“Тут людей пронзает сталь!..”

Из хроники экранизации “Отблесков Этерны”
Кадр со съемок

Не так давно Fitzroy Magazine рассказал своим читателям о том, что российская кинокомпания начинает съёмки сериала по циклу книг Веры Камши “Отблески Этерны”.

Это событие даёт мне повод вспомнить о том, как год назад в криках и пороховом дыму снимался стартовый тизер проекта.

История о живой совести

Впрочем, сначала я хотел бы предоставить слово человеку, который в экранизации “Отблесков Этерны” играет одну из ключевых ролей — продюсеру Евгению Баранову. Вот его эксклюзивные комментарии для читателей журнала Fitzroy.

Aeterna Series

“Отблески Этерны” — превосходный книжный сериал. Это удивительная история о людях, об их поступках в непростое время, о мёртвой чести и живой совести. О том, что ошибаются даже боги, и что нет ничего туманнее очевидности и тише крика. Это история о мире Кэртианы, который “мистическим” образом влияет на развитие общества, а люди влияют на существование их мира. Наконец, это история мира, в котором данные клятвы следует исполнять. И пусть на определённом временном отрезке Кэртианы люди уже забыли и отринули многое, что должны были помнить и знать, сама Кэртиана помнит…

Почему фэнтези, а не экранизация исторического романа? Моя позиция проста: снимаешь фильм по историческому произведению — делай картину исторической, а не создавай размышление на околоисторическую тематику с придуманными костюмами и переосмыслением исторических персон и событий. Рамки допустимого по сравнению с историческим произведением в фэнтези куда шире. В этом жанре можно экспериментировать до бесконечности, и при этом не противоречить внутренней логике придуманного мира. Вдобавок к этому, “Отблески Этерны” поднимают многие моральные и этические вопросы, чётких ответов на которые так не хватает нашему современному миру.

Тизер мы снимали как отдельный маркетинговый материал для помощи в переговорах и при достаточно незначительном бюджете на производство. Его задача — заинтересовать нашей историей потенциальных партнёров, заставить углубиться в неё и изучить огромный пласт текстовой информации из синопсисов и арок сезонов, персонажей, политики, мистики, уникального мира и соединений всего этого в одно длинное увлекательное повествование. По этой причине тизер создан больше “по мотивам” и показывает взаимосвязь всех событий и линий друг с другом. Ну и конечно актёры, снимавшиеся в тизере, не соответствуют кастингу и персонажам в сериале, пилотную серию которого мы начали снимать 17 октября 2020 года.

Предвидя вопросы от почитателей цикла “Отблески Этерны”, могу сказать, что пилот, как и сам сериал, будет сниматься с формулировкой “на основе”. Киноформат имеет свои законы — мы ставим себе цель рассказать оригинальную историю, и поэтому не избежим расхождений с авторским текстом. Более того, некоторые изменения нам предложила сама Вера Викторовна Камша.

“Руби-коли, кровь и кишки!”

Теперь отмотаем ленту времени на двенадцать с небольшим месяцев назад.

С чего начинается кино? Не знаю у кого как, а лично у меня оно началось с приглашения побывать на съёмочной площадке.

Отказываться было бы глупо. Я и не отказался, благодаря чему получил массу положительных эмоций, а также впервые узнал, что в Подмосковье существует аэропорт Остафьево. Собственно, на его территории съёмки и проистекали.

Наиболее точное представление об алгоритме, который лежит в основе киносъёмок, можно получить, посмотрев советский мультфильм “Фильм, фильм, фильм”. Смею заметить, что с 1968 года, когда Фёдор Хитрук выпустил свой рисованный шедевр, в деле кинопроизводства принципиально ничего не изменилось. Посему далее последуют лишь краткие и самые запомнившиеся зарисовки того, что я увидел на съёмочной площадке.

28 сентября 2019 года. Суббота. Первый день съёмок. А ещё — Всемирный день борьбы против бешенства и 401 год с того момента, когда в Брюсселе был открыт первый в мире ломбард. Последние два обстоятельства, несомненно, наложили свой отпечаток на происходящее, так как съёмочная группа с бешеным энтузиазмом готовилась к съёмкам, и я бы многое заложил, лишь бы увидеть, чем всё это кончится.

Сегодня и завтра на пленэре снимали именно батальные сцены.



Назад
Врерёд

Кадры со съемок

…Дуновения Зефира вяло колебали стяг с Победителем Дракона Оллара, а также полотнище с молнией и дерущимися жеребцами дома Эпинэ. Знамёна оказались весьма тяжёлыми. Поэтому непринуждённо и по-молодецки удерживать штандарты, к тому же имеющие ого-го какую парусность, было крайне непросто.

В остальном диспозиция виделась простой как пряник.

На плацдарме меж караваном киношников и антуражным военным лагерем XVII века запланировали судьбоносную баталию с участием порядка восьмидесяти человек из представителей исторических клубов, каскадёров пеших и конных, а также профессиональных актёров. При этом:

— реконструкторы должны были строиться в соответствии с киносценарием;

— каскадёры должны были энергично драться и зрелищно “умирать”;

— актёры должны были выглядеть боевито, местами — пафосно.

Ну и, самое главное, все участники запланированной вакханалии, включая пушки и лошадей, должны были каким-то образом слиться в единый организм и понимать с полуслова режиссера. Уже одно это являлось непростой задачей. А ведь имелось ещё и нагло игнорирующее требования режиссёра солнце, постоянно светившее не так, не там и не туда!

Действие в кадре тоже не всегда соответствовало чаяниям режиссёра, сценариста и операторов — то “пушкари” после “взрыва бочки с порохом” улетали по незапланированной траектории, то конница скакала слишком медленно, то массовка начинала не к месту улыбаться. После чего, перекрывая лязг клинков и топот копыт, над площадкой неслось зычное:

Поймите, у вас сейчас бой! Тут людей пронзает сталь! Насквозь пронзает! Победа или смерть, блин! Руби-коли, кровь и кишки! Какие улыбки?! — все убрали лыбу! Быстро!..

После первых тренировок и пробных дублей массовка наконец-то достигла нужной степени озверения, перестав улыбаться и начав скалиться — дело пошло веселей. Из того, что на взгляд непосвящённого казалось неразберихой, съемочная группа постепенно “вылепила” именно ту сцену, которая была нужна. Со своевременными взрывами, правильно тлеющими фитилями мушкетов, расширенными до нужных размеров глазами главных героев и дозированно измазанной массовкой.

“Стоп! Снято!” — вызванный этой фразой всеобщий вздох облегчения был такой, словно присутствующие не сцену отсняли, а, как минимум, выиграли настоящую баталию. Или даже целых две. Окончательно все поверили, что “первая сцена — всё” только после того, как о штатив камеры на счастье расколотили тарелку с автографами съёмочной группы.

Отбой, обед и снова в бой

Съёмка велась камерой, установленной на “рашенарм” — автомобильный стабилизатор, первые разработки которого были в своё время сделаны на основе конструкции стабилизатора танкового орудия. В нашем случае автомобиль с камерой должен был со строго заданной скоростью (порядка 90 км/ч) промчаться мимо рядов атакующих и обороняющихся, снимая 800 кадров в секунду. Получалось нечто среднее между военной операцией, балетом и ралли Париж — Дакар.

— Начали!..

Над полем прокатился грохот выстрелов и медленно потекли, гонимые ветром, клубы сгоревшего пороха. Двинулась шеренга пикинёров. Мушкетёры держались молодцами. Конница готовилась неистово караколировать…

Машина с камерой тронулась с места, а вот конница — нет. Конница из-за выстрелов команды не услышала. Второй режиссёр очень трогательно принялся махать всадникам платком — “Пошли! Пошли!..” Рейтары пожали плечами и сорвали лошадей в галоп. На переднем плане спотыкались и очень убедительно рушились лицами в гумус “смертельно раненые” каскадёры. На бэкграунде знамя Олларов теснило знамя Эпинэ, из-под которого кто-то в запальчивости цитировал капитана Алатристе из кинофильма про капитана Алатристе: “Передайте герцогу Энгиенскому, что мы его от души благодарим. Но это испанская пехота!..”

— Стоп! Все — на исходную.

Те, кто оказались ближе, подбежали к автомобилю. Мол, как там, снято? Да, снято, но не то! Посему — ещё один дубль. И ещё, и ещё раз. А затем ещё отдельный дубль для записи звука. Вот тут бойцы, наконец-то, оторвались на всю катушку — орали и улюлюкали как не в себя!

Затем настал черед хромакея — съёмок отдельных эпизодов на фоне зелёного экрана. После затяжной “массовой войны” в поле, поединки и трюки “отстреляли” очень быстро. Это была по-настоящему блестящая работа. Аплодисменты.

“Сожмите булки — зафиксируйте флаг!”

Утро второго дня съёмок выдалось хмурым, ветреным, холодным и весьма дождливым. “Живым”-то актёрам было ещё ничего. А вот лишённые возможности двигаться “трупы” в такую погодку чувствовали себя неуютно. Да что там неуютно — “покойников” бил откровенный озноб! “Мертвецы” из числа реконструкторов и каскадёров, “погибшие” по сценарию вчера и сложенные сегодня в величественную груду “останков”, мёрзли, но, как тот “Варяг”, не сдавались. Их даже хватало на весёлые и не лишённые лихости реплики вроде крика “Сожмите булки — зафиксируйте флаг!”, когда в “курган из мёртвых тел” воткнули обугленное знамя Эпинэ.

На мой взгляд, в качестве саундтрека к этой мизансцене идеально подошла бы известная песня Михаила Боярского “Мотор, хлопушка, взрывы, вся банда наповал — четвёртым справа в кепке я лежал!..” Но меня никто с этой инициативой не поддержал, так что идея осталась невостребованной. Однако вернёмся к “кургану мертвецов”.

Сцена была сложной. Снимали её долго, попутно двигая “покойников” туда-сюда, а также раздевая и разувая “павших”, нанося им следы “увечий”, от души забрызгивая “кровью” и забрасывая сеном. Время от времени “мертвецов” отпускали поесть и согреться в палатку. Затем они возвращались на своё без дураков героическое лежбище. С небес крайне противно серил дождь, так что в перерывах между дублями “курган мертвецов” приходилось накрывать тентами или зонтами. Иначе вибрации зубов стынущих ради искусства “покойников” грозили смазать изображение в кинокамере.

Когда “усопшим” становилось совсем плохо, они глухо затягивали замогильными голосами песенку “Раскинув сеть, по Фландрии скачет смерть” — с каждой минутой происходящее всё больше начинало напоминать зомби-апокалипсис…









Кадры со съемок

Тем не менее, съёмки шли своим чередом и на арене появились ещё двое — протагонист и антагонист. Сокращенно — Э. и А. У обоих были весьма нетривиальные задачи.

“Оглушённый и потерявший сознание в бою”, а затем разутый и ввергнутый в недра груды “мертвецов”, Э. должен был выкопаться на свет божий. По мнению съёмочной группы, первоначально Э. делал это как-то неубедительно. Однако талант — страшная сила, так что после соответствующих тренировок с выползанием из-под лязгающих зубами “трупов”, у Э. всё получилось.

От А. особого хоррора не требовалось. Ему всего-то и надо было с высоты “кургана мертвецов” по-богатырски, но не без мрачного шарма, обозреть окрестности, попутно вгрызаясь в яблоко и подкармливая им сидящего на руке ворона. Просто? На первый взгляд — да. По факту же А. пришлось немало потрудиться над необходимой мимикой и осанкой, а также понадкусывать весьма приличное количество яблок, пока шарм героя не приобрёл в объективе камеры нужную степень мрачности.
Главный затык случился с вороном.

То, что птица от скуки принялась терзать золотое шитьё на обшлагах рукавов камзола А., так и чёрт бы с ним. Но вокруг суетилась масса незнакомых лиц, и ворон не на шутку разволновался. Он категорически отказывался сидеть смирно, громко негодовал и всячески старался улететь. Но, во-первых, погода была явно нелётной. Во-вторых, ворона предусмотрительно за лапку привязали к рукаву камзола. Таким образом, помахав вхолостую крыльями и высказав всё, что он думает об окружающих, ворон повисал на шнурке вниз головой под рукой А., превращаясь в мокрое и нахохленное подобие летучей мыши. Понятно, что после такого весь задуманный режиссёром пафос сцены с шумом рушился под плинтус.

И всё же, несмотря на вышеописанные трудности, очередной этап работы над тизером съёмочной группой тоже был доведён до ума. Причём — вот она магия кино! — в кадре сцена с “курганом мертвецов” выглядела по-настоящему драматично, и ни малейшего желания похихикать над вороном не вызывала.

Едва реконструкторов отпустили с площадки, как они опрометью побежали одеваться и там же, под дождём, с ещё не смытым гримом и прочими “кровавостями” на лицах, устроили фотосет “У нас тут свое Рокруа!” Воистину, это были неукротимые люди. Впрочем, это определение может быть отнесено на счёт всех участников съёмок. Ребята пахали как черти и своё Рокруа определённо выиграли. По крайней мере, я 29 сентября 2020-го уехал со съёмочной площадки под очень большим впечатлением от увиденного.

“С такой энергией и напором действительно можно снять шедевр, — подумалось мне, когда я под грохот очередной канонады выруливал домой с территории аэропорта Остафьево. — Главное, чтобы парням хватило зарядов и задора!”

Судя по тому, что спустя год после вышеописанной эпопеи дело дошло до начала съёмок уже пилотной серии, и зарядов, и задора участникам проекта действительно хватило. Что не может не радовать.

Так держать, парни! Удачи вам всем.

Андрей Союстов

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 3 голоса
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
2 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
invite_059
invite_059
1 месяц назад

Ого, как страсти под роликом на ютубе кипят! Значит зацепило фанов и это хорошо.

Последний раз редактировалось invite_059 ем

Вам также может понравиться