Звездой быть стыдно

14 ноября умер Народный артист СССР Армен Джигарханян
Фото: Mos.ru

“Гораздо меньше на земле армян, чем фильмов, где играл Джигарханян”. Наверное, все знают эту эпиграмму Валентина Гафта. И в самом деле — Джигарханян даже попал в “Книгу рекордов Гиннеса”, сыграв более трёхсот ролей в кино и озвучив около ста персонажей в мультфильмах и радиоспектаклях, а ведь был ещё театр!

Увы, новому поколению Армен Борисович запомнился не столько своими блистательными работами, сколько грязными малаховскими телепередачами и бесконечными дрязгами по поводу молодой жены. Вдобавок уход актёра пришёлся на дни великого позора его родной Армении…Любовница, скандалы, ток-шоу, раздел имущества, упадок театра, его 85-летнее сердце просто не выдержало”, — говорит друг актёра Александр Домогаров. 

Единственным наследником Джигарханяна стал его сын Степан — к слову, не родной, а усыновленный. Бывшей скандальной супруге, Виталине Романовской-Цымбалюк, не досталось ничего (и поделом!), хотя более ранний вариант завещания предусматривал именно её. На этом, пожалуй, и закончим о преходящем, от которого никуда не деться, и вспомним о вечном.

Чуть больше месяца назад Джигарханян с размахом отметил свой юбилей. Как говорится, дай Бог каждому так пожить. Один из самых узнаваемых актёров советского и российского кинематографа, которого можно было безошибочно определить по единственному слову. Его голосом говорили волк в культовом мультфильме “Жил-был Пёс”, Шрэнк в “Вестсайдской истории” и граф Калиостро в “Формуле любви”. Кстати, мало кто знает, что одну из самых известных ролей Джигарханяна — Тристана в “Собаке на сене” — озвучивал не он, а Игорь Ефимов, а Джигарханян спел лишь две песни (третью за него спел Боярский).

А ведь всего этого могло и не случиться. Мечтавший стать артистом с пятнадцати лет, в 1952 году Джигарханян просто не поступил в ГИТИС по причине плохого русского произношения. Но не сдался, сначала устроился помощником оператора на “Арменфильм”, а затем отправился в куда более низменный по сравнению с ГИТИСом Ереванский художественно-театральный институт, после чего ещё второкурсником впервые вышел на театральную сцену.

Дед Джигарханяна был известным тбилисским тамадой (оцените — армянин в Тбилиси!), но сам актёр из этого никаких выводов не делал: 

Актёрство — это такая болезнь, и думаю, она не генетическая — приобретаемая. И даже случаи, когда и отцы, и дети блистательные актёры, не показатель. Более того, скажу: это антигенетическая болезнь. Потому что если "петух актёрства" клюнул отца, он уже долго никого не клюнет.

Фото: Mos.ru

В кино Джигарханян пришёл только в 1959 — это была никому сегодня не вспомнившаяся картина “Обвал”, где он сыграл “молодого рабочего Акопа”. Настоящее признание к нему пришло только в 1965 году с фильмом “Здравствуй, это я”. А дальше, как говорится, понеслось: Артузов в “Операции “Трест””, эсер Прошьян в “Шестом июля”, и, наконец, блистательный штабс-капитан Овечкин в “Новых приключениях неуловимых”. Многие актёры рассказывали, что играть в советском кино антагонистов — белогвардейцев, шпионов, фашистов — было легко, приятно и интересно. Но, наверное, именно Армен Борисович первым достиг в этом искусстве небывалой вышины — его Овечкин, при всей кажущейся мерзости персонажа, вызывал уважение и сочувствие.

Как ни странно, сразу после Овечкина вы вряд ли вспомните Джигарханяна в “топовых” ролях. А ведь он играл Карандышева в “Бесприданнице” (да, её экранизировал не только Рязанов), Шелехеса в “Бриллиантах для диктатуры пролетариата”, писателя Куприна в “Воздухоплавателе”. Но очередной успех пришёл с ролью судьи Кригса в “Здравствуйте, я ваша тётя!”. И уже потом были Тристан, горбатый Карп и гангстер Тони Фаричетти в “Рафферти” — я помню, как после потрясающей сцены, где Тони расстреливает главного героя, прототипом которого послужил Джеймс Хоффа, я спрашивал маму — “А Тони ничего за это не будет?”.

“Тони” ничего не было. Карьера Джигарханяна в кино и на театральных подмостках — предмет зависти любого артиста. Хотя, как ни печально, Джигарханян не избежал перестроечных бед и лишений, снимаясь порой в совершеннейшем хламе. Но и там ему удавалось запомниться — фраза “Кац предлагает сдаться” из кошмарнейшего фильма “На Дерибасовской хорошая погода…” стала мемом. Кстати, со съёмками “Дерибасовской” Гайдаю помогал Дональд Трамп, но это уже совсем другая история.

Увы, после сдающегося Каца в кино Джигарханяну не везло — в отличие от театра. Это даже не его вина, настолько характерный актёр сначала просто был не нужен в киноподелках странного постсоветского времени, а потом он попросту перерос кинематограф. Из почти восьмидесяти ролей, сыгранных им в кино нового века, вы не вспомните, уверен, ни одной. “Три мушкетёра” за авторством, прости, господи, Зеленского, “Самый лучший фильм”, омерзительный “Гамлет” Юрия Кары… Впрочем, актёр не гнушался самыми простыми ролями — в том же гнуснопрославленном “Гамлете” он сыграл могильщика. А “отрывался” Джигарханян в мультфильмах:

Мультяшное и сказочное мне близко. К примеру, я однажды играл Медведя в “Красной Шапочке”. Это была лучшая роль в моей жизни! Я мог, играя медведя, делать всё что хочу.

Что хотел, то и делал.

Звездой быть стыдно! Если я звезда — это к быкам! На сельхозвыставку!”, — злобно говорил интервьюерам Армен Борисович. Зато театр он создал под себя и для себя: 

Сначала всё было элементарно, были студенты, мой курс, они оставались на улице, а на улице холодно. Во мне течёт моя армянская кровь, и чтобы не оставлять их вне дома, решили создать театр. Был путь, он стоил мне здоровья. И те, кто хоть раз создавал семью, поймёт меня.

Армен Джигарханян в момент вручения ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени | Фото: Kremlin.ru

И опять о семье, к которой возвращаться не хочется — тут у актёра всегда всё разваливалось. Первая жена, Алла Ванновская, умерла в психиатрической клинике, дочь от первого брака покончила с собой. Со второй супругой, Татьяной Власовой, актёр развёлся после пятнадцати лет брака. Про третью, затасканную по телеканалам аферистку Романовскую-Цимбалюк, лучше вообще не вспоминать. Но кого Джигарханян честно и преданно любил, так это кота. Кот Фил (сокращенное от Философ) появился у него только на пятом десятке жизни, а потом вообще переехал в США с его (Джигарханяна, не кота) тогдашней женой Власовой. “Я завидую животным и актёрскому делу учусь у кота. Потому что он не делает лишних вещей!” — говорил Армен Борисович. Когда Филу стало плохо, Джигарханян прилетел в Америку, несмотря на то, что врачи после микроинсульта запретили ему летать, и успел проститься со старым товарищем… 

Мой друг, актёр и сценарист Саша Топурия написал о Джигарханяне так: 

Спектакль "Бег" в Маяковке.
Артист стоит справа на авансцене и внезапно громко обращается к кому-то в проходе у амфитеатра:
— Что ты всё смотришь на меня?
И весь зал дёргается от неожиданности, страха и синхронно поворачивается в тёмный угол. А там никого. То есть, там, конечно, стоит призрак вестового Крапилина. Артист его видит на самом деле.
Хлудова он играл в 50 лет. Молодого Нерона в 53-55. 27-летнего Стэнли Ковальского (персонаж пьесы Теннесси Уильямса “Трамвай “Желание”, — прим.ред) в этом же возрасте, да так, что в антракте я видел, как мужья уговаривают жён пройти в зал досмотреть, а те плачут: "Это невыносимо, что он с ними делает, животное! Я не могу больше!" Мне самому было дурно. От него несло таким страшным насилием, такой звериной силой, этот металлический, капризный рык жене: "Стелла! Стелла!" Он всё время поправлял штаны у причинного места, трогал, гладил себя, жену, её сестру и весь зал… Брандо в фильме Казана был довольно симпатичным и сексуальным хулиганом в сравнении с этим чудовищем.
Мне рассказывали, как он делал замечания своим студентам после показа самостоятельных отрывков:
— Деточки, ваши персонажи какие-то стерильные. Они будто не писают и не какают...
Он умел абсолютно всё. Не было у него амплуа. Он бы мог сыграть набоковскую Лолиту, грудного ребёнка, Ленина, камень, воду, Ромео и Джульетту, Незнайку и Дориана Грея. Любую роль Де Ниро, того же Брандо, Аль Пачино, Рода Стайгера, Спенсера Трейси и так до бесконечности. Да он их и играл.
А всё остальное не важно.

И в самом деле — остальное не важно.

Юрий Бурносов

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 6 голоса
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии