Просто покажите мне сиськи

Вам не нравятся скетчи про дерьмо и матрас? Другого юмора у меня для вас нет.
Грудь
iStockphoto

Время чтения: 5 минут

Знаете, новости последних месяцев ввергают меня в загадочное состояние. Один блогер спел идиотскую песню про теракт на мюзикле “Норд-Ост”, и закономерно угодил в цугундер. Другой типа комик простебался насчёт русских, матраса и дерьма, и его выслали из России. Некая отроковица подняла платье, явив филейные части на фоне питерской церкви, и её привлекли к суду. Таджикского гостя, имитировавшего со своей дамой радость в уста сахарные близ собора Василия Блаженного ради репостов и лайков, отправили шить варежки на 10 месяцев. И это ведь началось не вчера, верно? Добавим сюда девушку, поржавшую на тему замученного нацистами в Маутхаузене генерала Карбышева — “извините, я думала, он мифологический персонаж”. Ребята, у меня ощущение, что с юмором в нашей стране полнейшая катастрофа. Я сам люблю пошутить, и порой на грани — тонкой, как лезвие бритвы: ведь я равнодушен к любой мировой религии. А тут… как бы это мягче сказать… ну натурально вообще ни хрена не смешно. Раздача суровых приговоров тоже не выглядит умной. В своё время я сказал одному человеку, что за дурацкую выходку Pussy Riot достаточно 15 суток. “Ты реально прав, — вздохнул он. — Но я бы закатал жёстче. Иначе в другой раз найдутся умники, что в храм с…ь придут”. Как видите, отправка пуссистрадалиц в колонию не помогла. На их место встали легионы.

Афедрон у собора

Так что “жёстче” уже не действует. “Я не знал, я не думал, я полагал, это будет смешно, я всего лишь хотел хайпануть” — вот стандартный набор оправданий, льющихся из уст шутников, едва жандармы берут их за шкирман. Люди как будто в космосе живут. Я крайне не люблю слуг некоторых популярных культов, сделавших из храмов закрытые акционерные общества: теперь и молитву можно заказать, оплатив онлайн. Хотя их-то как раз не стебут, а вот продемонстрировать афедрон у собора — за этим, конечно, не заржавеет. Церковь наша в кои веки раз проявила себя мудро — предложила суду отпускать “заблудших овец” в случае раскаяния (нового Джордано Бруно отчего-то не находится — раскаиваются все). Но у нашего общества, возлюбившего вдруг методы маркиза де Сада, настроения одни — засадить, отправить в Сибирь убирать снег (желательно — весь), выслать в Антарктиду: я слыхал предложения вплоть до расстрела. Ну вот “Пусси Райот” после наказания сделали карьеру — раздавали платные интервью, снялись в топовом американском сериале “Карточный домик”: режим обеспечил им неплохую рекламу. Без него (режима) они так и остались бы группой фриков, извлекающих на известном перформансе мороженую курицу из лона любви. А тут поди ж ты — жертвы, знаменитости, актрисы.

Явление зомби и марсиан

Режим не отдаёт себе отчёта, что наказывай он ещё суровее — сие не подействует. У нас попросту пролюбили образование. Обратите внимание, ведь все герои скандалов — люди молодые, и нечего на зеркало пенять, коли школа крива. Это ж не марсиане в толк не возьмут, кто такой герой Советского Союза Дмитрий Карбышев, не зомби, вылезшие из подвалов, не вкуривают, что оскорблять человека по национальному признаку — мерзко, а постить в Инстаграме оральные упражнения на фоне храма по меньшей мере глупо. Пришло то самое generation next, как нам пели в рекламе “пепси” в девяностых, приветствуйте и радуйтесь. Не-не, у нас ещё с княжения Рюрика принято страдать, как нынешняя молодёжь бездуховна и дохлокультурна, и как высокоумны и обалденны в её возрасте были мы. Возможно, мы на их месте даже были бы хуже, но в наше время отсутствовал Интернет. В этом смысле нам повезло. Эвон, люди уже морду в кровь друг другу бьют на стриме, лишь бы народ подписывался. Где уж там рассуждать, чего смешно, а чего нет. Сказать что-то поскандальнее, повыкаблучиваться, снять штаны на публику — вот это классно, сразу тонна лайков: победителей не судят. Не нравится? Господа, другого юмора у меня для вас нет. Не надо заставлять публику хохотать, следует её эпатировать, дабы она охренела. Тогда это ржач. Исполнил в эфире отвратительную песню про убийство детей террористами, и оправдание одно — я пошутил. Да блин! Ты совсем болен, если думаешь, что такое смешно?

iStockphoto

Мат с детского сада

Почему же хрень, выдаваемая за удачные шутки, стала повсеместной? Перефразируя Стругацких — нам смешные не надобны, надобны верные. КВН превратился беззубое и лизоблюдское по отношению к властям убожество: я перестал его смотреть, а прежде с нетерпением ждал каждый выпуск. В Comedy Club нечто искромётное встречается всё реже и реже. У нас разучились шутить. Хамить, оскорблять, шокировать — да. Веселить больше не умеют. Слушая скетчи о русских, матрасе и дерьме, а также о девушке с осетинским пирогом с рваным мясом между ног, хочется спросить — а где тут смеяться-то? Признаюсь — мне самому весьма нравится русский мат, я люблю его употреблять, да и работать в прессе без мата невозможно (плюс, у меня ещё детский сад был рядом с ремонтным училищем). Но когда со сцены гонят просто мат, без других слов, через запятую — тут уж даже у меня начинают уши вянуть. Естественно, наказывать за указанные случаи надо — хотя лично я против серьёзных тюремных сроков (да и всё равно они, как видите, не работают). Получится ли у власть имущих осознать, какой пипец — а по-другому и не скажешь — творится на святой Руси с образованием? Что касается шутников азербайджано-белорусских (насчёт матраса) и таджикских (насчёт уст сахарных), это, в конце концов, проблемы их средних школ. Однако у нас-то самих со школами какое счастье! Что делать? Не знаю. За пару месяцев ситуацию не исправишь, а на двадцать лет вперёд тут никто не думает.

Посмеяться над Шварцем

Вот так и ощутишь себя в полтинник ретроградом и консерватором. Сидишь со стаканом вискаря в руке, аки образцовый мрачный старикан, методом стандартного брюзжания рассуждаешь — мда, как прекрасно было раньше. Сатиру помните? Забыли? Я тоже, она совершенно исчезла на сцены. Про матрас и дерьмо шутить зачётнее и круче. “Дракон” Евгения Шварца? Да не, что вы. 

“Однако пишут”. “Что?”. “Буквы “Л” на стенах. Это значит — Ланцелот”. “Ерунда. Буква “Л” обозначает — “любим президента”. “Ага. Значит, не сажать, которые пишут?”. “Нет, отчего же… сажай”. Сейчас кто-то над таким посмеётся, интересно? Меня терзают смутные сомненья. С телевидением-то понятно, но запрещают ли цепные псы режима изрекать крамолу со сцен в частных клубах? Нет, там полная свобода — а сатира улетучилась: люди не поймут, лайков не будет. Умерла так умерла, короче говоря.

Есть довольно скабрезная английская шутка — если вас насилуют, и вы ничего не можете сделать, постарайтесь расслабиться и получить удовольствие. Наверное, так нам всем и следует поступить. Нет, матраса мне не надо, равно как и дебильных скетчей на тему Карбышева. Но если пошутить смешно в новом мире не могут, пусть покажут сиськи.

На них, по крайней мере, хотя бы смотреть приятно. 

Георгий Зотов

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.8 76 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии