Мир во время Чумы

О пандемии COVID-19, хомяках и человеческом достоинстве
Deutsches Historisches Museum, Berlin

Блажен, кто посетил сей мир
В его минуты роковые!
Его призвали всеблагие
Как собеседника на пир.
Он их высоких зрелищ зритель,
Он в их совет допущен был –
И заживо, как небожитель,
Из чаши их бессмертье пил!
Ф. Тютчев

Все мы знаем вынесенные в эпиграф строки (хотя некоторые ошибочно полагают, что принадлежат они Пушкину) — однако заключённый в них смысл ясен далеко не каждому.

Современный человек привык к месту и не к месту поминать “древнее китайское проклятие: чтоб вам жить в эпоху перемен”. Всё потому, что цивилизация, выросшая на костях героического Средневековья, была заточена под комфорт, стабильность, постоянство — ценности простые, понятные, милые подавляющему большинству людей. Предсказуемость и непрерывность бытия высоко ценилась и в капиталистической Америке (“американская мечта”), и в социалистическом СССР (“уверенность в завтрашнем дне”). Любые изменения, кризисы, революции, войны, катастрофы, угрожающие этой непрерывности, воспринимались и воспринимаются как нечто неправильное, ужасное, негативное, враждебное человеку.

Исходя из этой логики, понять слова поэта о “блаженстве” посетившего “сей мир в его минуты роковые” — невозможно.

Но, как это иногда бывает с поэтами, Тютчев ненароком раскрыл нам иную, высшую правду, вступающую в видимое противоречие с common sense, пресловутым “здравым смыслом”.

Для человека, исповедующего необывательский взгляд на жизнь, “роковые минуты” мира действительно могут стать уникальным шансом прикоснуться к истинной сущности бытия.

Henry Nicholls | Reuters

Только в по-настоящему кризисных ситуациях, когда понятия жизни и смерти сбрасывают с себя разукрашенные покровы, в которые их заботливо укутывает гуманистическая цивилизация, человек способен почувствовать себя не зашуганным “винтиком”, не мягкотелой личинкой идеального потребителя, а Человеком в своей первозданной ипостаси — таким, каким он и был задуман Богом.

От понятия Бога тут никуда не деться, потому что вся спесь пост-ренессансного европейца, всё пустое тщеславие вольтеровского богоборчества, весь дутый пафос атеизма оказываются несостоятельными при столкновении с проявлениями по-настоящему великих сил, управляющих Вселенной. Отсюда возникают безумные теории о “самоочищающейся планете”, о “разуме Земли” и т. д. Наши далёкие предки были мудрее и честнее, объясняя глобальные планетарные катастрофы гневом Создателя. Удивительным образом, современная наука подтверждает их правоту. 12 800 лет назад космический катаклизм непонятной природы (падение астероида? метеоритная бомбардировка?) уничтожила самый развитый “иннополис” той эпохи, натуфийское поселение Абу-Хурейра, жители которого первыми на Ближнем Востоке перешли от охоты и собирательства к земледелию. Удар с небес был такой силы, что земля в окрестностях городища сплавилась в стеклянистую массу, а температура в эпицентре пожара достигала 2 600 градусов Цельсия.

Отразилось ли уничтожение Абу-Хурейры в библейских легендах о Содоме и Гоморре и жене Лота, обратившейся в “соляной столб”? Имеет ли оно отношение к истории Каина, первого земледельца, проклятого Богом за убийство брата-скотовода?

Этого мы никогда не узнаем — и можем только строить догадки. Однако не приходится сомневаться, что катастрофа, потрясшая планету 128 столетий назад, воспринималась современниками как гнев богов — и не исключено, что именно за прогресс и инновации, дерзкий выход за пределы освящённого тысячелетиями уклада.

И что же — напуганное человечество бросило попытки выращивать рожь и пшеницу, создавать запасы еды, позволяющие развивать культуру и цивилизацию дальше? Ничего подобного! Вслед за уничтожением Абу-Хурейры возникли первые мегалитические святилища в Анатолии, посвященные неведомым, но могущественным небесным силам — Гёбекли-Тепе, Чатал-Хююк и другие.

Abdullah Dhiaa Al-deen | Reuters

Человек перед лицом гибели не отступил и не сдался. И это не было богоборчеством, напротив — это было осознанным решением достойно выглядеть в диалоге с силами, бесконечно превосходящими человека своим могуществом.

Согласимся, что мировоззрение, в котором человек выступает участником коммуникации с высшей силой — пусть даже участником, подвергающимся наказанию за какие-то проступки — куда больше соответствует горделивому представлению Homo Sapiens о самом себе, нежели теории о “самоочищении” Земли от человечества, как от вредоносной плесени.

О гордости современного человека хотелось бы поговорить отдельно.

Нынешняя пандемия COVID-19, охватившая уже почти весь мир, убившая 6 тысяч человек (это меньше, чем погибает в автокатастрофах за двое суток) — с каждым днём всё больше и больше становится лакмусовой бумажкой, отделяющей людей от хомяков.

Хомяк в принципе нормальное животное, но ему по какой-то причине не повезло: хомяками на сетевом сленге называют нерассуждающих фанатов того или иного лидера мнений, а в немецком языке существует специальное понятие Hamsterkäufer — “хомяк-покупатель”, сметающий с полок всё, что можно утащить к себе в нору. С приходом коронавируса популяция хомяков-покупателей размножилась неимоверно — все мы видели фотографии пустых полок европейских и американских супермаркетов. Даже в маленьком приморском городе, где я живу, в единственной на данный момент европейской стране, где не зафиксирован ни один случай заражения COVID-19, народ в какой-то момент ломанулся скупать муку и туалетную бумагу.

Особенно — туалетную бумагу.

Andrew Couldridge | Reuters

По неизвестным науке причинам, именно это достижение цивилизации пользуется у хомяков самым большим спросом. Никто не может объяснить, зачем трепещущим в ожидании апокалипсиса обывателям столько пипифакса, но это, пожалуй, символично.

Плавное течение жизни современного человека, прерванное внезапно обрушившейся пандемией, взбурлило и вынесло на поверхность всякий мусор — паникёров, Hamsterkäufer’ов, трусов и дураков. Их, конечно, всегда было много, но в моменты, подобные нынешнему, общая картина становится особенно неприглядной — как весной, когда в московских дворах сходит снег.

Самая популярная публикация последних дней в сети — статья Томаса Пуэйо “Коронавирус: почему надо действовать прямо сейчас” (более 24 миллионов перепечаток за три дня). Там много графиков, цифр и наукообразных рассуждений. Выводы же просты и понятны хомякам: пандемия развивается экспоненциально, каждый день на счету, если не принять мер в масштабах государств немедленно, число жертв будет исчисляться миллионами.

Теперь хомяки могут бежать в ближайший супермаркет за туалетной бумагой с сознанием того, что действуют правильно: о грядущем апокалипсисе их предупреждает не какой-нибудь астролог, а самый настоящий учёный. То, что Пуэйо ни разу не ученый, он бизнесмен и “тренер личностного роста”, мало кого волнует. Как и то, что таблицы, появившиеся в сети в конце января, обещали ещё более крутой экспоненциальный рост пандемии — к 21 февраля, если верить тем таблицам, количество инфицированных должно было составить 57 миллионов 147 тысяч человек, а количество умерших — 1 миллион 178 тысяч.

Кто сейчас помнит те таблицы?

Кто вспомнит через месяц о статье Пуэйо, который, заработав на хайпе несколько миллионов, вернётся к привычному бизнес-коучингу?

Хомяки легко возбуждаются и склонны верить чудовищным прогнозам — но у них, как правило, короткая память. Поэтому те, кто сейчас вводит в соблазн паники “малых сих”, могут делать это не боясь, что их разоблачат и припрут к стенке, когда всё закончится.

Umit Bektas | Reuters

И те, и другие — и хомяки-паникёры, и манипуляторы, ввергающие их в панику — не прошли тест на человеческое достоинство, которым является нынешняя пандемия. Как, впрочем, и любая крупная катастрофа, когда-либо обрушивавшаяся на человечество.

Не прошли этот тест жители украинских Новых Санжар и Винников, забрасывавшие камнями автобусы с эвакуированными из Китая соотечественниками. Не прошли власти Германии, отказавшиеся помогать Италии в борьбе с коронавирусом (в частности, запретив экспорт медицинских масок). Не прошли жители Андалусии, устраивающие огненные баррикады на дорогах, по которым пытаются прорваться к ним спасающиеся от эпидемии мадридцы.

Прошли — итальянцы, устраивающие домашние концерты при раскрытых окнах и всей страной аплодирующие врачам “Скорой помощи”. Прошли — китайцы, пославшие в Италию самолёты с командами медиков и грузами медицинских масок. Прошли тест все те, кто перед лицом опасности сохраняет спокойствие и достоинство.

“Все мы смертны” — эта банальная истина, как ни удивительно, не до конца принимается современным человеком. Замечательный французский историк Филипп Арьес в своей работе “Человек перед лицом смерти” проследил эволюцию представления о прекращении индивидуального существования с древнейших времён до наших дней. Арьес говорил о пяти этапах восприятия смерти — от “смерти приручённой”, обыденного явления, не внушавшего людям особого страха в силу своей неизбежности и естественности, до “смерти перевёрнутой”, характерной для массового сознания ХХ века, когда “общество вытесняет смерть из коллективного сознания, ведёт себя так, как будто её не существует, как будто вообще никто не умирает”. Книга Арьеса была написана во второй половине семидесятых годов прошлого века, когда гедонизм Запада ещё только шёл к своему планетарному торжеству, а сейчас, сорок с лишним лет спустя, представление о том, что “смерть — это то, что бывает с другими” (“Сплин”) стало по-настоящему тотальным. Коронавирус, собирающий свою жатву не где-то в никому не интересной Африке или Азии, а в Италии, Испании и Франции, бросает вызов этой ложной картине мира.

Agencja Gazeta | Reuters

Сейчас — самое время отбросить прочь розово-сопливые сказки лукавых философов и маркетологов. Человек — смертен, и в отличие от других земных созданий, он способен это осознавать. Но в то же время, человек — не бессмысленная игрушка слепых мировых сил, а творение, имеющее право на диалог с Творцом. И главное для человека в “минуты роковые” — не потерять человеческого достоинства, спокойного мужества и ясного взгляда на мир, не замутнённого страхом и животными эмоциями.

Может быть, для того, чтобы понять, способны мы на это или нет, всё это и затевалось.

Кирилл Бенедиктов

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.5 2 оценок
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
1 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
invite_059
invite_059
7 месяцев назад

Отлично.

Вам также может понравиться