Дворники и баварское. О фильме Тимура Бекмамбетова “Девятаев”, 2021

Правда и неправда в современном кино о войне
Девятаев
Кадр из фильма "Девятаев"

Сразу расставим все нужные для правильного понимания текста маркеры: того пресловутого интервью режиссёра фильма Тимура Бекмамбетова — где он, по патриотическим слухам, якобы заявляет, будто восемьдесят лет назад нужно было сдаваться нацистам, как французы, а вовсе не биться до последней капли крови ради сталинских репрессий, — я не читал и даже не видел. Поэтому оценивать, в отличие от прочих рецензентов, буду исключительно кино.

Ещё необходимое уточнение: выпуск фильма к важной дате — как, например, случилось с “Девятаевым”, вышедшим аккурат перед майскими праздниками, или “Чернобылем” Козловского, выпущенным как раз к очередной годовщине взрыва на Чернобыльской атомной станции, — полагаю довольно дешёвым способом завоевания зрительской популярности. Впрочем, Бекмамбетову не впервой пользоваться самыми популистскими приемами, как, допустим, в продолжении “Иронии судьбы”, и чаще всего получается неплохо, так что рука у меня не поднимется кинуть в него камень. Особенно за эпизод из начала “Ночного дозора”, когда глаз на рекламном плакате, на самом деле являющимся в этом самом кино галимой джинсой и проплаченным продакт-плейсментом, талантом постановщика превращается в эффектный символ возможной слежки за главным героем — сначала для осторожно выглядывающего из-за занавески героя, а потом и для зрителя. Да и сам я, как всякий проживающий в стеклянном доме, не особо расположен швыряться камнями, уже не раз воспользовавшись в своей карьере столь же сомнительными приёмчиками.

Ещё любопытный момент: лидер группы “Раммштайн” Тилль Линдеманн на русском языке исполнил центральную песню фильма “Любимый город”, ранее известную в исполнении Марка Бернеса. Что ожидаемо вызвало могучую волну обсуждений в соцсетях и возгласы “Тилль наш!”. Откровенно говоря, радостно всплёскивать руками: “Вот и европейцы начали обращаться в нашу веру!” либо раздражённо фыркать: “Как смел немец своими немецкими губами опозорить нашу прекрасную военную песню?” можно лишь в том случае, если не знать, что Линдеманн вырос в ГДР, прекрасно знает наш язык, любит российский тяжелый рок и уже далеко не в первый раз публично исполняет русские и советские композиции — скажем, “Штиль” группы “Ария” или “Крылатые качели”.

Клип "Любимый город" | Rammstein

Песню в исполнении Линдеманна Бекмамбетов в фильме, кстати, так и не использовал. И, несмотря на то, что это был бы славный промоушн, наверное, оно и правильно.

Теперь что касается самого кино. За основу сюжета взят героический побег из немецкого концлагеря на немецком же самолёте советского летчика Михаила Девятаева и ещё десяти наших военнопленных (о нём Fitzroy Magazineуже писал) В советское, да и в наше время эту историю не раз пытались экранизировать — вероятно, предполагалось сделать на её основе нечто вроде “Жаворонка”, где узники концлагеря угнали немецкий танк. Однако самолёт — не танк, съёмки в этом случае неизбежно выходят гораздо сложнее. В предыдущий раз экранизация истории Девятаева была прекращена в 2017 году.

И лишь когда стало возможным использовать для сцен воздушных боев эпизоды из компьютерной игры, дело сдвинулось с мёртвой точки. Но принесло ли это нам счастье?

При просмотре становится окончательно и мучительно понятно, что дурацкое проблемно-социальное кино семидесятых, кино Скорсезе и Дамиани, полностью мертво — когда режиссёры в “Мотыльке” или там, не знаю, в “Мосте через реку Квай” каком-нибудь, или в “Счастливого Рождества, мистер Лоуренс” старались с максимальной реалистичностью изобразить последствия бесчеловечных истязаний, моральные и физические — не знаю, умелый ли грим был тому причиной (в фильме “Трюкач” хорошо продемонстрировано, как правильный грим способен превратить юную девушку в старушку) или актёров действительно несколько часов били бамбуковыми палками на тропическом солнцепёке.

Но выход “Звёздных войн” ознаменовал начало отказа от киношного натурализма, а в наши дни им уже не заморачиваются вовсе. Кассовые результаты наглядно демонстрируют, что реализм зрителю не нужен совершенно, зато красивые сказки очень хорошо окупаются.

 

Кадр из фильма "Девятаев"

В фильме “Девятаев” пленные в немецком концлагере измождёнными особо не выглядят. За исключением одного, с реально втянутыми щеками; можно лишь догадываться, следы ли это настоящей болезни либо актёр, вдохновившись историями столпов кинематографа, всерьёз голодал для роли до полного истощения. Но даже если и голодал, на фоне остального кастинга его профессиональный подвиг явно оказался бессмысленным.

Вот конкретно Девятаева, судя по воспоминаниям, истязали голодом; однако по внешности изображающего его неплохо пообедавшего актера так не скажешь.

Ещё недоумение: накануне побега капо избили пилота дубинками до полусмерти. Однако после первого отходняка от побоев, после первой жуткой ночи этого больше не ощущается: все повреждения Девятаева магическим образом исцелились и более не досаждают ему на протяжении картины.

Спасибо сердечное за то, что в финале фильма пилот не оказался в ГУЛАГе. Все отечественные постперестроечные фильмы о побеге из логова супостата времён Второй мировой обычно заканчиваются именно этим. Хотя желание закончить именно так у создателей фильма определённо было. По крайне мере, мерзкий энкавэдэшник там присутствует; вот если бы дело происходило на Западе, отважного Девятаева никто бы не проверял, достаточно было бы одного честного слова, чтобы убедиться, что он безусловно наш. По крайней мере, так обычно происходит в западной кинопродукции. Но нет в мире совершенства: история всё-таки реальная, и ГУЛАГа в ней не было. Внезапно, черт.

Понятно, что без драматического саспенса или крутого экшна набалованый современный зритель смотреть это не будет. Но режиссер, ранее замеченный в конструировании внятных боевиковых драм, в этот раз ни саспенса, ни экшна не вытянул: в самых напряжённых моментах фильма скучновато.

Девятаев
Кадр из фильма "Девятаев"

Повторюсь, я не видел того интервью Бекмамбетова, где он якобы заявляет, что мы гораздо лучше жили бы при Гитлере, нежели при Сталине. И особо не интересуюсь, честно говоря. Но я прекрасно знаю, как возмущённая общественность умеет коверкать и вырывать из контекста чужие слова, и оттого не парюсь особо.

Скажем, много плохого было сказано комментаторами о фигуре друга Девятаева, который попал в плен раньше него и тут же предложил гитлеровцам сотрудничество в обмен на офицерский паёк и красивый лётный комбинезон. Но позвольте, в фильме нигде ни разу не проводится мысли о том, что его выбор верен, скорее наоборот — персонаж он довольно отрицательный, под конец уже просто — ну не полный мерзавец, конечно, как в советском кино, но совершенно запутавшийся и несчастный человек вроде современных поравалитиков, который из кожи вон лезет, чтобы оправдать для самого себя тот факт, что невзначай оказался на неправильной стороне истории. А всего-то искал, как лучше и сытнее устроиться. Но, видимо, не всегда срабатывает такое невинное стремление, и в первую очередь — для себя самого. Непременно нужно какое-нибудь самооправдание, какое угодно, потому что существуют вещи, которые предавать ни в коем случае нельзя. И Сталин тут абсолютно ни при чём.

В этой связи хочется ещё раз вспомнить про печально известное “Если бы победила Германия, мы бы ездили на «фольксвагенах» и пили баварское”. Вот сомнительно мне что-то, что в случае победы нацизма еврей Минкин, запустивший этот мем, безмятежно пил бы баварское.

Что касается русских, то их, конечно, никто уничтожать в массовом порядке не собирался: Третьему рейху позарез нужны были дворники и уборщицы.

Василий Мидянин

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

Вам также может понравиться

5 3 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии