“Мы создаём иллюзии”

Интервью с художником по костюмам сериала “Отблески Этерны” Натальей Белоусовой

Станислав Литвинов: Наталья, добрый день, и спасибо, что уделили время для беседы. Ранее мы публиковали интервью с режиссёром и креативным продюсером, и, если работа режиссёра, или, допустим, оператора понятная непосвящённому в мир кино читателю, то с художником по костюмам всё не так просто. Расскажите, как вы пришли к такой профессии, и чем занимаетесь в команде по Этерне.

Наталья Белоусова: К окончанию школы передо мной возник вопрос чем дальше заниматься, а я всегда хотела связать свою жизнь с изобразительным искусством. Но в процессе поняла, что чистое искусство — графика или живопись — не то чтобы скучно, но не для меня с моим экстравертным темпераментом. Меня больше привлекают синтетические формы, такие как кино или театр. Я поступила в театрально-художественный колледж, где получила свой первый диплом художника театра по костюмам, а после этого поступила во ВГИК на художественный факультет и продолжила там своё образование.

С.Л.: Тогда давайте сразу разграничим для наших читателей: чем художник по костюмам отличается от дизайнера и костюмера?

Н.Б.: Сразу разделим. В дизайне люди оперируют немного другими понятиями, в меньшей степени понятием образа. Там больше важна чистая эстетика и соответствие времени и запросам публики.
В кино немного другая история, мы не всегда стараемся делать красивые и эстетичные вещи, а идём больше от персонажа, и часто нам нужно создать совершенно разные визуальные эффекты: иногда огрубить актёра, а иногда сделать более трогательным. Даже вещи не обязательно должны сидеть по фигуре. Неправильная, или более свободная посадка может придать образу законченность. Костюм на размер меньше даст совсем другую осанку и другой образ артисту. Это не чистая эстетика.

С.Л.: …Фактически, вы помогаете актёру создать образ… 

Н.Б.: Да, безусловно. И конечно здесь, в отличие от работы дизайнера, очень важно взаимодействие и с режиссёром, и с актёром. Вместе с актёром мы придумываем какие-то ключевые точки отсчёта персонажа. В современном кино, к сожалению, часто бывают такие сроки, что ты не можешь увидеть актёра до площадки, или у вас недостаточно встреч. А так, в принципе, вместе с актёром надо обсуждать, что мы хотим видеть на экране, не по составляющим костюма, а по конечному результату.

С.Л.: То есть кинообраз — это результат совместной работы художника, режиссёра и актёра? 

Н.Б.: Разумеется. И художник по костюмам в кино — не та профессия, в которой ты сильно выражаешь своё я. Ты являешься одним из инструментов создания общего визуального ряда. Кинообраз — это полифония, в которой всё должно звучать в гармонии.

С.Л.: И своё “Я” целиком не может выразить ни актёр, ни художник?

Н.Б.: Во многом да, поскольку мы все работаем на общий проект, на результат, и даже во вкусовых моментах приходится уступать.

С.Л.: Расскажите, чем вы занимались до “Отблесков Этерны”, на каких картинах работали?

Н.Б.: Колоссальный опыт я получила, работая и учась у художника по костюмам Сергея Стручева. Я попала к нему на практику на последних курсах института, а потом мне повезло работать его ассистентом на картинах “Солнечный удар” и “Движение вверх”. Это очень крупные проекты, на которых я смогла, благодаря его наставничеству, увидеть, как делается такое кино изнутри, начиная со сбора материала, и заканчивая видением всех образов.

С.Л.: “Отблески Этерны” многие сравнивают с нашумевшей “Игрой престолов”. Известна байка, что на съёмках первого сезона из-за низкого бюджета костюмы Ночного дозора делались чуть ли не из ковриков из Икеи. А были подобные истории в вашей практике?

Н.Б.: Конечно были, и иногда они настолько дикие, что даже не стоит об этом рассказывать. Конечно, мы часто используем такие материалы, поскольку качество костюма не всегда зависит от цены материала или его кажущейся эстетичности.

С.Л.: Понимаю, актёр не всегда должен быть глянцевым…

Н.Б.: Да даже не это. Всегда хочется избегать банальностей, от которых устает глаз, и хочется сделать немного по-другому. Что мне понравилось в эстетике книги, наши основные цвета — это чёрный и белый, мне очень приятно с этим работать. А что касается интересных историй… Когда мы делали гвардейские доспехи, например, то шлемы были украшены перьями. Что, по идее, туда просится? Конечно, страусы. Но, во-первых, это уже поднадоело, во-вторых, не очень бюджетно, и в-третьих, страшно представить, что случилось бы с этими перьями на наших съёмках под осенним дождём со снегом — это был бы кошмар. Поэтому я использовала чёрно-белые петушиные перья, которые выглядят очень графично, работают на камеру и полностью соответствуют идее.






Наталья Белоусова

С.Л.: Особенно на фоне серого осеннего неба. Хорошо, когда мы говорим о художнике, можем говорить о жанре, в котором он работает. Например, авангард или реализм. Насколько это применимо к художнику по костюму?

Н.Б.: В нашей эстетике мы отталкивались от исторического силуэта, нанизывая на него свои детали и своё прочтение. Использование чёрно-белой гаммы и графичность всего дизайна. Для меня форма и силуэт всегда важнее декора.

С.Л.: Ну, то есть детали вторичны. Вы просто оперируете такими терминами, которые вам понятны, но я как человек, не посвящённый в тайны мастерства, не очень хорошо понимаю, о чём идёт речь. Объясните, что такое графичность в данном случае.

Н.Б.: Решение может быть живописным или графичным, живописное решение больше построено на цветовых нюансах, графическое — на контрасте тёмного и светлого. Оно более драматично.

С.Л.: Спасибо, вот теперь понятно!

Н.Б.: Это у нас выражается в том, что государственная машина чёрно-белая, и этот принцип будет соблюдаться во всём, начиная от дизайна доспехов до костюмов короля Фердинанда, королевы Катари или унаров. А другие группы персонажей решены по-другому. Более мягко и в другой нюансной цветовой разработке.

С.Л.: Я могу в качестве примера такого подхода привести классические “Звёздные войны”, где у нас есть Империя Зла в таких чёрных мундирах и наоборот повстанцы в ярких тёплых цветах.

Н.Б.: Да, конечно. Несмотря на кажущуюся банальность таких решений, от них нельзя уйти. Потому что мы должны всегда делать такую чёткую цветовую дифференциацию для зрителей. Например, делать разнокалиберного формата живописных ополченцев и строгую регулярную армию.

С.Л.: То есть сразу показать зрителю, что к чему, кто условно положительный, кто отрицательный.

Н.Б.: Не положительный-отрицательный, всё-таки не так уж примитивно, просто мы должны разграничить персонажей сразу. Скорее, по характеру.

С.Л.: Отделить одних от других. А вот кстати, согласитесь с этой мыслью или нет, что зрителю куда проще себя ассоциировать с более индивидуальным персонажем, с теми же повстанцами среди которых каждый уникален, чем с этими безликими гвардейцами?

Н.Б.: Возможно, однако толпы фанатов штурмовиков и Империи говорят о противоположном.

С.Л.: Ну вы руководствовались этой мыслью? Или вам просто надо было слить весь государственный аппарат Талига в одну цветовую гамму?

Н.Б.: Тут работа художника похожа на работу композитора и режиссёра. Мы решаем сначала какие-то большие проблемы, ставим крупные задачи. То есть сначала разрабатываем целые группы персонажей, которые взаимодействуют в одной сцене, а потом уже внутри этих групп — какие-то более конкретные дизайны.

С.Л.: А чем вы вообще вдохновлялись? Что было взято за основу костюмов? Какой век, какая страна?

Н.Б.: Мне в эстетике XVII века больше всего нравится Испания, вот эти контрасты — чёрные массы и белые воротники, драматичность. Ещё Англия и гражданская война, кусочек поздних Тюдоров, и, конечно, я люблю голландскую эстетику. Но здесь везде видны достаточно активные силуэты, большое количество чёрного, белое оформление голов.

С.Л.: Мир Этерны — это практически Европа, а в ней можно многое обыграть.

Н.Б.: Если учесть, что литература – это совершенно отдельный жанр искусства, то, переводя книгу на язык кино, мы обязательно какие-то вещи потеряем. В дизайне мы должны руководствоваться прежде всего сценарием, тем, что мы видим. Потому что зритель может не понять каких-то вещей, просто не считать их, если они не заявлены достаточно крупными мазками ранее, поэтому нам сложно ввести нового персонажа и указать его географическую принадлежность, если мы никак это не заявили ранее.

С.Л.: Что вы имеете в виду? Назовите, пожалуйста, такого героя из “Отблесков Этерны”.

Н.Б.: Ну, в следующем блоке у нас будет такой персонаж — персонаж из Алата. Работая над ним, я ориентировалась на венгерскую тему, но мы пока не видим Алат как страну.

С.Л.: То есть не стоит изображать его стопроцентным венгром, поскольку вся эстетика страны может оказаться совсем другой?

Н.Б.: Да, мы продаём то, что ещё сами не видели.

С.Л.: Хорошо, на самом деле это понятный подход. Скажите, а общая эстетика сериала будет скорее мрачной, чем пафосно возвышенной?

Н.Б.: Ну, дело не в мрачности, дело в том что какие-то вещи мы должны делать чисто историческими, но всё решение костюмное должно быть ещё и более-менее понятно современному зрителю. Мы не занимаемся реконструкцией. Какие-то странные эффектные вещи мы не можем сразу переносить на экран, потому что артист в этом может выглядеть нелепо или это может быть не его цвет. Мы должны идти от определённой эстетики сериала, безусловно учитывая основные цветовые решения оригинального произведения.

Назад
Врерёд

С.Л.: Даже на протяжении одной и той же серии герой редко ходит в одном и том же костюме. Сколько костюмов разрабатывается на одного человека? Само собой, гвардеец на заднем плане может весь сериал проходить в том же доспехе, но если говорить именно о ключевых персонажах?

Н.Б.: Это зависит от сценария. Например, у Ричарда в первой серии их всего лишь два. Первый костюм в родовых цветах, в которых он покидает дом, и форма Лаика.

С.Л.: Ну и опять же условно показать, что Лаик — это такая школа, чтобы все ходили в одном и том же.

Н.Б.: Конечно, мы обязательно должны сделать такое развитие персонажа, и оно достигается большим количеством костюмов. Мы должны показать изменения, происходящие с Ричардом – начиная от более мягкой одежды в родовых цветах Окделлов. Потом начинается кадетская история Лаика. Ричард становится жёстче, более собранным. После, когда он становится оруженосцем – это вообще не его цвета, родовые цвета другого человека, Рокэ Алва.

С.Л.: Что соответствует развитию персонажа, ужесточению его характера.

Н.Б.: Да, и для этого не нужно большое количество костюмов на самом деле.

С.Л.: А кто в первом сезоне получился самым модным, у кого больше всего костюмов?

Н.Б.: Наверное, больше всего будет у Алва и Катарины, они самые вычурные.

С.Л.: Чем вы вдохновлялись, одевая королеву?

Н.Б.: Прежде всего, сочетанием её обманчивой внешней мягкости и внутреннего стержня. Поэтому формы в платье будут максимально жёсткие, ну а декор из перьев создаст нам впечатление хрупкости.

С.Л.: Честно говоря, хотелось бы уже побыстрее увидеть всё это на экране! Какие рамки в работе у художника по костюмам? Я поясню вопрос — участвуете ли вы в выборе места съёмок, выборе общего декора?

Н.Б.: Нет.

С.Л.: Не может возникнуть диссонанс между костюмами и дизайном дворца? Как Вы избегаете таких ситуаций?

Н.Б.: Мы заранее всегда обсуждаем эстетику фонов. Я вижу фотографии объектов, и в принципе у меня всегда остается какое-то время, чтобы что-то изменить. Конечно же, все мои разработки должны идти в тандеме с разработками художника-постановщика.

С.Л.: А какие костюмы вам разрабатывать интересней? Ключевых персонажей, которые меняются и развиваются на протяжении всей истории, или второстепенных, слуг и гвардейцев? Если у нас какой-то придворный, условный, официант или гвардеец без характера — насколько сложно готовить костюмы для него?

Н.Б.: Это сложно. Но дело тут не в сложности, а в том, что фон не менее важен, чем основные персонажи.

С.Л.: Да, о том и речь, как создаётся вот этот фон за счёт второстепенных персонажей?

Н.Б.: Они разрабатываются заранее. Если мы выбираем какую-то форму, не только военную, у нас эта идея уравниловки идёт достаточно далеко: будет форма слуг, учителя Лаик одетые в едином стиле, духовенство в едином стиле. Это создаёт фон для главного героя. К сожалению, мы иногда арендуем вещи для каких-то персонажей и массовки на 2-3 плана, но в идеале конечно, нужно делать всё. Потому что у каждого художника, конечно, есть свой почерк, и бывает достаточно сложно интегрировать вещи чужого авторства в своё кино.

С.Л.: Ну, вплоть до использования разных тканей и разных материалов…

Н.Б.: У кого-то более декоративный подход, может быть перегруз деталями и фактурой, который не соответствует нашему лаконичному решению.

С.Л.: Такой персонаж будет выделяться на общем фоне. А какие из последних фильмов и сериалов вам, как художнику по костюмам, больше всего нравятся? Из того что выходило в последние пару лет.

Н.Б.: Сейчас вспомню. Я просто столько посмотрела в процессе подготовки и рисования, что произошёл просто перегруз данными. Очень много плохого посмотрела.

С.Л.: Поставим вопрос по-другому: что вам категорически не понравилось?

Н.Б.: Не люблю критиковать чужую работу.

С.Л.: Неблагодарное занятие, понимаю. Тогда давайте всё-таки о хорошем: а что понравилось?

Н.Б.: “Воспитанные волками”, хоть это и Sci-Fi, но он сделан лаконично и одновременно стильно. Визуально, очень хорошо разработаны все группы персонажей, дизайн запоминающийся, очень просто и со вкусом.

С.Л.: “Отблески Этерны” — это костюмированный сериал, но ранее вы работали над “Солнечным ударом” и “Движением вверх”. Какая там была специфика работы?

Н.Б.: Подход был более исторически-реалистический, там всё равно присутствовал сбор материала. Но всё равно стоит помнить, что мы создаём иллюзии, создаём впечатление о времени. Мы не занимаемся реконструкцией. В “Движении вверх” в работе над большой массовкой, прежде всего, важно было создать эмоциональное впечатление, радостно-приподнятое. Потому что конечно же, 70-е — это яркие цвета, простые силуэты, принты, и тут отталкиваешься именно от этого. Что-то шьётся, что-то арендуется. В “Солнечном ударе” есть такой же ход, там в ключевых сценах на корабле мы создаём впечатление светлого воспоминания. Поэтому все костюмы решены в определённой цветовой гамме, там нет открытых красных, зелёных, насыщенных синих. Всё это делается через призму цветовой драматургии.








С.Л.: Такой эффект миража с большим присутствием белого цвета, что создаёт флёр, размывающий картинку?

Н.Б.: Конечно, и если бы мы использовали народные костюмы, такие, какими они должны были быть в этой губернии в то время, то не избежали бы большого количества насыщенного синего или красного, и это бы разрушило всю картину, всю эстетику вот этого светлого воспоминания.

С.Л.: Слишком много цветов?

Н.Б.: Да, слишком много, поэтому мы должны всегда себя здесь ограничивать. Но это не является каким-то навязанным извне, каким-то неприятным ограничением, это структурирует всю твою работу. Такие вещи нужно действительно решать на берегу и заранее, чтобы не сбиться с курса.

С.Л.: Опять же, в первую очередь с режиссёром и исходя из подбора актёров…

Н.Б.: Да.

С.Л.: Может быть, вспомните какую-то интересную историю для наших читателей, которой вы можете поделиться? Какие самые необычные материалы вам случалось использовать, или может приходилось срочно искать костюм? Я думаю, не все истории настолько ужасные…

Н.Б.: Все съёмки проходили галопом и в достаточно быстром темпе. Я не знаю, будет ли интересно, что у нас там форма из мебельной рогожки.

С.Л.: Конечно будет, расскажите.

Н.Б.: Это технические ткани, которыми обычно обшивают заднюю часть мебели, она очень хорошего качества с плотным переплетением, рельефная, натуральная. Из неё мы и делали форму Лаика.
Я не останавливаюсь перед использованием нетипичного материала, если он соответствует моей эстетике и позволяет мне сделать то, что я хочу.

С.Л.: А как вы выбираете материалы? Вы же не приезжаете на швейную фабрику, чтобы посмотреть все миллионы тканей, которые у них там есть?

Н.Б.: Фактически, я приезжаю на базу и хожу там часами. Но обычно у меня уже есть хорошее представление о том, что я хочу найти.

С.Л.: Кстати, вот для какого-нибудь фильма — учитывая массовки — готовятся сотни костюмов, а куда они попадают после того, как фильм отснят?

Н.Б.: Зачастую их судьба печальна. Обычно они просто оседают на складе, постепенно стареют и приходят в негодность. Бывает и так, что компания продаёт их на другие проекты. Я надеюсь, наши костюмы ждёт немного другая судьба, когда мы выйдем в настоящее, большое производство — они будут использоваться ещё не раз. Потому что в них вложен большой труд, и старания, и индивидуальный подход — мы даже шили костюмы на трупы повстанцев, и делали это в цветовой гамме, которая соответствует пейзажу. Я подбирала цветовую раскладку в тёплых, красно-коричневых-зеленоватых тонах в связи с песком, с цветами основного пейзажа, которые в свою очередь выбирались в цветах Эпинэ. Такие вещи хочется сохранять.

С.Л.: То есть у нас одни и те же трупы будут всплывать в разнообразных сериях сериала?

Н.Б.: Нет, в том же виде, в котором были, конечно не могут всплыть. Костюмы всегда можно переделать, или просто перекрасить. Кстати, к вопросу о не самых обычных материалах: когда мы делали шляпы, нам тоже хотелось отойти от банальных идей. Мы заказывали перья фазанов, цесарок, соек и петухов не отдельными перьями, а целыми крыльями, шкурами и скальпами. Оказывается, у рыбаков при изготовлении мушек используются такие эстетичные, красивые по пластике перья, поэтому пришлось закупать их именно в магазинах товаров для рыбалки. Такими целиковыми крыльями декорированы, например, шляпы Ричарда Окделла и графа Ларака.

С.Л.: Я правильно понимаю, что всеми декорациями занимаетесь уже не вы?

Н.Б.: Да, там работает художник-постановщик.

С.Л.: А лошадьми вам приходилось заниматься? Кто готовит их “костюмы”?

Н.Б.: Вершиной моей карьеры было утверждение лошади Айрис по фотографии. У нас возникла идеальная гармония её серого платья, рыжего пояса и кошеля — и масти лошади.

С.Л.: Что же, надеюсь, мы ещё дойдём до выбора крыса Робера. Спасибо вам за интересный разговор, и команда Fitzroy будет и дальше следить за производством сериала.

Н.Б.: А о результате моей работы вы сможете больше узнать непосредственно с экрана. Всего доброго!

беседовал Станислав Литвинов

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.5 8 голоса
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Arlette Reina
Arlette Reina
5 дней назад

Спасибо, что освещаете процесс съемок! Сериалу — успехов! Ждем.

Вам также может понравиться