Коннери. Шон Коннери.

Прощальное слово лучшему Бонду в мире
Adam Hunger

Великие кинематографисты продолжают осыпаться с древа жизни. Виной тому, конечно, не некий загадочный мор, поражающий людей, которые знамениты в кино — просто постепенно уходит поколение людей, сделавших себе громкое имя в шестидесятые годы.

Томас Шон Коннери родился 25 августа 1930 года в простой рабочей семье. Редкостный случай: попав в киношную обойму бессмертных, Коннери не стал менять свою звучную фамилию на красивый псевдоним, лишь приняв в качестве основного второе имя вместо первого. “Томас Коннери” тоже выглядит неплохо и вполне по-американски, но “Шон Коннери” звучало для англосаксонского уха менее простецки и более загадочно.

В 1951 году Коннери становится членом труппы Эдинбургского театра. Любовь к театру осталась с актёром на всю жизнь — уже в зрелом возрасте он не раз выходил на театральные подмостки.

Немногие знают, что Коннери в молодости занимался бодибилдингом и в 1953 году занял призовое третье место на одном из шотландских соревнований. В фильме Джеймс Бонд предпочитает носить элегантные смокинги от Энтони Синклера, но, когда он раздевается, скажем, на пляже, отчетливо видно, что спортом он занимался отнюдь не напрасно.

В киномассовке актёр снимается с 1954 года. Первой его ролью, попавшей в титры, стало появление в 1956 году в одном из эпизодов телевизионного сериала “Диксон из Док-Грин”. А в большой кинематограф Коннери пробился в 1957 году — в криминальной драме “Обратной дороги нет”.

Однако настоящая популярность пришла к Шону Коннери после того, как он спустя пять лет исполнил роль Джеймса Бонда, агента на секретной службе Её Величества, в первом фильме кинобондианы — “Доктор Ноу”.

На роль Джеймса Бонда для первого фильма был объявлен конкурс, который выиграл работавший модной моделью Питер Энтони, обладавший, по мнению продюсеров, “качествами Грегори Пека”. 

Однако быстро выяснилось, что, невзирая на впечатляющие внешние данные, актёрским талантом Энтони обделён. Тогда создатели фильма обратились к другим финалистам конкурса. Таким образом Коннери, неожиданно для самого себя, стал исполнителем знаменитой роли, которой было суждено стать одной из самых узнаваемых в мировом кинематографе.

Только до этого продюсеры забраковали ещё семерых претендентов, в том числе самого Кэри Гранта, тоже любимца Хичкока, как и Грегори Пек. Именно на фактурную роль Гранта в хичкоковском фильме “К северу через северо-запад” и ориентировались создатели образа Бонда. (Это название уже прочно устоялось в русском языке, хотя у Хичкока скорее подразумевается “На север Северо-западным экспрессом”).

Кадр из фильма «Обратной дороги нет»

Кадр из фильма «Доктор Ноу»

Поначалу создатели картины больших надежд на неё не возлагали. От экранизации романов Флеминга, которая должна была пополнить ряд бестолковых боевиков из жизни спецагентов, одна за другой отказывались все ведущие американские студии, пока за неё не рискнула взяться “United Artists”. В качестве первой книги для экранизации была выбрана “Шаровая молния”, однако за неё автором, который переделал в этот роман свой оригинальный сценарий для другой студии, все ещё велись судебные тяжбы, поэтому руководство “United Artists” предпочло “Доктора Но”.

Несмотря на то, что большинство бондовских фишек уже имело место в стартовом фильме франшизы — эффектный королевский спецагент с лицензией на убийство, красивые женщины, английская разведка, элитный алкоголь, экзотические приключения, классическая музыка бондианы, титры после проходки в начале и меткой стрельбы прямо в ствол пистолета, нацеленного на главного героя, — продюсеры всё равно не верили, что всё это сработает как надо. В шестидесятые годы зритель видел много всякого остросюжетного сексуального безумия, чтобы создатели какого-либо кино могли твёрдо рассчитывать на кассу.

Лучше всего отношение продюсеров к новому фильму демонстрирует то, что Шон Коннери, во многом вытащивший франшизу на себе и признанный лучшим Бондом за всю историю бондианы, получил за съёмки жалкие 17 000 долларов, а Урсула Андресс, сыгравшая главную женскую роль — 10 000. Да и общий бюджет для картины такого размаха был мизерным — около двух миллионов долларов.

Тем не менее фильм ожидал невероятный, оглушительный успех, на волне которого “United Artists” практически ежегодно стала выстреливать новыми приключениями агента 007. Успех в роли Бонда позволил Коннери заинтересовать таких кинематографических мастодонтов, как Альфред Хичкок — в 1954 году актёр снялся у него в фильме “Марни”.

Окончательно канон франшизы сложился к третьему фильму — “Голдфингер”, включая финальную рукопашную потасовку сил Света и сил Тьмы. Картина теперь непременно открывалась песней, посвящённой главному злодею — в дальнейшем такие песни не гнушались исполнять в киносериале легендарные музыканты вроде Пола Маккартни.

Коннери исполнил главную роль в пяти первых фильмах франшизы — включая нежно любимый на Западе и ненавидимый в СССР “Из России с любовью”. С финансовой точки зрения это было попадание в высшую лигу, но душа актёра требовала иного. Он понимает, что стал заложником звёздной роли, и отказывается сниматься дальше в роли Бонда. Для фильма “На секретной службе Её Величества” ему подыскивают замену — Джорджа Лэзенби, но этот агент 007 не устроил ни продюсеров, ни публику. Поэтому Коннери позволяет уговорить себя на следующий фильм серии — “Бриллианты навсегда”, но после этого экспириенса он, в соответствии с названием фильма, расстаётся с образом Бонда. Как ему казалось, навсегда.

Эта трагическая ситуация типична для многих характерных актёров, которым посчастливилось сыграть ураганно популярного персонажа. После первого триумфа Леонардо ди Каприо (“Титаник”), Элайджа Вуд (“Властелин колец”), Дэниел Рэдклифф (киносериал о Гарри Поттере) оказались готовы сниматься в любом экспло, в любом причудливом артхаусе с потенциально отрицательной кассой, играть любого маньяка-людоеда, безумца или даже просто труп, лишь бы это не напоминало их смертельно надоевшие звёздные роли. В конце концов, Артур Конан Дойл утопил принесшего ему славу Шерлока Холмса в Рейхенбахском водопаде, когда понял, что больше не в силах писать продолжений про знаменитого сыщика.

Приблизительно так же получилось и с Шоном Коннери. Покинув бондиану, он надеялся на интересные роли — однако ему по-прежнему предлагали образы крутых спецагентов и других железобетонных мужчин. Поэтому актёру пришлось браться за то, что не слишком походило на Бонда.

После “Бриллиантов” Коннери, отвергавший все предложения сыграть хитмэна, принял участие в “Зардозе” — типичной для начала семидесятых антиутопии с типично запутанным и нарочито комиксовым сюжетом в духе “Барбареллы”. Сам актёр, сыгравший главную роль, щеголял в нелепом костюме — высокие сапоги на голое тело, узкие красные плавки и пара кружевных подтяжек, видимо, призванных символизировать пулемётные ленты. Увы, несмотря на свою дешевизну (Коннери даже приходилось ездить на съёмки в собственной машине), фильм провалился в прокате, и неудивительно.

Назад
Врерёд

Кадры из фильмов «Марни», «Голдфингер» и «Бриллианты навсегда»

В тот же год выходит “Убийство в Восточном экспрессе”, в котором актёр сыграл полковника Арбэтнота. А в 1975 году появляется фильм, участие в котором считается одной из серьёзных профессиональных удач Коннери — “Человек, который хотел быть королём”.Ранее, ещё после первой попытки уйти из бондовской франшизы, Коннери на волне всё той же усталости от знаменитого образа сыграл Руаля Амундсена в совместном советско-итальянско-британском фильме “Красная палатка” (1969) с Клаудией Кардинале и Марио Адорфом — сыграл великолепно, и никакой “Из России с любовью” этому фильму не помешал.

В 1981 году Коннери принимает предложение поучаствовать в фильме “Бандиты времени” (“Time bandits”, в русском прокате — “Бандиты во времени”). Причём, по воспоминаниям режиссера Терри Гиллиама, некогда писавшего скетчи и ставившего фильмы для легендарной группы “Монти Пайтон”, его участие стало плодом весёлого недоразумения. Бывший битл, исполнительный продюсер фильма Джордж Харрисон, написал в сценарии: “Эту роль может сыграть только тот, кто имеет спортивное тело, скажем, Шон Коннери”. Бесшабашный Гиллиам принял эту запись как директиву и, ни на что особо не рассчитывая, послал приглашение поучаствовать в фильме актёру. А тот неожиданно согласился.

Через два года Коннери снова обращается к Бонду. Только теперь это не номерной фильм официальной франшизы, а римейк “Шаровой молнии”, причём злодея сыграл Клаус Мария Брандауэр, девушку Бонда — Ким Бейсингер, а поставил фильм Ирвин Кершнер, несколько лет назад закончивший второй фильм эпопеи “Звёздные войны”. Словно в насмешку над желанием Коннери навсегда покончить с агентом 007 в своей жизни, фильм называется “Никогда не говори “никогда”.

К тому времени Шон Коннери уже готов вернуться к образу знаменитого разведчика и в номерной бондиане — за 25 миллионов долларов. Для того времени это, конечно, запредельная сумма — фантастические 60 миллионов Джека Николсона за роль Джокера ещё впереди, хотя уже совсем близко, но интересен уже сам факт, что Коннери задумывался о возвращении во франшизу. Однако он уже в возрасте, и продюсеры “номерного Бонда” вежливо уклоняются от щедрого предложения. К тому же фильмы с Роджером Муром приносят гораздо больше прибыли, чем проложившие ему дорогу фильмы с Шоном Коннери. Да и сам Мур из-за возраста уже вот-вот уступит роль молодым коллегам.

За съемки в “Никогда не говори “никогда” Коннери, кстати, запрашивал пятнадцать миллионов, но в итоге удовлетворился шестью.

689151_1920x1080x500

Кадр из фильма «Никогда не говори «никогда»

В 1986 году актёр наконец получает “роль мечты” — бенедиктинского монаха Уильяма Баскервиля в экранизации книги Умберто Эко “Имя розы” — и великолепно её исполняет, удостоенный за этот образ премии Британской академии кино BAFTA. А ещё через год ему вручают давно заслуженный Оскар — за мужскую роль второго плана в фильме Брайана де Пальмы “Неприкасаемые”.

В 1989 году выходит фильм “Индиана Джонс и последний крестовый поход”, в котором актёр сыграл отца доктора Джонса — тоже доктора и тоже Джонса. По мнению фанатов киносериала, у Индианы мог быть только такой отец — крепкий, обаятельный, увлечённый своим делом и логически мыслящий. Безусловно, это ещё одна яркая удача Шона Коннери, принёсшая актёру очередную BAFTA, ибо папу Джонса публика полюбила почти так же горячо, как и самого Индиану.

В конце восьмидесятых — начале девяностых с участием Коннери выходят два “Горца”. Нельзя сказать, чтобы роль испанского учителя бессмертного Маклауда стала принципиальной в карьере шотландского актёра. Однако русские зрители полюбили “Горца” всем сердцем — для них пространство в то время было наполнено ветром перемен. Более искушённый западный зритель не был впечатлён холодной игрой двух сильных актёров и закономерно провалил в прокате оба фильма.

В 1991 году Шон Коннери был удостоен ордена Почётного легиона. А в 1989 году стал самым старым мужчиной из тех, кого журнал “People” удостаивал звания секс-символа — и бесконечно обаятельный образ доктора Джонса тоже сыграл здесь свою роль. До конца века можно также отметить его роли в фильмах “Робин Гуд — принц воров”, “Охота за “Красным Октябрём”, “Первый рыцарь” и “Скала”, а также блестящая озвучка в фильме “Сердце дракона”.

В июле 2000 года актёр на склоне лет был произведён в рыцарское достоинство. А в 2003 году он в последний раз появился на большом экране — в роли Алана Квотермейна, предводителя викторианских суперменов вроде Человека-невидимки, мистера Хайда и капитана Немо, в фильме по революционному комиксу Алана Мура “Лига выдающихся джентльменов”. Увы, лента оказалась настолько плоха, что, в отличие от культового оригинала, вполне закономерно провалилась в прокате. Шон Коннери был так уязвлён этой кассовой и творческой неудачей, что объявил о завершении карьеры. Впоследствии даже предложенные 10 миллионов долларов и 15% кассовых сборов не побудили его принять предложение Питера Джексона сыграть Гэндальфа во “Властелине колец”, и это грустно, потому что Коннери потерял кучу денег, а мы — ещё один восхитительный образ. Каким мог оказаться Гэндальф в исполнении Коннери, приблизительно демонстрирует как раз Уильям Баскервиль в “Имени розы”: бесконечная мудрость старца, помноженная на неудержимое обаяние актёра.

Последние годы великий актёр жил на Багамских островах. Он дожил до 90 лет. И теперь всё, что нам остаётся — это поблагодарить мастера за его великолепные работы. Покойся с миром, сэнсэй.

Василий Мидянин

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 1 голос
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Вам также может понравиться