Культура 26.01.2022

Хочу бояться — куда податься?

Время на чтение: 5 минут

Со смехом в современном мире относительно неплохо: множество юмористических шоу, стендап-клубы по всей стране и разноплановые комики, в общем — смейся не хочу. Со страхом всё обстоит сложнее. Любой человек, тяготеющий к мрачным и пугающим историям, в первую очередь “проглотит” Гоголя, Лавкрафта и Кинга. А что дальше? Тут-то и возникают трудности.


Хоррор книги
Flavio Greco Paglia ©

“Самая страшная книга”

Побродив меж стеллажей книжного магазина, обязательно наткнёшься на раздел “Зарубежная фантастика” и обнаружишь, что почти все полки в нём заставлены Стивеном Кингом. Ок, это я уже прочёл, есть ли что-то ещё? Да, вот “Ведьмак”, а вот “Сумерки”. Отличные книги, но к жанру “ужасы” не имеют никакого отношения. Полка “Отечественная фантастика” тоже особо ничем не удивит тех, кто пришёл за страшными историями, здесь ожидаемо стоят романы в жанре фэнтези, поэтому взгляд сразу цепляется за броское название “Самая страшная книга”. Обложка сообщает, что это ежегодная антология страшных историй от российских авторов.

В формировании антологии участвуют читатели. Таргет-группа изучает отправленные нам тексты и присылает свои списки — каждый читатель отмечает понравившиеся рассказы, — рассказывает Михаил Парфёнов, создатель проекта. — Первая “Самая страшная книга” вышла в 2014 году, она и была стартом проекта. До этого момента я и мои коллеги-авторы были вынуждены в основном писать “в стол”, поскольку считалось, что хоррор в России никому не интересен — мол, “жизнь страшнее любых книжек” и прочие штампы. А уж “русский хоррор” якобы и подавно никому не нужен: “Вы писать не умеете”, “Все попытки издавать подобное терпят провал”… Так нам говорили. Тогда еще не были развиты соцсети, молодые авторы знакомились на форумах и сайтах. Мы видели, что среди нас есть недурно пишущие ребята, причём именно в жанре “хоррор”. Это важная деталь, потому что на тот момент редкие издательские потуги выпустить что-то в этом жанре сводились к антологиям от писателей-фантастов — и эти книги проваливались в продажах. Мы считаем, что проваливались потому, что хоррора там было очень мало либо не было совсем. В кругах фантастов было распространено мнение, что хоррор — это поджанр фантастики. Такое, знаете, жалкое, уродливое дитятко. Мне удалось многих коллег убедить в том, что это ошибочное мнение. В какой-то момент я выступил с критической статьёй-эссе “Фантастический снобизм”, в ней говорилось, что хоррор — независимый жанр, имеющий свои эстетические основания и художественную систему, и что он обязательно однажды выйдет из тени. В обсуждениях этого эссе мы схлестнулись с критиками и авторами, представляющими фантастику. Оппоненты поднимали нас на смех, ёрничали… Сотрудничества не получилось. Тогда мы сделали всё сами. К счастью, в издательстве “Астрель-СПб” (сейчас это одна из редакций гиганта “Эксмо-АСТ”) нашлись люди, которые рискнули пойти на такой эксперимент — так и увидела свет наша первая книга.

Общий тираж “Самой страшной книги” уже перевалил за 150 000 экземпляров, у проекта есть свой ютуб-канал с аудиоверсиями рассказов, а в скором времени ожидается сборник комиксов. В ССК есть как “старички”, так и новые авторы — отправить рассказ может любой. Некоторым уже удалось выйти за пределы проекта: у авторов Анатолия Усманского, Олега Кожина и Дмитрия Тихонова купили права на экранизацию, Дарья Бобылёва запустила свою авторскую серию книг, сам автор проекта Михаил Парфёнов и один из участников, Михаил Павлов, стали сценаристами трёх эпизодов передачи “Не бойся 2” на канале ТВ‑3.

Всё это звучит очень ободряюще, но в любом деле важна здоровая конкуренция, читателю и авторам нужен выбор. С книжными магазинами дела обстоят не ахти, может, что-нибудь есть в интернете?


Хоррор книги
Самая страшная книга 2022

Самый страшный сайт

В поисках жутких историй их поклонник рано или поздно доберётся до сайта “Мракопедия”. Он разделён на категории, где собраны страшные истории — “крипипасты” — на любую тему: кладбища, монстры, дорожные истории, учебные заведения, ритуалы… У всех историй есть рейтинг. Каждый месяц проходит голосование “История месяца”, где пользователи выбирают лучший рассказ. Есть и категория “Избранное”, там собраны самые сочные крипипасты за всю историю существования сайта. Этот раздел постоянно пополняется.

“Мракопедия” существует с 2011 года, её авторы в основном анонимны, как и её создатель — администраторы утверждают, что он давно “отошёл от дел” и связаться с ним нет возможности, да и сами они предпочитают оставаться под псевдонимами.

Любимые разделы у читателей — деревни, заброшенные места, железная дорога, — рассказывает Вад Аске, отвечающий за страничку “Мракопедии” в социальной сети “ВКонтакте”. — Ну и, конечно, городские легенды и рассказы о смертельных файлах: это современный фольклор. Также многие любят категорию “Настолько плохо, что даже хорошо” — это истории, которые скорее веселят, чем пугают. Люди разные и тяготеют к разному. Одни любят читать о путешествиях во времени, другие — истории, рассказанные призраками. “Мракопедия” — это проект для души, мы не собираемся его монетизировать. Авторам мы не платим, но предоставляем площадку с огромной аудиторией. Это даёт свои плоды: по мотивам рассказа “Глаз” автора Musteline анонсирован выпуск компьютерной игры, история Романа Чёрного “Лаз в углу двора” легла в основу комикса, повесть Михаила Лазарева “Курочка, открой дверь” получила иллюстрированную бумажную версию. Коллектив наших авторов думает о том, чтобы напечатать сборник рассказов, но пока что эта инициатива не получила развития.

Администраторы “Мракопедии” не считают, что в России есть проблема с интересом к хоррору. В 2020‑м на сайте появилось около 550 новых историй — пишут как старые, так и новые авторы. “В народном представлении ужасы остаются низким жанром, бульварным чтивом, но интерес к ним всё равно не утихает, — добавляет Вад Аске. — Существует достаточно отечественных инди-издательств, специализирующихся на хоррорах и его поджанрах. У каждого своя сложившаяся аудитория. Нередко такие издатели практикуют краудфандинг: собирают средства на публикацию книги, чтобы окупить печать тиража. Так что в СНГ с хоррором всё в порядке: он жив, имеет множество поклонников и адаптируется к современным реалиям. Сегодня каждый человек может заявить о себе, не покидая своего профиля в соцсети. Свои работы можно продавать прямо в профилях Instagram, возможностей для самопрезентации множество, и издательства с тематическими порталами теряют актуальность”.

Страшнее гроба на колёсиках

Создателей “Самой страшной книги” и “Мракопедии” не назвать задушевными друзьями: в ССК считают, что иногда на “Мракопедии” публикуются истории без разрешения авторов; администраторы “Мракопедии” в свою очередь определяют проект как “вещь в себе”, созданную для читателей и авторов и далёкую от партнёрства и коллабораций.

В одном авторы этих двух проектов сошлись: фильмы ужасов пользуются большей популярностью, чем литература в этом же жанре. Объяснение простое: смотреть быстрее и проще, чем читать, да и денег в рекламу фильма вкладывается больше. Но несмотря на огромное количество фильмов ужасов редко удаётся встретить среди них картину с рейтингом хотя бы 6–6.5 на IMDb. Большой выбор в данном случае весьма иллюзорный — фильмов много, но хороших единицы. В хоррор-литературе ситуация ещё сложнее, “откопать” хорошую историю дольше и хлопотнее, чем хороший фильм.

Администраторы “Мракопедии” назвали своих любимых хоррор-авторов, рекомендуемых к прочтению: это и русские и английские классики — Юрий Мамлеев, Юрий Нестеренко, Адам Нэвилл, и представители “новой волны” — Михаил Лазарев, Роман Чёрный, Кристина Муратова. Создатель ССК уточнил, что не может выделить конкретных авторов, так как их слишком много в России, а на Западе ещё больше.

Попытать удачу читатель может и на “Литресе”, но в этом случае придётся практически наугад покупать электронные книги малоизвестных авторов, ориентируясь только на немногочисленные отзывы других читателей.

Уникального рецепта, чтобы отыскать стоящую хоррор-историю или успешно продать уже написанную, не существует. Рынок хоррор-литературы в России всё ещё юн и свеж, издательства по-прежнему с опасением относятся к этому направлению, а книжные магазины уверенно мешают в одной кастрюле фантастику, пособия по картам Таро и немногочисленные хоррор-романы. Любителям мистики приходится нелегко — градус вещей, способных напугать, всё растёт: если в детстве хватало историй про “гроб на колёсиках” и “красную руку”, то сейчас читателю требуется нечто существенно острее и мрачнее.

Что ж, острые ощущения — блюдо деликатесное, придётся постараться, чтобы отыскать рассказ, который заставит спать со включённым светом. Хочется верить, что наряду с “королями ужаса” Кингом и Лавкрафтом однажды появятся фамилии и российских авторов — не всё же одному Гоголю отдуваться.

Серафима Ананасова

3
1
3
1

Комментарии

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии