Почему медики закрыли себе дорогу к власти

Политический стеклянный потолок для медицинской профессии
Медицина. Власть
iStockphoto

Время чтения: 5 минут

Если всё пойдёт правильным путём, а не к чертям, как идёт сейчас, то в большей части стран мира по итогам нынешней пандемии возникнет невидимый, а то и видимый барьер на пути людей медицинской профессии к политической власти. Примерно такой же барьер, который давно уже существует почти повсюду для военных.

Но сначала — вот очень хорошее видеоинтервью, советую его посмотреть всем англоязычным. Ключевой момент его выглядит примерно так: доктор Кулдорф, скажите, так почему же власти выбрали известные нам всем способы борьбы с вирусом: закрыть всё мыслимое, остановить экономику, не говоря о масках? И тот отвечает: а это не ко мне вопрос. Я — это медицинская наука, а к медицинской науке все эти меры не имеют никакого отношения.

Кто говорит: доктор Мартин Куллдорф — профессор медицины в Гарварде (США), биостатистик и эпидемиолог, специализируется на контроле за вспышками заразных болезней и применении вакцин, сам раньше работал с таковыми. Совсем недавно Fitzroy публиковал перевод статьи Куллдорфа и Бхаттачарьи, разоблачающую махинации Энтони Фаучи — советника президентов США по вопросам медицины. А ещё Мартин Куллдорф — один из трёх инициаторов знаменитой Баррингтонской декларации от 4 октября прошлого года. Сейчас под ней стоят подписи почти 900 тысяч человек, но особое значение имеют имена 44 тысяч практикующих медиков и почти 15 тысяч учёных от медицины. Элита из элит.

Сообщает нам эта декларация о том, что ни в коем случае не нужны все эти жуткие ограничения и прочий кошмар, который рушит под корень системы здравоохранения и вообще человеческую жизнь, а против вируса бесполезен.

Авторы Грейт-Баррингтонской декларации. Слева направо: Мартин Куллдорф, Сунетра Гупта, Джей Бхаттачарья

В жизнь эту декларацию воплотили несколько стран, из которых наиболее известна Швеция. И если сначала предполагалось, что в Швеции будет по части заражаемости и смертности то же, что и у всех, но без разгрома экономики и общества, то сейчас всё оказалось куда веселее. Выполнение рекомендаций Баррингтонской декларации вывело Швецию по показателям избыточной смертности во время пандемии на 21-е место из 31 европейской страны. Кстати, там же максимальный процент добровольно привившихся. И сколько раз глобальные санитары желали в последнее время, чтобы никакой Швеции в помине не было…

А доктор Куллдорф в видеоинтервью печалится. Говорит, что санитарный террор — самое большое фиаско служб общественного здоровья в мировой истории, потому что меры эти принимались вопреки базовым принципам здравоохранения. И они принесли больше зла, чем фанатики-антиваксеры сделали за десятилетия. Здравоохранение всегда было основано на доверии публики. Я двадцать лет работал с вакцинами и всегда ощущал это доверие, говорит он. Антиваксеры никогда не могли пробить дыру в нашей броне, но сейчас… А когда прививку насаждают силой, то мы имеем дело с вакцинными фанатиками, по разрушительной силе они — самые эффективные из антиваксеров. Те, кого прививают насильно, навсегда отвратятся от здравоохранения. Такой вот печальный итог.

К чему в нашем разговоре это интервью: а оно показывает, что не только “не все медики” были за карантинный террор, а наоборот — большинство специалистов, по Куллдорфу, было как раз против. То есть репутация медицинской науки благодаря Баррингтонской декларации имеет шанс на выживание. А мы говорим не о медиках вообще, а об особо опасной части сообщества — вот этих санитарах, кто бы они ни были.

С этой длинной оговоркой вернёмся к нашей мысли: общества и политические системы теперь будут искать страховочные механизмы против прихода медиков к власти, так же как они давно выработали такие механизмы против военных. Восхищаться людьми, жертвующими жизнями ради защиты людей — да, ставить им памятники — да, а вот видеть их у власти — только с очень большими оговорками.

Почему? Потому что военные — особые люди с особой системой ценностей, которая вырабатывается в их полузакрытом профессиональном сообществе (например, в гарнизонах и военных городках). Ценностей в нашей жизни много — друзья, семья, поездки по миру, театр, здоровье… Но для военных на первом месте стоит безопасность страны (и так и должно быть), а прочие ценности могут быть сильно придавлены, оттеснены на вторые места вот этой, главной для военных ценностью. А ещё они — люди, очень плохо разбирающиеся в том, как функционирует и как управляется гражданское, не всегда подчиняющееся командам, общество. Поэтому к власти их подпускают разве что ненадолго — резко остановить хаос, устроенный плохими политиками, и тут же уйти обратно, в тень.

Вакцина

iStockphoto

Медики… да мы же это сейчас наблюдаем. Мало того, что по части борьбы с вирусом специалисты переругались друг с другом — тут-то все нормально, медицина — это наука, а наука — это перманентный спор. Но мы видели, кроме уставших и замученных врачей, медиков за гранью нервного срыва, других медиков, готовых на немыслимые репрессии против своих пациентов и целых стран, чтобы заставить их быть здоровыми. Почему? А опять же там замкнутое сообщество, в котором такая ценность, как здоровье, подминает под себя все прочие смыслы человеческой жизни. И ещё медики — люди, плохо понимающие, как функционирует общество, что в управлении им делать можно, а чего ни в коем случае нельзя. Предлагаемые ими насильственные меры оттого и чудовищны, что предлагающие не способны оценить их последствия.

Вот это сейчас и происходит. Оставим в стороне разговор о том, как в целом сейчас придётся реформировать медицинское сообщество в глобальном масштабе, тем более что на страницах этого журнала такой разговор уже был. Так же оставим вопрос, что это — глупость или измена, то есть зачем те или иные санитарные власти тащили в Россию зверские, как бы антивирусные, меры: потому что “что-то надо было делать” (а значит — списать у зарубежных якобы отличников их сочинения), или же они понимали, что творят. Все эти разбирательства впереди.

А пока что можно и нужно просто сказать нашим санитарам: ребята, мы не нашли в себе сил сопротивляться вашим рекомендациям — это наша вина, что мы поддались. Но в итоге именно ваши предложения поставили страну на грань социальной катастрофы с политическим кризисом, и нам неинтересно, что в других странах то же самое. Вы привели людей в ярость зверствами по части ограничений — а они ответили массовым отказом прививаться. И вы ничего не можете сейчас предложить, кроме как удвоить зверства (ввести везде QR-коды и прочие формы насилия), а как иначе — ведь надо “сохранять жизни”. Причём исполнять ваши катастрофические рекомендации предстоит не вам, а кому-то ещё, то есть нам, и последствия тоже разгребать нам. В общем, хватит, отдохните, дальше нам придётся разбираться без вас.

Дмитрий Косырев

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.5 16 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии