расчёсывала густую шерсть своего хозяина.

— Рад приветствовать вас на борту моего “Стремительного”, — раскатисто сказал Гойл.

Я поморщился. Гойл был родом с маленькой, бедной планеты в системе Рака, детство провёл в нищете, в юности был продан в рабство, где сумел быстро показать своему господину, что хоть и выглядит тупым орангутаном, но на самом деле обладает звериной хитростью и сверхъестественным чутьём на выгодные сделки. Всего пять лет ушло у него на то, чтобы из обезьяны в ошейнике превратиться в обезьяну с плетью. А за следующие пять лет он приобрёл привычку получать для себя всё самое лучшее — даже если ему это было совершенно не нужно. От меня он хотел получить Бежи.

— Я доставил то, что тебе нужно, — сказал Ра. — Теперь я хочу получить то, что нужно мне.
— Да куда же ты спешишь, уважаемый друг? — Гойл потянулся, расправляя плечи, под блестящей, тщательно расчёсанной рыжей шерстью перекатились стальные мускулы. — Присядь, раздели со мной трапезу, отведай удовольствий, каких тебе не доводилось встречать в странствиях… или ты хочешь меня обидеть? Мои угощения и мои девочки недостаточно хороши для тебя?

Крохотные, глубоко посаженные глазки сверкнули.

Я почувствовал, как по моей спине скатывается крупная капля пота.

Гойл никогда не отличался гостеприимством в адрес тех, кого считал слабее себя. Он сроду не церемонился с теми, от кого ему не нужно было получить что-то, что не взять силой. Значит… значит, он просто тянет время.

Впрочем… почему бы не подыграть ему? Нам-то, строго говоря, тоже не помешало бы потянуть время.

— С радостью принял бы твое приглашение, уважаемый Гойл, — я сделал шаг вперёд, протянул руки, демонстрируя плотно охватывавшие мои запястья стальные кандалы. — Однако мне было бы довольно затруднительно это сделать.

Орангутан метнул в меня злобный взгляд. Пошлёпал толстыми губами и решительно кивнул.

— Я велю снять с тебя наручники, Рой Тануки, если ты принесёшь мне обещание не предпринимать попыток сбежать или причинить вред кому-либо из присутствующих.

Я рассмеялся.

— Я думал, ты знаешь меня лучше, Гойл. Я не из тех, кто будет рыпаться в безнадёжной ситуации. Я обязательно придумаю, как мне выжить, но бросаться на тебя в присутствии вооружённых охранников? Нет уж, увольте.
— Рад, что мы поняли друг друга. Снимите с него наручники, — бросил он моему “конвоиру”.

Ра покачал головой.

— Прежде я должен получить свою плату. Потом я сниму наручники и уйду. Вы делайте, что хотите. Но сперва расплатитесь.
— Ты всё-таки хочешь меня обидеть, — мрачно сказал Гойл.
— Он просто дикий, невоспитанный, и не знает правил общения, — фыркнул я. Надо будет как-нибудь намекнуть дракону, что я вообще-то только что ему жизнь спас. Магия магией, а после выстрела в голову особенно не поколдуешь.

Гойл поднялся во весь рост: здоровяк Ра доходил ему только до плеч.

— Ну так я научу!

В следующую секунду произошло сразу несколько событий.

Во-первых, охранники начали оседать на пол.

Во-вторых, Ра шагнул вперед и вправо, как-то по-особенному присел и со всех сил впечатал кулак в массивную челюсть шерстяного гедониста.

В-третьих, истошно завизжала арктурианка, глядя куда-то мне за спину.

В-четвёртых, я оглянулся.

И тоже едва не заорал.

В дверях стоял Ли. Кровь стекала с его волос, неровными пятнами покрывала лицо и всю одежду, и на ковре под его ногами понемногу образовывалось алое пятно.

Эльф окинул нас взглядом, поморщился, взмахнул рукой — белокожая рабыня, закатив глаза, рухнула на подушки.

— Ну что, всё, корабль наш! — радостно сказал он.

И слизнул густо покрывавшую его ладонь кровь.

Никогда не жаловался на крепость своих нервов, но это, кажется, было чересчур даже для меня.

Я закрыл глаза, почувствовал, как пространство вокруг закручивается в воронку, и отключился.

— Да как тебе такое вообще в голову пришло?!
— Видел бы ты себя со стороны, — мрачно сказал я, стараясь не смотреть в сторону Ли. Остатки контрабандного малинового желе с Венеры всё ещё пятнали местами его одежду, а уж как это всё благоухало…
— Ты же закалённый космический волк! Да даже если бы…
— Ли, если ты не хочешь со мной поссориться и искать себе другого пилота — заткнись сию же секунду! — сорвался я.

Потому что получилось и правда очень глупо. Можно подумать, я крови не видел… да я за свою жизнь такого насмотрелся, что какой-то эльфийский мальчишка, порубивший в фарш десять человек… ладно, такого всё-таки не видел. Но всё равно.

Я, Рой Тануки, упал в обморок при виде крови.

Бред какой-то.

Мне просто нужен отдых. Вот отвезу эльфёныша на Бетельгейзе — и рвану на Землю. Буду лежать на белом песке, любоваться океаном и пить коктейль из кокоса. Как на картинке.

Если жив останусь.

— Прости, — в голосе Ли звучало искреннее раскаяние. — Я не должен был так шутить.
— Не должен, — согласился я. — Всё, ты прощён. Теперь обсудим наши дальнейшие действия.

Что у нас есть? Первое — старый потрепанный катер, на котором прилетел Рауген… Раунен… тьфу, короче, Ра. В принципе, хорошая машина, но уж больно ей досталось за последние сутки. Второе — ультрасовременная роскошная яхта Гойла. Великолепные ходовые характеристики, сдвоенное транс-ядро, двигатели двенадцатого поколения, полный набор вооружения, знакома каждой собаке на сотню парсеков вокруг. Третье — малый катер, прилагающийся к яхте. Быстрый, юркий, тоже неплохо вооружённый… одноместный. При большом желании — можно втиснуться вдвоем. Четвёртое — огромный табор разномастных людей и не совсем людей, от дракона с эльфом до орангутана с арктурианкой. Считая тех, кого мы вывезли с Альгамы-8 — шестеро спасённых и двенадцать пленников.

Обидно получается: я уже почти привык считать “Стремительного” — боги, Гойл, откуда такая безвкусица даже в отношении названий? — своей собственностью. Летать на нём я, конечно, не стал бы, но продать его можно за очень, очень большие деньги. Ну, что поделать. Решил спасать мир — нечего размениваться на материальные блага.

— А что тут обсуждать? — удивлённо спросил Ли. — Гойла и его головорезов пакуем на старый катер, и пусть валят, куда хотят. Мы с тобой и Ра и все освобождённые летим на яхте к Бетельгейзе. Я посмотрел её характеристики — доберемся часов за одиннадцать, не больше.
— Ерунда твой план, — отмахнулся я, лихорадочно соображая, что из моих аргументов можно высказать эльфёнку, а что лучше придержать.

Во-первых, я надеюсь выжить в этой заварушке, следовательно — отпускать Гойла не намерен. Знаю несколько планет, на которых за него объявлена награда, на одной из них я даже могу появиться под своим собственным именем. Пусть хоть где-то ответит за свои преступления. Во-вторых — нет уж, я не полезу в самое пекло с полным кораблём гражданских. Это мало того, что нечестно, так ещё и небезопасно: кто знает, как они себя поведут в боевой ситуации. В-третьих… нам нужен отвлекающий манёвр. Хоть какой-нибудь. Наши враги знают, куда мы летим, знают, на чём мы летим… а вот знают ли они о яхте? Не факт. Но и исключать эту вероятность нельзя.

— Мы сделаем так…

Айна развалилась в кресле, закинув обтянутые тонкой псевдокожей ноги на пульт. Протянула руку, взяла со столика бокал с ежевичным венерианским вином — бывший хозяин яхты явно питал слабость к продукции Второй планеты. Сделала несколько глотков.

— Кто бы мог подумать, что это произойдёт со мной, — сказала она вслух.

Конечно, проблем оставалось ещё много. Нужно завезти домой шаулитов. Закинуть в космопорт денебцев и центаврианца — эти пусть сами добираются куда там им надо, не маленькие, в отличие от брата с сестрой. Высадить где-нибудь бравую охрану Гойла — у Айны к ним претензий не было, убивать не за что, да и ссориться не с руки. Пусть тоже в космопорте выйдут. А самого Гойла — на родину, где он начинал свой криминальный путь. Уж кто-кто, а янссениты с удовольствием отвалят за него кучу денег. Правда, придётся отдать их Рою Тануки… зато ей останется яхта. А Тануки, кстати, ещё не факт, что выживет.

Словом, жизнь налаживалась. Особенно в сравнении с тем, что ещё двое суток назад она сидела в клетке и ждала удобного момента, чтобы во избежание позора покончить с собой.

Главный экран ожил.
— Айна, вы готовы?
— Мне-то что, не я тут собираюсь устроить верное самоубийство, — хмыкнула шедарианка, но ноги с пульта всё же убрала.
— По нашим расчётам, Рауленгиль уже должен был стартовать к Минтаке, — влез эльфийский паренёк. Эх, будь у Айны побольше времени — она бы добавила его в свою коллекцию, но увы…
— Я должна ещё раз спросить: вы уверены в том, что задумали?
— Абсолютно.
— Ну что ж… тогда приступайте.
— Главное, не сбросьте нас раньше времени.
— Я постараюсь. Компьютер, открыть шлюз ангара!
— Мы находимся в состоянии транс-прыжка, капитан, — мягким женским голосом отозвалась система. — Открытие шлюза…
— Я того же мнения, и всё же — начинай открытие шлюза ангара. Выведи обратный отсчёт на монитор.
— Выполняю открытие шлюза ангара, — на миг Айне почудилось, что система сказала это с осуждением. К сожалению, она знала, что ей лишь почудилось — яхта не была оборудована полноценным искином.

Продолжение следует

Влад Вегашин

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 4 голоса
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии