Мганга! Идёт Великий Мганга!

От Бен Салима до Вейланда Родда — жизнь и судьба чернокожих актёров советского кино
Оригинал: Samuel Lumiere и Amerikanischer Photograph | Обработка: Александр Воронин

На фоне BLM вновь встрепенулись голливудские стенания по поводу того, могут ли негры играть белых в кино, имеют ли право белые озвучивать негров в мультфильмах, каким должен быть процент чернокожих в кино и даже насколько чернокожим должен быть чернокожий, чтобы играть чернокожего.

Джордан Пил, автор бесспорных хитов “Прочь” и “Мы”, прямо заявил: “Не могу представить, что я выбрал бы белого чувака на ведущую роль в своём фильме. Не то чтобы мне не нравились белые чуваки, но такое кино я уже видел”.

Как верно заметил в ответ некий безымянный (по понятным причинам) кинодеятель — “Скажи это белый режиссёр про чёрных актёров, с его карьерой было бы покончено”.

Я лично как не видел в этом проблем, так и не вижу — хороших актёров-афроамериканцев в Голливуде полно, и вроде никто не прозябает без работы. Но, видимо, они заботятся о бесталанных собратьях по расе и профессии, которых надо бы куда-то пристроить взамен “белого чувака”. Что ж, имеют право, да и вообще мы сегодня не об американском кино, а о кино отечественном, и в частности — о его чернокожих актёрах, пусть их было не так уж и много.

Как у чёрненького братца,
Волосёнки не ложатся,
Завиваются в колечки,
Словно шёрстка у овечки.
Черномазенький,
Черноглазенький.
Он ножонками топочет,
Он по-своему лопочет:
— Гилли-Милли,
Га!

Это стихотворение, которое сегодня могло бы вызывать очередной бунт в любом штате, было написано Агнией Барто в далеком 1926 году. Но отношение к чернокожим братцам и сестрицам ни в СССР, ни в России с тех пор в принципе не изменилось.

Негры в советском кино

В отечественной литературе негр всегда был угнетённым, трудолюбивым, добродушным, слегка простоватым. Если же по сюжету негр оказывался плохим — его научили, заставили или обманули белые.

То же самое происходило и в отечественном кинематографе, но чернокожие были там гостями совсем уж редкими по вполне объективной причине — отсутствовали в должном количестве и актёры, и роли.

Такая штука, как блэкфейс — театральный грим с откровенно гипертрофированными негроидными чертами лица — в СССР как-то не прижился, тогда как в США вплоть до тридцатых годов его использовали даже немногочисленные натуральные негры-актёры, которые выглядели “недостаточно неграми”. Впрочем, обойтись без блэкфейса в советском кино не получилось — в фантастическом антивоенном кино 1953 года “Серебристая пыль” Абрама Роома негритянку Мэри играет “затонированная” Зинаида Николаенко, а её сына Бена — также загримированный Джим Комогоров, сын аргентинского коммуниста, который в 1941 году находился в пионерлагере под Гродно и угодил под оккупацию, где и пробыл до 1944. Кстати, Джим и сейчас жив-здоров и даже есть в социальной сети Facebook.

6

Кадры из фильмов: «Цирк», «Пятнадцатилетний капитан» и «Серебристая пыль»

Позднее блэкфейс как приём всплывал у нас в основном в комедиях — от “Мы из джаза” Шахназарова, где по сюжету барабанщик в исполнении актёра Аверюшкина изображал негра перед некоей комиссией, до “Ширли-Мырли” с агентами ФБР Панкратовым-Черным и Михаилом Кокшеновым.

В “Мы из джаза” пришлось сделать чернокожей и Ларису Долину, которая сыграла певицу Клементину Фернандес. У Фернандес был вполне реальный прототип — Целестина Коол, американская певица, приезжавшая в Советский Союз и успешно гастролировавшая с оркестром Утёсова. Правда, в советских фильмах Коол так и не довелось сняться, в отличие от Коретты Арле-Тиц.

Коретта перебралась в Россию ещё при царе, в 1913 году, потом вышла замуж за русского пианиста, в Гражданскую и Великую Отечественную выступала на фронтах перед красноармейцами, исполняя спиричуэлс. В кино же Коретта отметилась в “Цирке” (1936, в роли няни маленького негритёнка) и в “Пятнадцатилетнем капитане” (1945, в роли старой негритянки Нан).

Биографии негров, которых так или иначе занесло в советский кинематограф, вообще отличаются захватывающими сюжетными поворотами.

Один из первых чернокожих актёров в советском кино, Кадор Бен Салим, по национальности был сенегальцем. Его изрядно покидало по свету, пока не забросило с цирковой труппой в Россию, где он не только успел повоевать в частях Красной Армии, но даже побывать в плену у казаков генерала Анненкова. В немой фильм 1923 года “Красные дьяволята” по повести Павла Бляхина Бен Салим попал случайно: на роль китайчонка Ю-ю не смогли найти исполнителя, и вместо него в картине появился вполне взрослый негр Том Джексон, благо часть актёров набирали из Тифлисского цирка, где Бен Салим и трудился на тот момент.

После успеха фильма актёр сыграл Джексона в четырёх продолжениях “Дьяволят”, а также отметился в картинах “Рейс мистера Ллойда”, “Чёрная кожа” и “Возвращение Нейтана Беккера”. После 1932 года следы сенегальца теряются — по крайней мере, в кино он больше не снимался.

Что интересно, в ремейке “Дьяволят” — “Неуловимых мстителях” 1967 года — Эдмонд Кеосаян вместо негра Джексона ввёл цыгана Яшку, о причинах чего можно только гадать.

Всем знакомый негритёнок из “Цирка” (“дяди спят и тёти”, да-да), которого зовут Джеймс Паттерсон, родился в семье эмигрировавшего из США художника Ллойда Паттерсона и советской художницы Веры Араловой, после войны ставшей видным модельером. Кроме “Цирка”, Джеймс больше нигде не играл, зато стал офицером-подводником, а после увольнения в запас закончил Литинститут и вступил в Союз писателей СССР. В 1994 эмигрировал в США, где живёт и поныне.

Куда трагичнее сложилась судьба другого маленького чернокожего актёра. Толя Бовыкин родился в Архангельске в 1943 году, у работницы порта от американского матроса из арктического конвоя “Дервиш”. Судя по отличной актёрской работе Толи в фильме Владимира Брауна “Максимка” (1952), его ждало большое будущее и даже хотел усыновить будущий режиссёр Сергей Параджанов (на “Максимке” он был ассистентом), но в возрасте 15 лет Толя умер по неясным причинам.

Немногим позже “красного дьяволёнка” Бен Салима в советском кино появился негр-эмигрант из США Роберт Росс. Он прибыл в страну Советов в 1928 году и стал первым афроамериканцем, который получил советское гражданство (не знаю, что там было в этом плане с Бен Салимом), и одним из двух чернокожих актёров “Мосфильма” (второй — Вейланд Родд, о котором ниже). С 1936 по 1971 Росс снялся в большом количестве фильмов — правда, в основном в эпизодических ролях, но все должны помнить Наба, слугу мистера Смита из “Таинственного острова” (1941), и Редрета из “Острова сокровищ” (1971). Правда, на жизнь Росс зарабатывал несколько иным образом — выступая по всему Союзу с лекциями о расовой сегрегации в США и истории тамошнего рабовладения.

Ещё один политэмигрант, и тоже Роберт, но по фамилии Робинсон, в кино угодил одноразово, зато в остальном его судьба оказалась настолько занятной, что я несколько отступлю от темы и расскажу о ней чуть подробнее.

Робинсон перебрался в СССР в 1930, когда автомобильная компания Форд Мотор сотрудничала с Горьковским автозаводом и руководитель советской делегации пригласил фордовского негра-рабочего на более высокую зарплату. Поскольку у Робинсона буквально перед этим линчевали брата, он с радостью согласился (утверждают, что его зарплата в СССР была вдвое выше американской). Правда, вместо ГАЗа он угодил на Сталинградский тракторный, где работали другие американцы, белые южане. Они всячески тиранили Робинсона, обзывая “чёртовой обезьяной”, и в конце концов даже побили. Закончилась эта неприятная история для всех хорошо — обидчикам дали по два года колонии, после чего одного выслали, второго амнистировали и оставили на СТЗ, а Робинсон стал депутатом Моссовета и инженером.

Казалось бы, живи и радуйся, но неблагодарный экс-американец всё более тяготился жизнью в Союзе (особенно его пугали почему-то женщины и щи из капусты). В 1973 году он улетел туристом в Уганду, подружился там с Иди Амином и возвращаться уже не стал. Позднее переехал в Штаты, где издал полную жалоб и страданий автобиографию “Чёрное на красном. Мои 44 года в Советском Союзе”.

Кадры из фильмов: «Ширли-мырли», «Жмурки», «Мы из джаза» и «Максимка»

Причём тут кино, спросите вы? А вот причём — в 1947 году всесторонний Робинсон сыграл в картине “Миклухо-Маклай” папуаса Малу.

В “Маклае” также промелькнул уже упомянутый выше Джим Комогоров, а одну из главных ролей исполнил самый известный чернокожий советского театра и кино — Вейланд Родд.

Родд закончил Говардский (не путать с Гарвардским) университет, играл на Бродвее, а потом приехал в Крым сниматься в американо-немецком фильме об ужасах расизма “Чёрное и белое”. Фильм так и не сняли, а Родд остался в СССР, где его тут же пригрел в своём театре Мейерхольд.

Помимо множества театральных работ, Родд снялся в шести кинофильмах (достаточно назвать роли Джима в довоенном “Томе Сойере” и Геркулеса в “Пятнадцатилетнем капитане”, откуда взята вынесенная в заголовок цитата про Великого Мгангу), затем окончил режиссёрский факультет ГИТИСа и написал несколько пьес.

Говорят, в своё время Родд устроил на съёмках в Одессе скандал, посчитав, что ему платят слишком мало, и это едва ли не расизм. Бухгалтер в ответ сравнил ставку Родда за съёмочный день и свою месячную зарплату (которые были примерно равны) и заметил, что “таки надо ещё подумать, кто из нас настоящий негр”…

Были и весьма запоминающиеся “разовые” роли, которые исполняли совершенно случайные люди. Так, бразилец Эрминио де Соуза Оливейра великолепно сыграл трогательного борца-красноармейца Чемберса Пепса в экранизации “Приключений Артёмки” Василенко (дилогия “Волшебный круг” и “Золотые туфельки”).

Или вот, например, студент университета имени Патриса Лумумбы Феликс Эмакуэде — потрясающий негр Джим в “Совсем пропащем” Данелии. Эмакуэде, к слову, был не абы кто, а сын нигерийского миллионера, владельца тамошних железных дорог, о чём Данелия узнал лишь тогда, когда Феликсу, как типичному представителю бедной Африки, хотели выбить ставку повыше, обратив внимание, что он очень стеснён в средствах и кушает в столовой только винегрет с компотом.

Вот, пожалуй, самые знаковые негры советского кино и закончились — я обошёл вниманием только Тито Ромалио, в основном игравшего многочисленных эпизодических чёрных. Как видите, всех можно пересчитать по пальцам, играли они в основном в экранизациях приключенческой литературы, а уж профессионально этим занимались и вовсе единицы.

С распадом СССР и превращением кинематографа в то, что мы имеем сейчас, ситуация в чём-то изменилась, в чём-то осталась прежней.

Главный чернокожий актёр в России

Ведущий чернокожий актёр у нас сегодня один, зато какой! Это Георгий Сиятвинда, Заслуженный артист России, лауреат Государственной премии РФ за исполнение ролей классического и современного репертуара в театре, но помним-то мы его в первую очередь по роли Баклажана в балабановских “Жмурках” и цитатам оттуда типа “Ты эфиоп? — Я русский!”.

В кино Сиятвинда нарасхват — на сегодняшний день у него в багаже более пятидесяти ролей в фильмах и сериалах, даже ваш покорный слуга писал сценарии с его участием. Пожалуй, из остальных никто и близко к Сиятвинде не подобрался, потому актёр может за свое амплуа не переживать. Хотя, наверное, некоторое однообразие ему надоело — чернокожий герой в современном российском кино преимущественно нейтрально-комедийный персонаж со всеми вытекающими. Причём шуточки, подобные “Жмуркам”, сегодня не очень-то прокатывают. Мне самому приходилось сталкиваться с указаниями “уберите слово “негр” из сценария по максимуму” и “не надо шуток про цвет кожи, пожалуйста”.

То есть, перефразируя бессмертные строки из “ДМБ”, суслика мы видим, но его как бы и нет. И, возможно, это хуже, чем бодро шествующий по советским экранам угнетённый добродушный негр, своего цвета кожи не боящийся и смело сбрасывающий оковы.

Видимо, в те времена black lives были куда сильнее matter даже у нас.

Юрий Бурносов

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.3 8 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии