Единственным мистическим видом искусства является живопись

Почему живопись при абсолютной наглядности является самым непонятным видом искусства для большинства людей?
Купание красного коня

Вы задумывались над этим парадоксом? Я задумывался, но ответа у меня нет. Точнее, есть какие-то намётки ответа, но нет сформулированного. Почему живопись при абсолютной своей наглядности является самым непонятным “простым людям” видом искусства?

Под “простыми людьми” я в данном случае подразумеваю тех, кто сам так себя называет. И в общем это в первую очередь даже не всякие там крестьяне и колхозники, они-то как раз редко о себе такое говорят, скорее молчат. В первую очередь это широкие массы технической интеллигенции и чиновников, т. е. образованного класса с университетским образованием, который постоянно твердит про себя “я в живописи ничего не понимаю”.

Впрочем, зря я выделил именно “техническую интеллигенцию”, на самом деле это касается абсолютно всех.

И люди не просто так говорят о своём отношении к живописи, но и правда её не понимают. Вот смотрят на картину, зрение хорошее, видимость тоже (освещение яркое), ВСЁ ПЕРЕД ГЛАЗАМИ И ВСЁ АБСОЛЮТНО ПОНЯТНО, но они произносят “я в живописи ничего не понимаю”, пожимают плечами и кивают головой — “да, это искусство”. А не, скажем, порнография (не в переносном смысле, а в прямом).

Я говорю сейчас вовсе не только о так называемом “современном искусстве”. Нет, в том-то и дело, что о любом, всех веков.

Ну вот литература — это искусство? Разумеется. А вот, например, маркиз де Сад — действительно гениальный писатель. Но его романы и пьесы всегда были запрещены как порнография. Собственно говоря — они и есть порнография (ну, понятно, что не все, у него есть и масса “невинных вещей”, но я сейчас не об этом). Да, там есть ещё и всякая философия, но тем не менее это классические “порнороманы”.

Но ни один чиновник, прочтя, допустим, “Философию в будуаре” или “120 дней Содома”, не скажет “я в литературе ничего не понимаю”, не пожмёт плечами и не заявит “это искусство”. Нет, он вскричит “это порнография, не допущу!” — и книжку запретит как не прошедшую цензуру.

Светловолосая одалиска | Франсуа Буше | Alte Pinakothek

И он же, вот буквально он же — идёт потом на выставку Буше, смотрит на картины, изображающие бесстыжих баб в самых-самых развратных и распущенных позах, но не считает это ничем зазорным и не только не запрещает, но и даёт указание по всем школам водить на выставку школьников.

И дело вовсе не в одном Буше. Буше писал в годы, когда ханженства (по крайней мере в высших кругах) не было вообще никакого — и писал своих современниц и современников. Но даже в годы, когда ханженство главенствовало и цензура цвела пышным цветом — абсолютно любой, ну АБСОЛЮТНО ЛЮБОЙ разврат можно было совершенно спокойно изображать на полотнах, эти картины потом выставлять на всеобщее обозрение, да ещё и получать за это премии — в том числе от, собственно, цензоров-ханжей.

Только нужно было говорить о том, что эта картина на античный сюжет. Ну или там, допустим, перенести действие в Турцию. Раз в Турции — значит можно. Серали Турции, гаремы, невольничьи рынки и т. д. — всё это переполнено на картинах самым диким развратом, включая гомосексуализм и педофилию, всё это ну вот прям совсем буквально наглядно, но никому в голову не приходило это запрещать хотя бы для просмотра детьми, но наоборот поощрялось и награждалось.

Вы можете сказать, что “в античности или в Турции — это как бы не у нас, это как бы понарошку, поэтому это искусство”? Ну глупости вы говорите, и всё. То есть вы считаете, что если бы де Сад перенёс место действия “Философии в будуаре” из Франции в Турцию, то это не считалось бы порнографией? Считалось бы, ерунду вы говорите.

Арабский рынок наложниц | Жан-Леон Жером | Институт искусств Стерлинга и Франсин Кларк

Может быть вы хотите мне сказать, что всё дело во времени? Ну типа “античность — это давно, поэтому вроде как понарошку, поэтому это искусство, а не порнография”? Тоже ерунда. Того же де Сада в пример и приведу. Ну он-то не вчера всё это написал и не о современных нам с вами годах. Конец XVIII века и годы античности для любого школьника — приблизительно одно и то же. Но вы же не найдёте в школьных библиотеках “Философии в будуаре”. Зато эти же библиотеки переполнены изображениями секса в Турции и в Древней Греции всех видов, начиная с гетеросексуального и гомосексуального и заканчивая педофилией и зоофилией.

В переносном смысле — это ещё ладно. Ладно, допустим можно быть настолько тупым, чтоб не понять, что “Купание красного коня” Петрова-Водкина — это именно “об этом”, купает он именно “этого” коня — и известно где купает. Вот он “в воду” входит весь такой красный и напряжённый и в итоге выходит оттуда уже беленьким и спокойным. Допустим с формально юридической точки зрения тут и правда просто лошадей моют.

Ну все эти бесконечные ганимеды во всех музеях мира — это что? Может Ганимеда и правда только для того похитили, чтоб он официантом был? Тогда зачем в голом виде? Вам приятно будет, если вам в ресторане будет подавать еду голый официант, тряся над столом всем своим телом? Мне вот было бы неприятно. И Зевсу он был нужен вовсе не для этого, хотя формальную должность официанта он ему дал. А все эти дочери Левкиппа — их зачем похищали? Если опять мне скажете, что “может быть их похищали не для этого”, то я вам отвечу — что странно, что они голыми по улицам ходили, ведь похищают их всех в этом виде. А лебедь что с Ледой делает? Просто на ней прыгает? А Борей и Орифия — это что, не банальное ли изнасилование девушки грязным старикашкой?!

Кстати, и не надо мне говорить, что это западноевропейское искусство и “их нравы”. Хотя и это не важно, поскольку наши музеи переполнены их искусством. Но просто это не так.

Вот наш буквально наиклассичнейший, находящийся в виде иллюстраций во всех школьных учебниках художник Александр Иванов. Только в учебниках, насколько я помню, — не было “Явления Христа народу” по антирелигиозным соображениям, хотя все его преимущественно по этой картине знают. Зато там была иллюстрация картины “Аполлон, Кипарис и Гиацинт занимаются музыкой”.

Не надо мне говорить, что у меня грязное воображение и что “вот я вижу на картине то, что другие не видят”. Нет, у меня не грязное воображение, а хорошее образование. Впрочем, вполне обычное. Просто стыдно быть настолько необразованным, чтоб не знать даже на элементарном уровне мифы Древней Греции (и Рима) — и не иметь представления о том — какой такой музыкой занимался Аполлон с Гиацинтом и Кипарисом и на каких дудках они играли. Это ж можно открыть любую энциклопедию и уточнить. Но даже если этого не знать, то можно же просто задаться вопросом — а что вы на картине видите. Ну это что — распространённое и естественное явление, когда взрослый мужик в голом виде с двумя голыми маленькими мальчиками играл на дудке, обнимаясь?

Нет, это не распространённое, слава Богу, явление. И оно уголовно наказуемо. Гомосексуализм нет, а вот гомосексуальная педофилия — да. И именно это изображено на картине художника Александра Иванова, ничего другого он просто не мог иметь в виду хотя бы потому, что и сам был образован, да и все его зрители были людьми образованными.

И тут происходит то, что я считаю парадоксом и с чего начал данную статью. Вот подходит этот, допустим, чиновник к этой картине. Давайте предположим, что сам он не гомосексуалист и не педофил. Ну или пусть даже гомосексуалист и педофил, но ему положено вообще-то с этим бороться и по крайней мере не допускать рекламу. На картине что изображено? Ну вот буквально “это”. Ну самым-самым наглядным способом. Буквально.

Аполлон, Гиацинт и Кипарис, занимающиеся музыкой и пением | Александр Андреевич Иванов | Государственная Третьяковская галерея

Но у него вдруг в голове происходит щелчок, какой-то рычажок переключается, и вместо того, чтобы назвать то, что видишь — ПРЯМЫМ ТЕКСТОМ, он называет это просто искусством и не только поощряет к просмотру детьми, но и издаёт распоряжение разместить иллюстрацию этого полотна в школьных учебниках.

КАК?!! Ну всё же видно. Буквально! Это не отменяет того факта, что это искусство, да. Но литература ведь тоже искусство. Почему там нельзя, а здесь можно? Там видно, а здесь не видно?

И это я специально перевёл тему на всякий там секс. Просто чтоб логически донести до вас саму мысль о парадоксе. Тогда как по-хорошему эта статья должна была бы быть о т. н. “современном искусстве”. Вот ведь где потрясающий простор для мошенничества, а также разврата и т. д. Или просто для распространения дурновкусия.

Слушайте, ну миллион историй, когда кто-то приходит на выставку, смотрит на какое-нибудь полотно, потом спрашивает у художника, например, “а почему картина такая мрачная?”. А картина и правда мрачная, более того — это просто гнусная малярная мазня и гадость, да ещё и в серо-коричневых тонах. А художник в ответ “А у Вас есть художественное образование?” — “Нет”, — “В таком случае мне нужно будет начать свой ответ издалека и рассказать Вам о сути современного искусства, объяснить Вам — почему Вы не правы”.

Леда и лебедь | Микеланджело | Лондонская национальная галерея

И тут человек потупляет взор, вздыхает и уходит с мыслью, что он не понимает в искусстве. Мало того — обычно такие истории рассказывают в положительном ключе! Типа — ему сказали, что он ничего не понимает, и он осознал глубину своего дна и не стал противиться выставке, а не снёс её бульдозерами — как Хрущёв снёс “унитазную выставку”, и не сжёг — как Гитлер поступил с “дегенеративным искусством.

Кстати, это два единственных случая в истории на моей памяти, когда кто-то не “испугался живописи” и прямо высказал своё мнение. А, вру, три случая знаю — ещё ребёнок в сказке о голом короле.

Тут не важно — правы ли были Гитлер и Хрущёв, совсем не в этом дело. С моей точки зрения — Гитлер был неправ, он просто глуп и дурновкусен, и часть из того, что он счёл “дегенеративным искусством” — на самом деле выдающиеся, а что ещё важнее — абсолютно здоровые шедевры. Он просто дурак. А что касается Хрущёва — то он без сомнения полностью прав, потому что возмутился реальному отстою от убогих психически больных авторов, пихавших свои экскременты малообразованным советским гражданам в виде якобы “современного искусства”. Повторяю, не в этом дело. А дело в том, что лишь они сказали, как и ребёнок в сказке Андерсена, — о том, что видят, и что там на самом деле изображено. А другие 99,999% всегда потупляют взор и не могут оценить то, что на полотне НАГЛЯДНО И БУКВАЛЬНО видно.

Похищение Ганимеда | Питер Пауль Рубенс | Museo del Prado

Ну почему, почему, почему?! Почему в литературе всем всё понятно? Почему запрещаются (в том числе и сейчас, и везде — хотя бы, например, установлением возрастной границы) фильмы — и никто там не говорит про “это ведь искусство, а не порнография”? Почему Георгий Максимилианович Маленков совершенно справедливо и разумно говорит про “сумбур вместо музыки”, легко наигрывая на рояле примеры? Да и без Маленкова — ну когда у нас в советские годы всякий там рок запрещали — никто же почему-то не называл это “искусством”, потупляя взор и бормоча “да, я ничего в этом не понимаю”.

Везде всем всё понятно, кроме живописи. Ну должно же быть этому какое-то объяснение?!

Совершенно серьёзно, без шуток — я считаю, что ответ на это может дать лишь наука — как-то объяснить эту мистику. Я имею в виду не психологию, вообще не медицину, а физику. Что-то именно в живописи есть такое, что заставляет не видеть очевидное и трактовать буквальный сюжет как-то иначе.

Как тут не поверить в то, что сюжет, например, с портретом Дориана Грея мог быть вполне реальным?

Короче, моя статья не даёт ответа, а задаёт вопрос.

Эрик Лобах

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 1 голос
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии