Триумф и трагедия Нэнси Пелоси

Последние новости по импичменту Трампа: допрос экспертов
Ян Авриль

Ранее: Вашингтонские хроники. Хлеб с маслом

В среду в судебной комиссии Палаты Представителей, возглавляемой Джерри Надлером, состоялся допрос профессоров-экспертов по импичменту. Все четыре профессора оказались по традиции либералами, потому что трое из них были приглашены демократами, а из тех, кого предлагали республиканские члены этой комиссии, Надлер тоже выбрал самого либерального. Три учёных мужа и одна учёная женщина, для которой в не очень политкорректном русском языке пока соответствующего “учёному мужу” термина не придумали, дружно подняли правые руки и поклялись говорить на допросе правду, одну правду и ничего, кроме правды.
Специально для этих слушаний демократы неожиданно всем сердцем полюбили Конституцию, написанную исключительно белыми рабовладельцами, которая им до этого стояла поперёк горла с её первой и особенно второй поправками, не говоря уж о Коллегии избирателей (Electoral College). Один демократ из Комиссии даже принёс Конституцию с собой и время от времени ей размахивал. 

После этого все великие учёные в своих вступительных речах, как водится, занялись саморекламой, рассказали весь свой жизненный путь и добавили, что они — самые непредвзятые эксперты в мире, а трое из них сразу после этого заявили, что у них сердце кровью обливается, и бросились доказывать необходимость немедленного импичмента президента Трампа.

Немного испортил радужную картину приглашённый республиканцами профессор из университета Джорджа Вашингтона Джонатан Турли (Jonathan Turley), который специально подчеркнул, что он президента Трампа терпеть не может, не согласен с его политикой и вообще голосовал не за него, и обычно голосует за демократов. И ему не понравилось, что Трамп упомянул Хантера Байдена в телефонном разговоре с Зеленским, но никакого страшного преступления он в этом не видит, а проведённое Адамом Шиффом и его Разведкомиссией расследование, если перевести сложный профессорский язык на простой русский, Адам может засунуть себе в одно место — потому что ни одного свидетеля “по существу” он не допросил, поэтому никаких конкретных доказательств вины Трампа нет.

Турли подробно рассказал всю историю импичментов, как английских, так и американских, и объяснил, что двадцать один год назад, когда он с этой же высокой трибуны доказывал необходимость импичмента Клинтона, ситуация была другой, потому что Билл соврал под присягой, а это — страшное преступление. Турли, говоря о том, что комиссии Конгресса хотят обвинить Трампа в злоупотреблении властью, потому что он по каждому поводу идёт в суд, напомнил конгрессменам, что в Америке — разделение властей, и конфликты между законодательной и исполнительной властью решает судебная власть, поэтому Трамп пользуется своим законным правом, и попытка запретить ему обращаться в суд как раз и является злоупотреблением властью.
Либеральное человечество, как водится, даже не дожидаясь окончания слушаний, тут же бросилось мстить Джонатану, закидав его Твиттер и емэйл угрозами физической расправы и потребовав от университета Джорджа Вашингтона, чтобы его немедленно уволили.

Конгрессмены, послушав речи трёх великих мыслителей и одной великой мыслительницы современности, приступили к допросу с пристрастием. Особенно отличилась великая мыслительница Памела Карлан, пытавшаяся доказать, что Трамп ведёт себя, как король, и для пущей убедительности заявившая, что, хотя он и назвал сына Бароном, настоящим бароном он его сделать не смог. Сказав эту довольно идиотскую, но хорошо отрепетированную, судя по удачно выдержанным паузам и интонационным модуляциям, фразу, Памела поверх очков победно обвела взглядом аудиторию, но после перерыва в заседании, прочитав, видимо, что о ней думает Твиттер, в своей либеральной манере сказала, что Трампу не мешало бы извиниться за некоторые свои слова и действия, но она-таки очень извиняется за то, что упомянула Барона.

Народ не очень поверил в её беспристрастность, потому что она после победы Трампа неоднократно была замечена в розовой шапочке характерной формы, а на одной из тусовок в 2017 году заявила, что, когда ей пришлось пройти мимо трамповского отеля в Вашингтоне, она специально перешла на другую сторону улицы. Кто-то даже нашел её выступление, в котором она заявила, что “богатые и избалованные” белые американцы не могут любить Америку так же сильно, как и “элегантные и бисексуальные” еврейские женщины. Бисексуальную девицу Карлан, правда, удалось застать врасплох, когда её спросили, можно ли объявить импичмент из-за предвыборной слежки за политическим противником, и она, думая, видимо, о президенте Никсоне, сказала, что “да, разумеется”. Теперь эти её слова могут выйти ей и всему процессу импичмента боком, потому что девятого декабря должен быть опубликован отчёт Генерального Инспектора Минюста Майкла Горовица, в котором нам расскажут о вопиющих нарушениях, благодаря которым Дипстейт, пользуясь только печально известным и так и не подтверждённым досье Кристофера Стила, начал слежку за избирательной кампанией Трампа. 

Другой лидер сопротивления, Ноа Фельдман, долго пытался доказать, что он все эти три года скептически относился к импичменту, но телефонный разговор Трампа с Зеленским 25 июля вынудил его пересмотреть своё отношение и прийти к неутешительному выводу, что импичмент неизбежен. Народ немного засомневался в его скептицизме и даже решил, что он соврал под присягой, потому что довольно быстро обнаружил, что, начиная с марта 2017 года, профессор употреблял слово “импичмент” при каждом удобном случае, откликаясь чуть ли не на каждый твит Трампа.

Республиканец Мэтт Гэтц (Matt Gaetz) немного нарушил стройную теорию необходимости импичмента, продвигаемую тремя из четырёх профессоров, попросив их поднять руку, если они могут указать хотя бы на одно доказательство вины Трампа в отчёте Разведкомиссии. Желающих поднять руку не нашлось, и Мэтт, едва уложившись в отведённые ему пять минут, закончил своё выступление пламенным “может быть, не тому президенту надо объявить импичмент?”.

На следующий день спикер Палаты Представителей США Нэнси Пелоси выступила с заявлением, в котором, с трудом сдерживая рыдания, попросила соответствующие комиссии Конгресса представить для голосования статьи импичмента, после чего вышла к ожидавшим её журналистам, назвала Трампа трусом (coward) и, забыв, что в предполагаемом импичменте речь идёт о “требовании расследования над политическим оппонентом” (Байденом), объяснила, что импичмент по Украине — это продолжение Русской Саги, потому что нежелание Трампа платить Украине играет на руку Путину. Эту идею ей будет пропихнуть довольно тяжело, потому что Трамп, в отличие от Обамы, поставлял в Украину летальное оружие, а выступавшая недавно на слушаниях в Разведкомиссии Трампа “специалистка по России” Фиона Хилл в далёком обамовском 2015 году доказывала, что поставлять Украине летальное оружие не нужно, “чтобы не обижать Путина”.

На вопрос одного из журналистов, ненавидит ли она Трампа, у неё началась истерика, она стала размахивать руками, закричала, что “Don’t mess with me” (Не связывайся со мной), и добавила, что у неё, как у настоящей католички, в словаре нет слова “ненависть”. К вечеру Нэнси немного успокоилась и, похоже, благополучно забыв о своём утреннем заявлении о “тяжёлом для нашей страны времени” и о статьях импичмента, выступая по умирающему CNN, рейтинг которого опустился до самой низкой за три года отметки, сначала сказала, что ей чрезвычайно нравится, что ей отведена чуть ли не главная роль (в процессе импичмента, видимо), но после очередного вопроса ведущего Джейка Таппера потребовала, чтобы он перестал задавать ей вопросы об импичменте.

Михаил Герштейн

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

Добавить комментарий

Закрыть меню
Личный кабинет

К сожалению, регистрация новых пользователей временно не осуществляется.