Культура 06.11.2021

“Гамлет” в двадцать пять

Время чтения: 2 минуты

Я люблю постановки Валерия Беляковича и стараюсь периодически на них ходить в театр на Юго-Западе. В этот раз мой выбор пал на “Гамлета”.

В отличие от “Дракулы”, о котором я писала на прошлой неделе и где почти всех основных героев играют те же актёры, что и изначально, состав “Гамлета” претерпел множество трансформаций, — даже если не принимать в расчёт самую первую версию спектакля с Виктором Авиловым, которую сыграли аж в 1984‑м.

К примеру, Олег Леушин, нынешний худрук театра, играл Горацио, потом Гамлета, а сейчас исполняет роль Клавдия, который отравил брата-короля, чтобы жениться на его вдове и захватить престол. (Кстати, эта многоходовая комбинация легко могла провалиться, если бы королева Гертруда нашла в себе силы отказать ему).




“Гамлет”. Театр на Юго-Западе

Мы видим чёрно-белые костюмы, минималистичные декорации — трубы, играющие также роль колонн, пластические сцены (на которые, возможно, Беляковича вдохновили приемы японского театра) — и, как всегда на Юго-Западе, световые эффекты, которые являются неотъемлемой частью действия. Страшен неприкаянный призрак (в роли которого не узнать Андрея Кудзина, которого я совсем недавно видела в образе беззаботного Дориана Грея). Медоречив, величав и опасен Клавдий (и, глядя на него, понимаешь, почему вдова брата не смогла ему отказать). И замечательно хорош Гамлет, которого играет 25-летний Максим Метельников.

Не секрет, что роль Гамлета нередко достается актёрам на четвертом-пятом десятке — которые в силу приобретённого опыта способны, конечно, сыграть её наилучшим образом, но именно с точки зрения взрослого человека. Тем приятнее видеть талантливого и многообещающего актёра, который убедительно играет молодого Гамлета — со всем его юношеским максимализмом, с юношескими же терзаниями, мучительными переживаниями из-за предательства близких, которые так ранят именно тогда, когда ты молод и не научился защищаться. И плотность переживаний героя такова, что его поединок за восстановление справедливости в конечном итоге оборачивается поединком практически со всем светом, когда победить невозможно в принципе.

Валерия Вербинина

Комментарии