Любовь и субстрат: о фильме “Пара из будущего”, 2021

Ромео и Джульетта двадцать лет спустя — русская версия
Кадр из фильма "Пара из будущего"
Кадр из фильма "Пара из будущего"

Сегодня у меня произошла оговорка по Фрейду.
Хотел сказать: “Милая моя, единственная, любимая, как же мне с тобой хорошо!”
А нечаянно оговорился: “Что ж ты мне, сука, всю жизнь испортила!”

Анекдот

А у нас сегодня — лёгкая мелодраматическая комедия с фантастическим элементом. Обычно мировой зритель предпочитает такие, вроде “Назад в будущее”, когда у него всё хорошо. Когда же арабы ощутимо поддавливают топливный рынок, а горячая война со второй экономикой мира ожидается со дня на день, потребитель обычно с удовольствием смотрит “Челюсти” и “Изгоняющего дьявола” — чтобы ощутить, что кому-то может быть ещё хуже.

Ну, значит, будем считать, что у нас всё хорошо и народ хочет лирики. Или не хочет — это уже зависит от результатов проката.

Основа данной ленты — неумирающий сюжет пьесы Сомерсета Моэма “Круг” (он же, в разных переводах, “Любовный круг” и “Круг любви”): когда, напомню, неудачливые супруги, старательно мучающие друг друга в зрелом возрасте — на самом деле бывшие ромео и джульетта, вместе сбежавшие из дому в юности, чтобы всегда быть с любимым человеком. И, несмотря на весьма неудачное замужество, превратившее их в руины, жена всё равно поощряет новую молодую парочку повторить их жестокую ошибку — потому что пара дней настоящей любви вполне стоят холодных и мучительных лет дальнейшего совместного проживания с надоевшим и постылым человеком. Ведь если мучительные года прозябания в зрелом возрасте всё равно ждут всех без исключения, так пусть уж предварительно будет пара дней истинной любви.

На самом деле лишь с годами начинаешь понимать, что на свете существует множество гораздо более интересных вещей, нежели любовь или секс — скажем, большие книги с цветными картинками, плед на коленях, кисломолочные продукты, подвижные игры на свежем воздухе. Но к тому времени уже проехали.

Как кто-то справедливо заметил, на некоем этапе юности каждое новое поколение начинает всерьёз полагать, что оно впервые в мировой истории изобрело секс. Как это было в какой-то телерекламе какого-то автомобиля, где родители, пристегнув грудного ребёнка на переднем сиденье, самозабвенно занимаются любовью на заднем. Потом эта девочка вырастает и спрашивает у своего парня в машине той же фирмы: “Мы же совершенно не похожи на наших родителей, правда?”. “Нет, конечно!” — бодро отвечает тот, после чего они с девушкой занимаются на заднем сиденье ровно тем же самым.

У нас, правда, сюжет несколько осовременен и подкорректирован. Сытая друг другом по горло семейная пара из 2040 года (близкое будущее отыграно вполне правдоподобно, мне особенно понравилось, что всякие виртуальные технические новинки и искусственный интеллект наложены на старые и грязные подъезды семидесятых, как наверняка случится и в реальности) совершенно случайно перемещается в наше время — в тот самый день, когда юный супруг предложил своей будущей жене руку, сердце и обручальное кольцо. Осознав данный факт, супруги поспешно прикладывают максимум усилий, чтобы этот неудачный брак разрушить — по их мнению, так будет лучше для всех.

Кадры из фильма «Пара из будушего»

Вот только юные ромео и джульетта — те же самые супруги двадцатилетней давности — категорически с этим не согласны и абсолютно не верят, что они со временем станут точно такими же мерзкими нытиками и полными неудачниками. И свой грядущий брак разрушать не спешат — невзирая на многочисленных ментов, автомобильные погони и прочие взрывы пропана.

Сейчас я буду спойлерить: всё закончится хорошо. Но мы ведь рассуждаем не о какой-нибудь артхаусной ленте, а о мелодраматической комедии, верно? Там всё обязано заканчиваться хорошо, иначе это не мелодраматическая комедия, а непонятная жанровая перверсия. Поэтому я практически даже не наспойлерил. Многие женщины вообще отказываются смотреть кино, если там нет хэппи-энда, знаю из собственного опыта.

Хоть фильм и адресуется самым широким кругам взрослых зрителей, предназначен он исключительно для поколений 30+, представители которых уже не раз и не два тягостно задумывались над тем, что когда-то здорово поспешили со свадьбой. Именно они и составят костяк платёжеспособной аудитории, которая принесёт фильму возможную кассу. Молодым людям пафос “Пары из будущего” окажется вообще не понятен, как минимум не близок: молодёжь, способная себя прокормить, во все времена хотела от старших поколений только одного — чтобы древние пращуры оставили её в покое.

Фильм “Пара из будущего” гораздо более щадящ к публике, чем пьеса Моэма. У британского драматурга всё будущее молодой пары — у неё же перед глазами: муж — циничный алкоголик, жена — потасканная циничная стерва; такое будущее — реальная плата за несколько дней счастья, по-другому не будет. В нашем фильме не так; вылазка в прошлое и неловкие попытки будущих супругов разлучить себя в молодости приводят к тому, что изменяется к лучшему жизнь не только супругов, но и молодой пары. Совершенно случайно, когда уже кажется, что всё окончательно погибло и ничего хорошего в жизни этих людей уже не произойдёт. Как говорилось в финале каждого раннего эпизода “Южного парка”, пацаны, сегодня все мы многое поняли. Ну, оно и понятно: герои всё же не окончательные скоты, а неплохие изначально люди. Согласно заветам советского искусства и американских легкомысленных комедий, на наших глазах происходит решительная борьба лучшего с хорошим.

Кстати, только в конце я понял, что встреченный у стога таджикский гастарбайтер, не умеющий связать пары слов по-русски, а потом членораздельно задвигающий про временной континуум — это на самом деле такое божество вроде Брюса Всемогущего, которое решило вмешаться в судьбы в общем-то славных, но трагически глупых людей, разменявших свои драгоценные жизни на конфетные фантики. Стоящий на голове Бог женского пола уже был в “Догме”, чернокожий Бог Морган Фримен был (припоминается из анекдота: “Сожалею, но на самом деле Он — одноногая чернокожая лесбиянка…”). Теперь, стало быть, азиатский гастарбайтер. На самом деле Богу должно быть абсолютно всё равно, в каком виде представать перед своими детьми; почему бы, в самом деле, и не в виде таджикского крестьянина. Дети все любимые.

Кадры из фильма «Пара из будушего»

На эту же мысль наводит и стог сена, в который после переноса во времени упали герои — в конце отчётливо видно, что он странным образом собран непонятно из чего посреди безбрежного поля пшеницы. Другими словами, он помещён тут специально, нарочито — чтобы герои упали в него и ничего себе не сломали. Такая занимательная режиссёрская находка, которая легко может быть принята за режиссёрскую ошибку.

Сам постановщик (Алексей Нужный) тоже эпизодически участвует в фильме как актёр — в виде тонкого, профессионального, всепонимающего театрального режисёра из Москвы. Физиономия и поведение у него — как у человека доброго и отзывчивого, что, впрочем, в реальности ничего не означает и ни от чего не гарантирует. Великий Элиа Казан, как известно, заложил комиссии по антикоммунистической деятельности десяток своих коллег, часть которых привёл в коммунистическую партию сам; для коллег это означало публичную обструкцию и невозможность какой-либо работы в ближайшие десять лет. Это никак не влияет на восприятие его фильмов — но над режиссёром это предательство висело всю жизнь, и когда ему вручали почётный Оскар за вклад в кинематограф, половина зала не аплодировала и сидела, скрестив руки на груди.

Я не хочу в связи с этим сказать что-либо плохое о режиссёре Нужном; я лишь хочу сказать, что внешность бывает крайне обманчива. Внешность — и даже профессиональные навыки.

И даже место в пантеоне Славы.

С другой стороны, в нашем случае речь о пантеоне, конечно, не идёт. Кино миленькое и душевное, конечно, но звёзд с неба отнюдь не хватающее — этакий забавный пустячок. У него даже с заявленным комедийным жанром так себе — за весь фильм им так ни разу и не удалось меня улыбнуть.

Куда важнее, что такие фильмы вообще выпускаются. Что отечественный кинематограф не боится хвататься за необычные для себя сюжеты и жанры, что он старательно нарабатывает субстрат, необходимый для появления своих скорсезе и форманов. Трудно требовать уникальных образцов от стеечной или винной индустрии, когда ещё не обеспечена массовая продовольственная безопасность.

А вот на следующем этапе уже можно будет и потребовать.

Василий Мидянин

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.2 5 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии