“Я не ставлю перед собой задачи один за одним выпускать коммерческие хиты”

Сценарист Дарья Грацевич — о сиквеле “Холопа”, рассказе доктора Быкова и сексе в карете
Фото из архива Дарьи Грацевич

Фильм Клима Шипенко “Холоп” стал самой кассовой российской картиной, собрав в прокате более 50 миллионов долларов (в рублях, особенно с учётом его недавнего падения, сумма выглядит совсем уж неприличной). При этом “Холоп” продолжает гордо шествовать по планете — недавно права на его показ купила крупнейшая китайская платформа iQiyi.

Сегодня в гостях у Fitzroy — сценарист фильма-рекордсмена Дарья Грацевич.

Юрий Бурносов: Я понимаю, как замучили вас вопросом “В чём секрет успеха Холопа?”, потому задавать его не стану. Спрошу о другом: как вообще родилась идея “Холопа” и долго ли пришлось её пробивать?

Дарья Грацевич: Идея “Холопа” родилась в 2011 году. Мы с соавторами — Антоном Морозенко и Дмитрием Пермяковым — работали сценаристами и креативными продюсерами на сериале “Интерны”. Мы придумали серию, где доктор Быков пишет про своих интернов рассказ в духе Чехова, где действие происходит в XIX веке. Затем мы поехали на съёмки в одну из подмосковных усадеб, и там нас очень повеселила картина, как актёры, сидя в исторических одеждах, обсуждают футбольный матч и марки машин. По пути со съёмок мы стали “разгонять”, где ещё могла бы быть такая сцена, и как-то незаметно вышли на идею воспитательного реалити-шоу для мажора.
Я не могу сказать, что все эти годы мы прям уж “пробивали” эту идею. Компания, в которой мы все работаем, Comedy Club Production, не занималась на тот момент производством фильмов, никто в этом не был даже заинтересован. Поэтому мы пытались подать идею как пилот сериала, но это никого не заинтересовало. Мы всерьёз вернулись к этому проекту только в середине 2016 года — решили написать сценарий фильма просто так, без заказа, в надежде, что всё-таки кто-то им заинтересуется. А в 2017 году уже подавались с ним в ФК совместно с YBW. Я из этого делаю такой вывод: идею можно было носить по продюсерам еще лет пять. Но как только появился первый драфт сценария, всё очень быстро завертелось.

Ю.Б.: Вы на проекте выступили не только как сценарист, но и как креативный продюсер. На что вы в итоге влияли, чем конкретно занимались?

Д.Г.: На производстве фильма это мало чем отличается от функции “шоураннера” на сериале. Мы с Антоном и Дмитрием принимали участие в обсуждении кастинга, предлагали кандидатуры артистов, готовили сценарий к съёмкам. Потом ребята ездили на съёмочную площадку. Лично я не ездила: когда авторов трое человек, это слишком много — мы бы только мешали друг другу. На площадке царил, разумеется, режиссёр — Клим Шипенко. Но ребята могли что-то подсказать, поменять реплики, убрать что-то из сцен, вместе решить, что оптимизировать из-за нехватки времени или неподходящей погоды. После этого мы также принимали участие в финальной приёмке монтажа и в утверждении музыки.

Ю.Б.: На главную роль с самого начала планировался Бикович, или рассматривались другие кандидатуры?

Д.Г.: На главную роль был проведён большой кастинг. Кандидатура Милоша всегда рассматривалась, но он был очень занят в других проектах. В итоге, когда все сошлись на нём, съемки пришлось даже сдвинуть на сентябрь под его график.

Фото из архива Дарьи Грацевич

Ю.Б.: Одним из самых прикольных поворотов в фильме является, конечно же, “нашествие татаро-монголов”. Подозреваю, что на такой трэш решились не сразу — или мелочиться с самого начала не собирались? Не думаете ли вы, что история с татаро-монголами выставляет героя совсем уж дурачком, или это этакая печальная констатация реалий “поколения ЕГЭ”?

Д.Г.: Нашествие монголо-татар мы придумали как раз практически сразу, именно как юмористический момент, подчеркивающий историческую недостоверность проекта и необразованность мажора. Я в этом никакого особенного трэша не вижу. В тот момент, когда появляются татаро-монголы (в третьей трети фильма), зритель уже любит героя и не изменит своего мнения о нём, так что этот поворот нужен не для характеристики героя совсем уж дурачком или не совсем уж дурачком, а для выхода на финальную развязку. Ну и это очень смешно и зрелищно, а для нас это всё-таки было самым важным.

Кадр из фильма "Холоп" | Централ партнершип

Ю.Б.: В вашей фильмографии есть и комедии, и драмы. Пока, конечно, сильнее всего выстрелила комедия — “Холоп”. Но что вам ближе? И есть ли жанры, в которых вы работать бы заведомо не взялись?

Д.Г.: Я много лет проработала на ситкомах. Душа, конечно, больше лежит к драме. Но вообще никакой жанр в своём исполнении не представляю без юмора. Думаю, что не взялась бы делать боевик или экшен. Вообще, обхожу стороной “мужские” истории (даже смотреть их не люблю). Хотя не очень-то на них и зовут, если честно.

Ю.Б.: Одной из зрительских претензий к фильму была сцена в автомобиле (где мажор недвусмысленно намекает на оральный секс), которую некоторые сочли неподходящей для возрастного рейтинга 12+ (если честно, я тоже немного удивился). Считаете ли вы, что “Холопу” повезло с рейтингом, и как вообще относитесь к возрастной классификации фильмов?

Д.Г.: А что значит “повезло” с рейтингом? Фильм же его не в лотерею выигрывает. Есть же какая-то комиссия, которая это решает. Я знаю, что к финальному монтажу “Холопа” была претензия не к этому моменту в машине, а к сцене секса в карете. Монтаж изменили, чтобы фильм получил рейтинг 12+. Что касается сцены в начале, я согласна, что получилось слишком резко. Этот момент мы недавно обсуждали с соавторами, вспоминая, что у нас были другие варианты начала и другие варианты сцены перед клубом. В итоге — стремясь максимально ужать все городские сцены до деревни — мы решили показать мерзость мажора быстрее и резче. И в данном случае это было неправильным решением.

Кадр из фильма "Холоп" | Централ партнершип

Ю.Б.: Не могу не спросить, планируется ли сиквел “Холопа”. Я понимаю, насколько это заманчиво коммерчески, но история выглядит абсолютно завершённой. Или нет?

Д.Г.: Сиквел “Холопа” планируется. Продолжить историю будет нелегко. Ещё сложнее будет не пойти на поводу у разнообразных ожиданий и сделать такую историю, которая снова будет нравиться нам самим. Но мы постараемся.

Ю.Б.: Не опасаетесь ли вы, что теперь от вас как сценариста будут ждать исключительно “сценарии на три миллиарда”?

Д.Г.: Не опасаюсь. Я не ставлю перед собой задачи один за одним выпускать коммерческие хиты. Я вообще хочу делать только то, что мне нравится. Идея “Холопа” была старой любимой идеей, которую просто хотелось реализовать много лет. То, что к ней приложилось три миллиарда сборов, просто приятный бонус, не более. В моей жизненной стратегии, надеюсь, это ничего не поменяет.

беседовал Юрий Бурносов

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

Добавить комментарий

Вам также может понравиться

Закрыть меню
Личный кабинет

К сожалению, регистрация новых пользователей временно не осуществляется.